Что делать, если на вас напал пациент?

14 октября 2019

Автор(ы):
Татьяна Арант


Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Врач одной из столичных клиник прислал в редакцию «МВ» письмо, в котором рассказал о нападении пациента на медсестру. Он пишет: «Во время моего дежурства в хирургическом отделении пациент стал вести себя агрессивно, ругался, оскорблял медперсонал, а затем ударил медсестру штативом, порезав ей лицо. С помощью сотрудников милиции дебошира удалось привязать к койке. Для освидетельствования пригласили психиатра, который вынес заключение о развитии делирия и рекомендовал организовать отдельный пост наблюдения в отделении реанимации и интенсивной терапии. Несколько суток пациент был недоступен для продуктивного контакта. Позже отрицал содеянное, говорил, что ничего не помнит». Врач спрашивает, что необходимо сделать, чтобы пациент, применивший физическое насилие в отношении медработника, понес юридическую ответственность за свое поведение. Может ли медсестра потребовать компенсацию морального вреда за причиненные побои? «МВ» собрал экспертов, чтобы найти ответы на эти вопросы и выработать пошаговый алгоритм действий медработников в случае нападения пациента. В круглом столе приняли участие заместитель начальника управления анализа практики и методического обеспечения предварительного расследования центрального аппарата Следственного комитета Республики Беларусь Юрий Каменецкий, адвокаты Минской городской коллегии адвокатов Виталий Коледа и Леонид Ермоленков, председатель Республиканского комитета БПРЗ Роберт Часнойть, главный правовой инспектор труда Витебской областной организации БПРЗ  Алина Королева, руководитель Республиканского центра наркологического мониторинга и превентологии РНПЦ психического здоровья Алексей Кралько.


Алина Королева:

К сожалению, случаи, когда медработники подвергаются физическому насилию во время исполнения своих служебных обязанностей, не редкость. Летом прошлого года пострадала фельдшер скорой помощи из Витебска — ей диагностировали закрытую черепно-мозговую травму.

История началась 3 июля. В День Независимости витебская семья отдыхала за городом. Отец, будучи в нетрезвом состоянии, упал и разбил себе голову. Вызвали скорую помощь. Когда бригада прибыла, сын пациента начал предъявлять претензии к медработникам, а потом и вовсе ударил фельдшера скорой помощи. Женщина упала и получила травмы.

Врач скорой помощи вызвала милицию. Возбудили административное дело. Но поскольку были телесные повреждения, 6 июля административное дело было закрыто, а материалы переданы в Следственный комитет.

Потерпевшая зафиксировала побои. Две недели была на больничном. Благодаря тому, что она обратилась в профсоюз за консультацией, дело получило развитие. Было подготовлено исковое заявление о возмещении морального вреда, обеспечено необходимое юридическое сопровождение. Виновное лицо осуждено по ч. 1 ст. 339 Уголовного кодекса Республики Беларусь («Хулиганство»). Суд обязал ответчика выплатить фельдшеру скорой помощи компенсацию морального вреда в размере 1 000 рублей.

Роберт Часнойть: 

Сложность ситуации состояла в том, что вначале нужно было убедить потерпевшую написать заявление, поскольку она не хотела этого делать. Нам было важно создать прецедент и укрепить в обществе понимание того, что любая агрессия наказуема.

К сожалению, нападения на медработников в последние годы приобретают системный характер. Только по нашей информации, с 2014-го по 2018-й  зафиксировано 47 случаев, в этом году — четыре. Больше всего нападениям подвергаются сотрудники выездных бригад скорой помощи.

Проблема в том, что медработники не хотят ввязываться в судебные разбирательства и обнародовать такие ситуации. Например, врач получает ножевое ранение при выполнении трудовых обязанностей, полтора месяца проводит на больничной койке. Заявление писать категорически отказывается, говорит: «Как я буду судиться с пациентом?» 

В итоге мужчина, напавший с ножом на врача, не привлекается к уголовной ответственности.

В нашем обществе принято считать: пациент всегда прав. Да, пациент имеет право на получение качественной медицинской помощи. Но в остальном прав у него не больше, чем у медработника.

Что делать, если на вас напал пациент?
 
  • Нападение  пациента
Если вы предвидите, что ситуация может выйти из-под контроля, по возможности включите диктофон, видеозапись, подойдите поближе к месту, где расположена камера видеонаблюдения. Если находитесь в кабинете, откройте дверь, пригласите свидетелей.
  • Звонок  в милицию по номеру 102
Сообщите о том, что в отношении медицинского работника применено физическое насилие, имеются телесные повреждения, есть свидетели.
  • Сбор  доказательств
Запишите контакты  свидетелей. Постарайтесь не «затоптать» следы конфликта.
  • Общение  с оперативно-следственной группой
Спросите, кто является старшим следственно- оперативной группы, и достоверно опишите основные моменты.
  • Дача показаний
Внимательно прочитайте,  что записал следователь  (оперуполномоченный). Настаивайте на своих формулировках.
  • Судмедэкспертиза  в отношении  потерпевшего
  • Возбуждение  уголовного дела
  • Суд
Юрий  Каменецкий: 

Закон защищает всех одинаково, и, безусловно, любое физическое насилие должно находить правовую оценку. Если мы говорим сейчас об алгоритме, то первый шаг — позвонить в милицию по номеру 102. Чтобы приехала следственно-оперативная группа, нужно сообщить о том, что в отношении медицинского работника применено физическое насилие, имеются телесные повреждения, есть свидетели. Это должно быть зафиксировано именно в ходе разговора по телефону. Из ваших слов дежурный сотрудник милиции должен понять, что произошло, и направить компетентных специалистов.

