Тройной успех пересаженной почки

30 июля 2015

Автор(ы):
Зинаида Кисина


 Евгения Креча, «МВ», и из архива редакции.

Евгения Креча, «МВ», и из архива редакции.
Обычная счастливая белорусская семья. И уникальная. Юлия Зубаревич (на дальнем плане) — единственная в нашей стране женщина с трансплантированной почкой, родившая двух малышей. Ее мама Нина Якубович более 8 лет назад отдала дочери почку и недавно во второй раз стала бабушкой.

Недолгая июльская гроза пролилась на улицы Солигорска теплым дождем. Маленький проказник Илюшка в восторге шлепает по луже. За ним — с не меньшей радостью — бабушка. Брызги из-под ног, море удовольствия!

Чудо-крохе Тимоше нет еще и 3 месяцев; старшему внуку — 2,5 года. Судьба уготовила этим женщинам выдержать тяжелейшие испытания и победить.

Их легко принять за сестер, хотя бабушка Нина отметила 50-летие. Самый замечательный подарок от дочери — внук Тимоша.

…Проблемы со здоровьем у Юли начались с 6 лет, а в 10 она перенесла грипп, давший тяжелое осложнение на почки. Лечение успеха не приносило; хронический гломерулонефрит с исходом в нефросклероз стал угрозой для жизни. Девочка училась в 10-м классе, когда ей назначили заместительную почечную терапию. Гемодиализ 3 раза в неделю проходила в профильном отделении Солигорской ЦРБ.

Сразу поставили в лист ожидания на пересадку органа.

Минуло больше года, Юля перешла в 11-й класс, задумывалась о будущей профессии, но ЗПТ ограничивала выбор, да и нелегкая процедура гемодиализа особого оптимизма не вселяла. Родители как могли поддерживали дочку, не давали пасть духом.

— Юля постоянно наблюдалась в Республиканском центре нефрологии и почечно-заместительной терапии на базе 4-й ГКБ Минска. Сколько времени пришлось бы ждать донорского органа, неизвестно,— вспоминает Нина Викторовна события почти 9-летней давности.

— В Беларуси тогда начали делать пересадки от живых доноров, и руководитель центра Олег Калачик предложил родственную трансплантацию. Я согласилась. Да разве могло быть иначе? Об одном молила: чтобы анализы на совместимость не подвели.

Забор и пересадку почки с бригадой специалистов выполнял доктор Калачик. Меня прооперировали утром; казалось бы, настроилась, шла спокойно, а когда увидела вокруг себя врачей, медсестер, то разволновалась и давление подскочило. Боялась, что из-за этого операция не состоится, но все прошло благополучно. Когда вышла из наркоза и узнала, что трансплантация у Юли завершилась успешно, от радости не могла сдержать слез. Наверное, это сравнимо с теми чувствами, которые испытала при рождении дочки.

На больничном Нину Викторовну продержали недолго. Взяла отпуск для восстановления и вскоре вернулась на фабрику «Калинка», где до сих работает швеей. Ведет здоровый образ жизни. Досуг посвящает внукам, мужу и дачным хлопотам.

С маминой почкой для Юли началась новая жизнь, в которой можно было не только мечтать, но и осуществлять задуманное. Девушка окончила среднюю школу, финансово-экономический колледж, поступила в Минский университет управления; встретила суженого (ее любимый Максим работает на ОАО «Беларускалий»), вышла замуж. Молодые не мыслили себя без детей.

Заведующий отделом нефрологии, почечно-заместительной терапии и трансплантации почки РНПЦ трансплантации органов и тканей Олег Калачик после консультации решение поддержал. Анализы у Юли были хорошие, состояние здоровья за годы наблюдений опасений не вызывало. Пересаженная почка работала надежно.

