Партизанская медслужба

07 мая 2015


В медицинскую летопись Великой Отечественной войны героические страницы вписали не только фронтовые врачи и санитары. В партизанских госпиталях Белоруссии доктора и медсестры спасали раненых, оказывали помощь местному населению.

Грипп почти не лечили (отсутствовали медикаменты). В тяжелых случаях прибегали к прогреванию. Сено клали в кадку с водой, в воду опускали раскаленные камни — пар прогревал больного (см. рисунок художника-партизана Мечислава Липеня).

В летописи Великой Отечественной войны есть уникальные страницы, связанные с созданием и деятельностью партизанской медслужбы. Подобное оказание медпомощи раненым и местному населению в экстремальных условиях прежде в мировой практике не встречалось. По данным санитарно-медицинского отдела Белорусского штаба партизанского движения (БШПД), бригадные и отрядные госпитали вернули в строй 78,4% раненых.

Ножовка для… ампутации

Партизанское движение на оккупированной гитлеровцами территории возникло с первых дней войны и к осени 1942 года имело разветвленную структуру и централизованное руководство. Параллельно создавались медформирования. Организовать их было непросто; поначалу медики приходили в отряды как обычные партизаны, участвовали в боевых операциях.

Некоторые командиры считали, что медико-санитарная служба не нужна. Однако как только появились раненые и больные, потребность в медиках стала очевидной. В конце 1941 года в партизанских отрядах было всего 8 врачей и немногим больше специалистов среднего звена. За пострадавшими ухаживали все, кто имел хотя бы минимум необходимых знаний. На качестве помощи отрицательно сказывалось и отсутствие лекарств, дезсредств.

«Осенью 1941 года в недавно образованном гомельском партизанском отряде «Большевик» не оказалось даже риванола для промывания ран, — вспоминал видный участник партизанского движения А. Д. Рудак. — Пришлось обратиться в Старо-Дятловичскую больницу. Оккупанты на снабжение ее не взяли, зарплату персоналу никто не платил, медикаментами не обеспечивал, но даже в таких условиях пациентам оказывали помощь. Для питания староста деревни выделял из сохранившихся колхозных складов немного муки, картофеля, овощей. На лечении находились 20 человек, в т. ч. 15 красноармейцев; по выздоровлении они пополнили партизанский отряд».

Остро недоставало хирургического инструментария; случалось, использовали обычный хозяйственный нож. После травм брюшной полости вынужденные лапаротомии проводили самодельными приспособлениями; бывало, конечности ампутировали садовой ножовкой. Так, хирург 8-й Рогачевской бригады В. М. Казуро сделал с ее помощью несколько сложных операций.

Несмотря на недостаток лекарств, инструментов, сложные условия, в которых приходилось действовать врачам, они спасли сотни партизан. К примеру, в Буда-Кошелевской бригаде им. Чапаева медики сохранили жизнь 26 тяжелораненым из 29. Но нередко рисковали собственной. Заведующий Октябрьским врачебным участком А. А. Чарноцкий, его жена, двое детей и мать за помощь партизанам были замучены фашистами. При разгроме вражеского гарнизона в деревне Грабье погибла медсестра Т. Сурпина.

Санитарный отдел в действии

Первые медпункты, санчасти и госпитали появились в партизанских соединениях БССР в 1942 году. После образования санитарных отделов (их организаторами стали М. И. Ковалёнок и И. А. Инсаров — в послевоенные годы министры здравоохранения республики) Центрального штаба партизанского движения и БШПД к началу 1943-го сформировалась четкая структура медико-санитарной службы.

Иван Анисимович Инсаров в августе 1942 года работал в оперативной группе Наркомздрава БССР, находившегося в Москве, а спустя месяц был переведен в БШПД, дислоцировавшийся на станции Сходня в Подмосковье. В марте 1943-го возглавил созданный при штабе санитарный отдел, которым руководил до окончания войны. Подобного медформирования в мире прежде не было.

В штат санотдела входили начальник, его старший помощник и помощник, фельдшера. Отдел располагал базой медицинского имущества. И. А. Инсаров наладил организационно-методическое руководство медслужбой партизанских соединений и отрядов, санитарное снабжение и укомплектование кадрами, эвакуацию раненых и больных партизан и местных жителей в тыл для оказания специализированной помощи и медреабилитации.

В начале 1943 года приказом начальника БШПД была создана медслужба в партизанских отрядах, бригадах и соединениях, определены права и обязанности начальника медслужбы. Для обеспечения кадрами разыскивали медработников из Белоруссии, эвакуированных в тыл; призывали врачей, фельдшеров, медсестер, студентов мединститутов и направляли их в партизанские отряды. Медслужбу партизанских бригад в 67% случаев возглавляли врачи, ранее служившие в Красной армии.

К началу 1943 года медпомощь партизанам оказывали 166 врачей, в 1944-м — 538. Профессиональный уровень позволял справляться с любыми задачами в экстремальных условиях, но отсутствие средств для наркоза, дезинфицирующих и перевязочных материалов, хирургического инструментария сказывалось на качестве медпомощи, приводило к неоправданным потерям.