Виталий  Коледа: 

До приезда милиции позаботьтесь о том, чтобы записать контакты свидетелей. 

Постарайтесь не «затоптать» следы конфликта. Если нападение случилось в помещении, ни в коем случае не допускайте санитарку для проведения уборки! Когда на место происшествия прибудут сотрудники правоохранительных органов, они должны найти хоть какие-то следы.

Юрий Каменецкий: Когда прибудут сотрудники правоохранительных органов, первым делом потерпевшему надо спросить, кто является старшим следственно-оперативной группы, и достоверно описать основные моменты. Следователь займется осмотром места происшествия, фиксацией доказательств, сбором показаний очевидцев и т. д. Он же вынесет постановление о назначении судебно-медицинской экспертизы в отношении потерпевшего.

К слову, уголовное дело может возбуждаться и без заявления пострадавшего, например, если совершено хулиганство или иное преступление, относящееся к делам публичного обвинения.

Когда медработник дает показания, рекомендую внимательно прочитать, что записал следователь (оперуполномоченный). Если потерпевший с чем-то не согласен, он имеет право настоять на своих формулировках. Здесь надо быть очень щепетильным и следить за словами. То, что зафиксировано в первичных протоколах, вызывает наибольшее доверие в суде и у сотрудников прокуратуры.

Леонид Ермоленков:

В обществе должен действовать принцип неотвратимости наказания при совершении противоправных действий. Люди должны понимать: любое применение насилия всегда будет наказано. Считаю, что каждый случай нападения на медработников должен находить отражение в средствах массовой информации.

Как пострадавшие медработники, так и медицинское сообщество в целом должны занимать принципиальную позицию по любому факту такого посягательства. На самом деле это очень важно, поскольку в ином случае возникнет чувство безнаказанности, причем как у тех, кто совершил такие посягательства, так и у других граждан. 

Юрий Каменецкий: Возникает вопрос, что получит медработник, на которого напал пациент, если вызовет милицию. 

Основная цель как административной, так и уголовной ответственности — исправление и перевоспитание лица, совершившего противоправное деяние, а также социальное возмездие за совершенное деяние. Справедливое наказание во многом служит профилактикой противоправного поведения. Если случай физической агрессии оставить безнаказанным, то неизвестно, что такой человек сделает в следующий раз. Кроме того, потерпевший имеет право требовать возмещение морального и материального вреда.

Виталий Коледа: Давайте говорить прямо: если физическое насилие применяют люди, ведущие асоциальный образ жизни, то у них, как правило, нет средств для компенсации потерпевшему. И здесь мы выходим на тему страхования. Возбуждение уголовного дела является основанием для выплаты. Человек хотя бы будет понимать, что он не зря вызвал милицию, потому что ему выплатят компенсацию. Это будет не строка в приговоре «присудить выплату», а реальные деньги.

Юрий Каменецкий:  От правосудия выигрывает не только пострадавший,  но и общество в целом.  В государстве все должно быть по закону. Важен сам факт торжества справедливости. Терпимость, наша «памяркоўнасць» провоцирует еще большую агрессию.

Алексей Кралько: Во многих странах разработаны инструкции по безопасности. В них прописано, как вести себя не только в медучреждении, но и при посещении пациентов на дому. Например, если, войдя в квартиру, вы видите, что пациент агрессивен, выбирайте безопасное положение, не поворачивайтесь спиной. Может, и наших врачей этому учить?

Роберт Часнойть: Полезные рекомендации. Их можно было бы внести в правила внутреннего трудового распорядка каждого медучреждения.

Алексей Кралько: Как доцент кафедры общественного здоровья и здравоохранения БелМАПО я постоянно работаю с главными врачами. На занятиях поднимаем вопрос защиты медработников. Считаю, правовых механизмов у нас достаточно. Но организаторы здравоохранения не хотят обращаться в правоохранительные органы — не видят смысла участвовать в судебных разбирательствах с пациентом.

Роберт Часнойть: В первую очередь сами медработники и их наниматели должны инициировать привлечение к юридической ответственности лиц, нанесших телесные повреждения или оскорбление, и с помощью профсоюза довести дело до суда, получить компенсацию морального и материального вреда.

Юрий Каменецкий: Давайте работать в рамках действующего законодательства и реализовывать те права, которые у нас есть. Что мешает защитить медработников?

Леонид Ермоленков: У них нет желания самих себя защищать…

(Продолжение темы в следующих  номерах «МВ».)



Комментировать


comments powered by HyperComments