Печать

Подкованный доктор


Калейдоскоп 28.05.2020 | 00:35
На окраину поля в Ратомке подъезжает машина. Ольга помогает сыну Арсению выбраться из автокресла. Ему 4 года. Арсений ходит самостоятельно, но из-за проблем с координацией часто падает на спину, поэтому мама всегда рядом.


— Сеня родился на 27-й неделе, весил 840 граммов. Врачи сразу сказали, что, скорее всего, у него будет ДЦП. Так и вышло, — рассказывает Ольга. — Тогда я представляла себе самое страшное: сын будет лежачим, ничего не сможет сделать сам. Свекровь-педиатр меня поддерживала, не давала сойти с ума. Арсений рос, и я видела, что он пусть с задержкой, но развивается. Сеня начал переворачивался, ползать на четвереньках, потом сел, научился ходить, сейчас учится преодолевать свой страх и не падать. Недавно сам стал кушать ложкой и пить из чашки. Каждая такая «умелка» давалась нам с большим трудом. Серьезный прогресс пошел 9 месяцев назад. Мы тогда впервые попали на это поле, познакомились с Оксаной и Златой.

Злата — невысокая рыжая кобыла. Тренер Оксана аккуратно усаживает на нее маленького наездника. Мама не отходит ни на шаг — все еще боится за сына. Арсений чувствует себя на лошади уже довольно уверенно.



— Этот парень любит экстрим, — говорит про него инструктор.

Лошадь против ботокса? 

Медикаментозный способ лечения ДЦП — ноотропы и инъекции ботулотоксина типа А. Принцип действия ботокса прост: его вводят в избыточно напряженные мышцы, и это препятствует прохождению нервного импульса и расслабляет их. Потом эффект исчезает, и нужно колоть снова.

— Такой вот конвейер получается. Я, конечно, искала другие способы помочь сыну. Изучала зарубежный опыт и нашла сведения про иппотерапию — лечение с помощью лошади. У нас этот метод относят к нетрадиционной медицине. Считается, что это не лечение, а скорее развлечение. Врачи могут написать в справке, что занятия не противопоказаны. Информацию пришлось искать самостоятельно, помогли сарафанное радио и родительские форумы. 

Ольга рассказывает, что Злата не первая лошадь, на которой занимался Арсений. Были другая лошадь и другой инструктор, но ему не удалось найти подход к ребенку: Арсений боялся. Ольга решила не сдаваться и после долгих поисков нашла инструктора Оксану.

— Поначалу тренировались совместно, я садилась на лошадь вместе с сыном. Не потому, что он боялся, а потому что боялась я, — объясняет мама. — Но потом поняла, что у него установился контакт с лошадью. И я немного расслабилась. Мы занимаемся здесь чуть больше полугода. За это время в развитии ребенка произошел качественный скачок: Сеня меньше падает, значительно улучшилось равновесие.

Арсений на тренировке много смеется. Ему нравится выполнять упражнения — усаживаться задом наперед, вставать на лошади во весь рост, переворачиваться, лежа на ее спине. Ольга счастлива видеть на лице сына улыбку. Вспоминает, как тяжело давались им занятия лечебной физкультурой.



— Все комплексы ЛФК, которые мы пробовали, были через истерики и крики. Арсений не мог и не хотел приседать по 100 раз. В какой-то момент поняла: нужно что-то менять. Мы продолжили заниматься ЛФК по собственной программе. Больше всего ему нравится делать упражнения на лошади. Это чистый позитив.

Откуда пришла иппотерапия?

В Европе, США и России иппотерапия давно признана традиционным методом терапии. И это неудивительно. Ведь лошади рядом с людьми тысячи лет. Первую концепцию иппотерапии изложил в своих трудах древний грек Гиппократ. В век Просвещения француз Дидро написал трактат о верховой езде. «Среди физических упражнений первое место принадлежит верховой езде. С ее помощью можно лечить много болезней, но возможно также и их предупреждать, как только они проявляются», — утверждал философ. В конце 19-го века влияние верховой езды на организм человека изучали многие ученые. Тогда же лошадей начали массово использовать в лечебных целях.

Сегодня иппотерапию прописывают при нарушениях опорно-двигательного аппарата, ДЦП, аутизме, параличе, сколиозе, гиперактивности, сердечно-сосудистых и некоторых психических заболеваниях. В Великобритании иппотерапию применяют даже при лечении алкоголизма и наркомании. 



Как это работает

Иппотерапия — это не просто катание на лошади, а комплекс определенных движений, направленных на оздоровление и реабилитацию. В основе лечебного эффекта лежат двигательные импульсы, которые передаются от лошади к всаднику. Так, за минуту спокойной ходьбы передается около 110 колебательных импульсов. Происходит одновременная стимуляция ослабленных или неработающих мышц и расслабление напряженных мышц. Ребенок с ДЦП учится балансировать и удерживать равновесие на лошади. Однажды овладев этим навыком, он уже не боится упасть и более уверенно чувствует себя на земле.