Рождение первого внука бабушку обрадовало. Хотя треволнений было немало: как дочка перенесет  беременность, как скажется на здоровье будущего малыша прием большого количества лекарств, принимаемых мамой после пересадки органа…

— Когда узнала, что дочка хочет еще одного ребенка, страшно переживала, — признается Нина Викторовна. — Вторых родов при трансплантированной почке в Беларуси еще не было. Надеялась, что Олег Валентинович отговорит Юлю, но он дал добро. Мне объяснили, что родственная трансплантация увеличивает шансы на лучший результат, однако я беспокоилась больше дочки, а теперь на малыша не нарадуюсь.

После рождения старшего сына Юля продолжает учиться в университете управления на заочном отделении.

Интересуюсь, как удается ей справляться с детьми, домашними заботами и не оставлять учебу; кто для нее опора и поддержка в жизни?

— Всегда рядом Максим, родители, друзья, — говорит молодая мама. — На время моей сессии муж берет отпуск, а если у него не получается, помогают бабушки и дедушки. Благодарна докторам РНПЦ трансплантации органов и тканей, прежде всего Олегу Валентиновичу Калачику — он для Ильи и Тимоши как крестный папа; обращаюсь к нему в самых сложных ситуациях. Мои малыши появились на свет в отделении патологии беременности № 1 РНПЦ «Мать и дитя». Все это сложное время рядом были заведующая Людмила Вячеславовна Чиж и врач-акушер-гинеколог Татьяна Владимировна Бекасова. А теперь сохранять здоровье мне и маме помогает участковый терапевт Солигорской райполиклиники Татьяна Александровна Бочай…

И все же рассказанное о двух счастливых женщинах — не история с хеппи-эндом, а лишь этап на трудном пути, по которому они продолжают идти, преодолевая сложности. Пожелаем им мужества и удачи.

В мамы — с донорским органом. От запрета к поддержке

Олег Калачик, заведующий отделом нефрологии, почечно-заместительной терапии и трансплантации почки РНПЦ трансплантации органов и тканей, главный внештатный специалист Минздрава, кандидат мед. наук

26-летняя жительница Солигорска Юлия Зубаревич после пересадки почки первой в Беларуси дважды стала мамой.

В республике поддержка реципиенток почечного трансплантата, решивших завести детей, начата в 2007 году. До этого женщинам с терминальной стадией ХПН, излеченной пересадкой почки, беременеть и рожать запрещалось. Специалисты ошибочно предполагали, что трансплантированный орган не справится с резко возросшей нагрузкой, а ежедневный прием иммуносупрессивных препаратов может навредить будущему ребенку. Врачи советовали прервать «опасную» беременность, надежно предохраняться, а в случае необходимости прибегнуть к кардинальному хирургическому методу «контрацепции».

Категорические запреты на детей остались в прошлом. Изучение особенностей иммуносупрессивной терапии, физиологии изменений в организме беременных позволило специалистам организовать помощь женщинам с донорской почкой в планировании ребенка и правильном ведении беременности.

Первая пациентка с почечным трансплантатом, получившая нефрологическую поддержку, родила здорового ребенка спустя 7 лет после пересадки органа. В настоящее время ведется амбулаторный прием женщин, решивших иметь детей. Благодаря индивидуальному подходу, своевременной коррекции базовой иммуносупрессивной и сопутствующей терапии 17 женщин с терминальной ХПН, излеченной трансплантацией почки, стали мамами. Еще две ждут рождения малышей.

Можно ли с донорской почкой иметь второго ребенка? До недавнего времени этот вопрос был дискутабельным. Выдержит ли трансплантат колоссальную нагрузку при двух беременностях пациентки? Возникало немало сомнений, но пример Юлии Зубаревич опроверг их. Безусловно, планирование нового пополнения в семье требует осознанного решения мамы, а от доктора — тщательного анализа не только истории болезни и медицинских особенностей пациентки, но и парамедицинских факторов. Нефролог должен разделять ответственность, ведь любые осложнения в здоровье женщины скажутся отрицательно на ее близких. С появлением первого малыша жизнь мамы принадлежит уже не только ей самой… Лишь обстоятельно взвесив все «за» и «против», врач может одобрить ее стремление родить еще одного ребенка.