За 1943 год и по 20 июня 1944-го БШПД направил партизанам около 45 тонн медицинского имущества. Крупные партизанские зоны (Пинская, Полесская, Гомельская, Минская, Вилейская, Лепельско-Ушачская и Освейская), имевшие аэродромы, получили около 14 000 аптечек для санинструкторов, 105 хирургических наборов и порядка 10 000 инструментов, более 10 000 флаконов и ампул для наркоза, тысячи доз противостолбнячной и противогангренозной сывороток, противосыпнотифозную вакцину, сульфамиды, риванол, марганцовокислый калий, настойку йода, индивидуальные пакеты и бинты, марлю, вату… Обратными рейсами на Большую землю вывезли более 6 600 раненых и больных партизан, почти 9 000 членов партизанских семей.

Отрядам, действовавшим в прифронтовой зоне и не имевшим устойчивой связи с Большой землей, приходилось рассчитывать на подручные средства, трофейные и добытые иным путем медикаменты и инструментарий.

Партизанский край в тылу у немцев. Больница для партизан. Витебская область.


На боевое задание — с санинструктором

По мере укрепления партизанской медслужбы появилась возможность поддерживать и местное население.

В крупных отрядах были врачи, в малочисленных — фельдшера. Диверсионно-подрывные или разведывательные группы, уходившие на задания, сопровождали санинструкторы или медсестры.

В большинстве бригад, а иногда и в отрядах создавались госпитали. На Витебщине их имели бригады «Дубова», «Алексея», им. Чапаева, 1-я им. Константина Заслонова. Крупный межбригадный госпиталь был развернут в деревне Миловиды Россонского района. Он обслуживал партизан, действовавших в Дриссенском, Россонском и Освейском районах.

Санитарная служба Брестского соединения в октябре 1943 года включала 3 штабных, 8 бригадных и 24 отрядных госпиталя. В них работали 27 врачей, 19 фельдшеров, 18 медсестер, 2 акушерки, стоматолог, зубной врач, 2 фармацевта, 8 санинструкторов, санитары.

Для медслужбы разработали формы отчетности о количестве раненых и больных, о погибших партизанах, об эпидсостоянии партизанских зон и др.

Среди врачей было немало квалифицированных хирургов, и раненым нередко оказывали сложную хирургическую помощь.

Так, в бригаде им. Фрунзе Вилейской области с февраля по декабрь 1943 года сделали свыше 200 операций. В госпитале пролечили более 2 000 раненых и больных партизан, местных жителей. Всего медики бригады обслужили свыше 4 000 человек. Но чаще создавались небольшие госпитали, рассчитанные на одну бригаду или отряд. Так, в 2-м отряде «Большевик» Минской области были развернуты стационар на 12 коек и изолятор для инфекционных больных. В бригаде «Железняк» имелось 2 стационарных отделения для партизан из отрядов 101-го им. А. Невского, им. Чкалова, «Разгром».

Эффективно работал партизанский госпиталь Ельского отряда Полесской области. Врачи и медсестры лечили и жителей 8 из 12 сельсоветов района. В госпиталь привозили больных сельчан и оказывали им помощь. В некоторых деревнях создавали санпункты.

На приеме у «лесного» стоматолога. Партизанский зубной кабинет под открытым небом.

Высокая маневренность партизанских отрядов во время боевых действий оборачивалась для врачей и медперсонала большими трудностями. Они многократно увеличивались при проведении рейдов в тылу противника. Раненых несли на носилках, при форсировании рек укладывали на деревянные щиты, положенные на повозки. Глубокую водную преграду преодолевали на лодках; тех, кто мог сидеть, переправляли верхом на лошадях, переплывавших реку.

Такую переправу довелось пережить партизанам Копыльской бригады, которая в сентябре 1943 года начала боевой рейд по лесам Гродненской области, форсировала 3 водных преграды и, пройдя 976 км, вернулась на место прежнего базирования.

Несмотря на превосходящие силы, противник понес большие потери. Партизаны уничтожили в боях и при крушениях вражеских эшелонов свыше 2 000 гитлеровцев, но и сами потеряли убитыми 47 человек; 162 были ранены, из них 11 умерли…

Летом раненых и больных иногда размещали на повозках. В июле 1942 года в Велешанском лесу партизаны бригады им. Ворошилова Слуцкой зоны организовали подвижной повозочный госпиталь. Медпомощь оказывали 2 врача и 9 медсестер. Раненых оперировали, установив импровизированный хирургический стол на лесной поляне. Койками служили повозки (порой их количество доходило до 60); зимой пострадавшие лежали в крестьянских избах.

Командование партизанских соединений и руководители санитарных служб уделяли внимание повышению квалификации врачей и среднего медперсонала, организовывали конференции и совещания, обмен опытом; наладили подготовку медсестер, санинструкторов, санитаров.