Этим лечебный эффект не исчерпывается. За счет прямой осанки (а по-другому на лошади удержаться трудно) позвоночник принимает ортопедически правильное положение. Это приводит к улучшению кровообращения в шейном отделе, мозг лучше снабжается кислородом, легкие дышат в полную силу. Во время занятия ребенок учится общаться с тренером и чувствовать себя в буквальном смысле победителем — на коне. Это невероятно важно для формирования самооценки и уверенности, которой так часто не хватает особенным детям.



Кто может проводить занятия

Проводить занятия по иппотерапии может только сертифицированный инструктор. Хозяйка Златы Оксана — одна из немногих сертифицированных иппотерапевтов в Беларуси. Она с детства занималась троеборьем, но после травмы мечты о большом спорте пришлось оставить. Оксана решила продолжить работу с любимыми животными и помогать больным детям. Четыре года назад поступила в Санкт-Петербургский аграрный университет, где обучалась иппотерапии по программе, разработанной немецкими специалистами. К слову, в Германии иппотерапевты в сотрудничестве с врачами реабилитируют пациентов с 1974 года. В программе обучения — техника безопасности, медицинские аспекты оздоровительной езды, социальная педагогика и психология, тренинг лошадей, подготовка всадников.

Инструктор обращает внимание, что для иппотерапии подходит далеко не каждая лошадь.

— Для занятий с детьми нужна взрослая (не младше 8 лет), спокойная, доброжелательная и желательно рожавшая кобыла. Инстинкт материнства еще никто не отменял. Она ведь ребенка не обидит, — говорит Оксана и гладит Злату по желтой гриве. 

В иппотерапии большое внимание уделяется ежедневной подготовке лошади к работе с детьми. По своей природе она, как и любое травоядное животное, очень чувствительна к внешним раздражителям. Задача инструктора подготовить лошадь так, чтобы любые озорные движения детей она воспринимала как должное и шла на контакт с людьми.

Инструктор объясняет, что содержание лошади обходится не так дорого, как может показаться. В день лошадь съедает 10 кг сена, 3 кг овса. Самая весомая статья расходов — это постой. 

— Что касается стоимости самой лошади, то достойное животное можно найти и за небольшую цену, — говорит Оксана. — Но для иппотерапии и не нужна лошадь с выдающимися спортивными качествами. Главное, чтобы она была доброжелательна и здорова. К примеру, моя Злата — обычная белорусская лошадка. Она невысокая — 1,5 м в холке. Я и сама невысокая. Мне удобно сажать и снимать детей с такой лошади. И деткам нестрашно на такой милашке. 

 
Кому это нужно? 

— Сегодня огромный спрос на оздоровление и реабилитацию детей, — говорит инструктор. — Ко мне приводят детей не только с ДЦП, но и с самыми разными диагнозами. Например, с проблемной осанкой. В школе таких ребят просто отстраняют от физкультуры и таким образом «закрывают» проблему. Но разве это правильно? Со сколиозом можно и нужно работать. Очень осторожно, чтобы не усугубить проблему, а помочь маленькому человеку прочувствовать правильное положение тела и укрепить мышечный каркас за счет колебательных движений лошади.  К аутистам нужен особый подход. Как-то привезли мальчика. Он увидел лошадь и стал убегать, закрывал лицо шапкой, кричал, что ему страшно. Мы сначала посадили на коня маму. Мальчик начал иначе воспринимать лошадь — не как пугающий объект, а как доброжелательный. Потом затеяли игру: он сел на лошадь и шапку на глаза натянул. Я говорю: «Ты на Зорро похож, он тоже в маске ездил, совершал подвиги и всем помогал». И мальчик открылся. Ему тоже захотелось совершить подвиг.

Оксана признается, что мечтает о том времени, когда иппотерапию в нашей стране сделают официальным методом реабилитации, а белорусские врачи, как их зарубежные коллеги, начнут активно рука об руку работать с иппотерапевтами. Если это случится, уверена инструктор, эффект от такого сотрудничества будет колоссальным, на реабилитацию к нам поедут и из других стран.

Словно в подтверждение этих слов подъезжает еще одна машина. Из нее выходят Алена с 6-летним сыном Гошей. У мальчика установлен кохлеарный имплантат. Мама признается — никто не верил, что он будет говорить. Георгий с самого детства был замкнутым и стеснительным. После полугода занятий мальчика не узнать. Он уверенно держится в седле, много смеется, а осенью планирует пойти в школу — самую обычную, не специальную. Он уже знает, что такое победить свои страхи и быть «на коне».










Печать