Как ни парадоксально, но решение о второй беременности для Юлии мне было принять проще, чем для нашей первой пациентки в 2007 году. Сегодня при консультировании молодых женщин после трансплантации почки по поводу планирования беременности есть уверенность в том, что вся система оказания медпомощи таким больным имеет запас прочности и даже в случае проблем со здоровьем в будущем они смогут вырастить своих детей.

Благополучному рождению второго ребенка у Юлии способствовала трансплантация от живого родственного донора: она получила почку от матери, имеющей теперь, благодаря смелому поступку, не только здоровую дочь, но и двух внуков. Результаты выживаемости трансплантатов почки после таких операций почти в 2 раза лучше, чем при пересадке органа от умершего донора. К тому же, имея живого донора, можно выполнить пациенту додиализную трансплантацию, что является методом выбора в лечении терминальной почечной недостаточности.

В мировой практике доля подобных операций ежегодно увеличивается. Она составляет от 20% в Германии до 50% в США.

Вмешательство требует наивысших стандартов лечения, сотрудничества квалифицированных медиков и совершенной высокотехнологичной инфраструктуры. В Беларуси благодаря поддержке государства внедрены все современные хирургические и фармацевтические технологии, позволяющие выполнять пересадку почки от живых доноров с максимальной безопасностью.

Успех нефрологов был бы невозможен без высококвалифицированного консультирования и наблюдения женщин врачами-акушерами-гинекологами. За прошедшие годы сложилась система ведения реципиенток почки совместно со специалистами РНПЦ «Мать и дитя». Каждый из нас знает сферу своей ответственности, а работа в такой команде позволит многим нашим пациенткам обрести радость материнства.

Познать радость материнства

Светлана Нагибович, заместитель директора по акушерству и гинекологии,

 

 

 

 

Татьяна Бекасова, и. о. заведующего отделением патологии беременности № 1, врач-акушер-гинеколог; РНПЦ «Мать и дитя».

В последние годы акушеры-гинекологи нашего центра все чаще сталкиваются с ведением беременности и родоразрешением женщин с трансплантированными органами и тканями. Среди них — пациентки с пересаженной почкой. Хотя это считается противопоказанием к беременности, сегодня у таких женщин есть возможность выносить и родить здорового ребенка. Благодаря совершенствованию хирургических методов, разработке эффективных схем иммуносупрессивной терапии, новых индивидуальных подходов к ведению беременности, они могут познать радость материнства.

Будущие мамы находятся под наблюдением команды врачей. Работаем совместно с нефрологами и трансплантологами. Беременных регулярно (каждые 2–3 недели) консультируют специалисты РНПЦ трансплантации органов и тканей: контролируют функцию донорской почки, корректируют иммуносупрессивную терапию. А мы, акушеры-гинекологи, особое внимание уделяем раннему выявлению и лечению таких осложнений, как анемия, которая у данных пациенток носит полифакторный характер и должна корригироваться не только приемом препаратов железа, но и назначением других патогенетически обоснованных лексредств. С учетом длительной иммуносупрессивной терапии и приема глюкокортикоидов важна своевременная оценка углеводного обмена, а при необходимости — коррекция гестационного сахарного диабета.

Почти половина женщин с трансплантированной почкой страдает симптоматической артериальной гипертензией, что также требует грамотного подбора антигипертензивных препаратов в динамике беременности. Практически всем необходима санация очагов инфекции и профилактика внутриутробного инфицирования плода. Особое внимание уделяется предупреждению гестоза и фетоплацентарной недостаточности. Из родоразрешенных нами пациенток у половины беременность удалось пролонгировать до доношенного срока, у трети — до 36 недель.

Своевременная диагностика осложнений, лекарственное обеспечение — лишь половина успеха; важна психологическая настроенность женщины на благополучное рождение ребенка. Наши пациентки с трансплантированной почкой дисциплинированны, пунктуальны, неукоснительно выполняют назначения врача и становятся счастливыми мамами.




Комментировать


comments powered by HyperComments