Неблагополучная санэпидобстановка на оккупированной территории и в зонах дислокации партизанских соединений могла привести к инфекционным болезням. Медработники осуществляли саннадзор за источниками водоснабжения и пищеблоками, размещением партизан, проводили профосмотры. Из-за линии фронта доставили вакцину против инфекций. Народным мстителям сделали более 36 000 прививок от сыпного тифа.

Медики постоянно оказывали помощь местному населению. Около 4 000 жителей Запольского, Нежинского, Турокского, Дьяковичского и других сельсоветов партизанской зоны получили ее от врачей 25-й бригады им. Пономаренко Минской области. В амбулаторию бригады «За Родину» Брестской области за время ее существования обратились 356 жителей (в т. ч. 4 раненых, 21 с обморожениями, 91 по поводу гриппа).

В деревне Лясковичи и поселке Пудоть Суражского района работали больницы. Для питания пациентов выделяли из местных ресурсов муку, молоко, мясо, масло, картофель, крупу.

Банки на «полянке» и лесная «дезкамера»

Из-за нехватки медикаментов в отрядах нередко пользовались народными средствами. Для лечения экземы изготавливали мази из свиного жира (или сливочного масла), воска, сосновой смолы, березовых почек; из березовой коры добывали деготь.

Корень валерианы, настоянный на крепком самогоне, применяли при лечении сердечной патологии; последний при необходимости использовали как наркоз. При ревматических заболеваниях больного прогревали паром над кадкой с камнями. Калину и малину употребляли в качестве жаропонижающего; листья брусники — мочегонного; настойку и отвар василька — при малярии; отвары дубовой и ольховой коры — как дубильные средства. Медицинский спирт заменяли спиртом-сырцом местного производства; марлю — парашютным шелком и крестьянским холстом. Ввиду отсутствия медицинских банок ставили «партизанские» — гильзы от патронов и др.

Банки «по-партизански». Из-за отсутствия медицинских банок ставили гильзы от патронов, стаканы, кружки и т. д.

Коллективным санитарно-гигиеническим творением стала лесная «дезкамера». В бочке с кипящей водой укрепляли металлическую сетку для дезинфицирования грязной одежды. За день обрабатывали до 100 комплектов.

Несмотря на высокую мобильность партизанских отрядов, постоянное участие в боевых действиях, медики выработали эффективные приемы и средства выполнения лечебных обязанностей. Постоянно проводили учебу среднего и младшего медперсонала. К примеру, на Пинщине в населенных пунктах партизанской зоны были подготовлены 134 медсестры.

Огромную помощь партизанской медслужбе оказывали подпольщики. Во время оккупации многие из них по партийным заданиям остались работать в больницах и амбулаториях, нелегально лечили раненых бойцов лесного фронта; обеспечивали партизан лекарствами, хирургическим инструментарием.

Подпольная организация 1-й Советской больницы (ныне — 3-я ГКБ) Минска оборудовала партизанский госпиталь и обеспечила его медкадрами. Один из ее руководителей — профессор Евгений Клумов — помогал 4 отрядам народных мстителей, поставлял медикаменты. В феврале 1944 года он и его жена за подпольную работу и связь с партизанами были схвачены оккупантами и казнены. Е. В. Клумов посмертно удостоен звания Героя Советского Союза, а 3-й ГКБ столицы присвоено его имя.

Неоценимый вклад в становление и развитие партизанской медслужбы внесли врачи М. М. Герасименко, В. М. Величенко, М. В. Денисова, И. Л. Друян, С. Т. Ильин, И. А. Инсаров, М. С. Завадский и другие, действовавшие в отрядах народных мстителей. В партизанской борьбе участвовали, исполняя профессиональный долг, 2 787 врачей и прочих медработников.

По статистике санотдела БШПД, медики вернули в строй 78,4% раненых партизан; 15,8% были эвакуированы в тыл; 2,4% — признаны инвалидами; 3,4% — умерли.

В структуре ранений основная доля приходилась на поражения конечностей (77,6%, в т. ч. 40,7% — нижних, 36,9% — верхних); далее — груди, живота, позвоночника, таза.

Благодаря эффективному терапевтическому лечению 99,5% больных партизан выздоровели, 0,3% — эвакуированы в тыл. В структуре заболеваемости преобладали болезни кожи и инфекционная патология. В больницах и медпунктах партизанских зон получили медпомощь 135 000 местных жителей.

Организационно-боевая структура партизанских сил республики позволила наладить четкое взаимодействие партизан с частями и соединениями советских войск, начавшими освобождение Белоруссии.

В Минске 12–14 мая 1945 года прошел съезд врачей-партизан БССР. Его участники подвели итоги деятельности медслужбы в партизанских формированиях и определили задачи по восстановлению здравоохранения страны.

Участники 1-го съезда врачей-партизан. Минск, 12–14 мая 1945 года.

Рисунки художника-партизана Мечислава Липеня, Рогачевская партизанская бригада.

Михаил Абраменко, доцент кафедры общественно-гуманитарных наук ГГМУ, кандидат исторических наук.


Михаил Абраменко


Комментировать


comments powered by HyperComments