Подписка 2019

Первый прошел. О чем говорили детские нейрохирурги (продолжение)

18 декабря 2017

Автор(ы):
Анна Бергман (фото),   Виктория Лебедева


Начало в «МВ» № 49 от 7 декабря.

Первый съезд Евразийской ассоциации детских нейрохирургов посетили 350 человек, в т. ч. около 230 зарубежных специалистов из 17 стран (Великобритании, Израиля, Италии, Японии, Бразилии, России, Украины, Казахстана и др.).



— Почетно, что такое мероприятие прошло у нас, — отмечает руководитель Республиканского центра детской нейрохирургии, главный внештатный специалист Минздрава по детской нейрохирургии Михаил Талабаев. — Еще около 20 лет назад в Беларуси практически не было детской нейрохирургии, маленьким пациентам помогали «взрослые» доктора. Сегодня мы не только оснащены на уровне современных европейских клиник, но и результаты нашей работы абсолютно сопоставимы. Об этом говорит и факт проведения мероприятия в нашей стране, и многочисленные доклады белорусских ученых-медиков на международных конгрессах по нейрохирургии европейского и мирового уровня.

Будь осторожен, молодой доктор 

Главное событие съезда — международные курсы, аккредитованные Международным обществом детской нейрохирургии (ISPN).

— Наш обучающий курс дает практикам возможность узнать мнение коллег, что очень важно для любой хирургической специальности, — комментирует президент ISPN Уильям Хакнесс. — Я был бы очень удивлен, если бы мои взгляды расходились со взглядами белорусских коллег. Мы работаем в одной сфере, и наш опыт схожий. Развивается сотрудничество нейрохирургов с педиатрами и узкими специалистами, в частности неврологами. Однако считаю очень важным наличие ординатуры именно по детской нейрохирургии — все-таки подходы к взрослым и маленьким пациентам отличаются. 

В прошлом году я впервые посетил конференцию в Москве и был удивлен большим количеством докладов, посвященных проблеме кровоизлияний в мозг. У нас это редкость. Поговорив с коллегами, я понял, что после рождения дети не получают в качестве профилактики витамин К. Это уже внутренние стандарты. Мое понимание совпадает с позицией ВОЗ: такая простая мера предупреждения К-зависимых геморрагий, как введение витамина К, должна быть внедрена. Я не эксперт в общих вопросах здравоохранения, однако эффективность витамина К в этом отношении доказана.

В ходе минской школы я прочел лекции, касающиеся практических нюансов вентрикулоперитонеального шунтирования, хирургии эпилепсии. Главное, что должен понять начинающий хирург, — нужно учитывать все варианты развития событий и просчитывать их еще до начала операции.

Отдельно остановились на т. н. неслучайных травмах у детей. Лидирует в этом списке синдром встряхивания младенца (англоязычный термин shaken baby syndrome, SBS). По сути, это черепно-мозговая травма с кровоизлиянием, вызванная неосторожным обращением (ребенка сильно трясут или укачивают). В 10 % случаев SBS заканчивается летальным исходом. В 30 % случаев диагноз ставится поздно или неверно. 

В группе риска дети до года, маловесные и беспокойные малыши. Определены риски и со стороны родителей: юный возраст, низкий материальный уровень, ментальные/психологические проблемы, зависимости.

Эта тема не новая, но стоит остановиться на ее социальной важности. Как предотвратить травмирование?

Прежде всего изменить реакцию родителей на плач и крик ребенка. Следует объяснять, что такое SBS и какие неосторожные или агрессивные действия вызывают это состояние. Нужны специальные образовательные программы. Например, в Пенсильвании (США) сразу после рождения ребенка родителям показывают обучающее видео, они подписывают документ о том, что информированы о SBS.

Врач должен быть уверен в диагнозе, а все клинические наблюдения и разговоры с родными или работниками социальных служб лучше записывать. Ребенку как можно скорее нужна консультация невролога для минимизации последствий (часто это апноэ, судороги). Что касается долгосрочных последствий, то, например, по данным американцев, SBS приносит убытки в размере 11 млрд долларов в год. 



Первый блин не комом

В Беларуси семь детских нейрохирургов, все они работают в нейрохирургическом отделении № 3 РНПЦ неврологии и нейрохирургии. Каждый участвовал в съезде и вошел в учредительный совет ассоциации.

Корреспондент «МВ» расспросила заведующего отделением Михаила Талабаева о том, что означает проведение такого мероприятия для белорусских специалистов.

Курсы закончились уже две недели назад, а на электронную почту хирурга Талабаева и мессенджеры организаторов продолжают приходить отзывы о симпозиуме. Посыл у всех лекторов и слушателей один: организация и научная программа оказались достойными.

— Лично для меня гости, приехавшие более чем за 5 000 км, — лучший показатель того, что мероприятие было востребовано. А отзывы участников подтверждают, что все прошло хорошо, — считает Михаил Талабаев. — Все три дня люди работали с 8:30 до 19:00, значит, было интересно.

От нашего Центра было представлено 5 докладов. Мое выступление в качестве приглашенного лектора школы ISPN «Современные возможности хирургии опухолей функционально значимых отделов головного мозга» обобщало мировой опыт. Коллеги представляли наши наработки и результаты по хирургии опухолей функционально значимых зон, эпилепсии, порокам развития и кровоизлияниям у новорожденных. Кстати, сразу после съезда мы провели у 16-летней девушки удаление опухоли, которая вызывала эпилепсию, новым для нас доступом. Стандартный подход предполагал пересечение в затылочной доле мозга нервных путей, отвечающих за поля зрения, мы обошли их. Этим методом можно гордиться.

Ответственность убережет от травм

Семь детских нейрохирургов — это много или мало? Эксперты склоняются к мнению, что это нормальная цифра, учитывая масштабы страны и общую численность нейрохирургов (около 150).

— Да, наша служба очень маленькая и на областном уровне детских нейрохирургов нет, — комментирует Михаил Талабаев. — Разветвленная детская нейрохирургическая служба есть только в больших странах. Общемировая тенденция такова, что нейрохирург — специалист и взрослый, и детский.

Нейрохирурги в регионах оказывают детям только экстренную помощь — при черепно-мозговой травме, кровоизлияниях в мозг. Все, что не требует оперативного вмешательства немедленно, оперируется у нас в центре, где все манипуляции отработаны сотни раз. Если ребенок недоношенный, маловесный, наша бригада выезжает на место. Таких выездов немного, около 20 в год.



За год в отделении делают около 600 операций. Ежегодный прирост — до 70 случаев. И это не потому, что заболеваемость увеличивается, а за счет того, что осваиваются новые виды вмешательств. Если мы внедряем методику — готовимся к операции сверхтщательно. Много обучающих видео имеется в интернете, но что по ним можно понять? Многочасовые операции «укладываются» в 10-минутные ролики: ты видишь только «до» и «после».

Что касается проблемы неслучайной детской травмы, обзор которой представил президент ISPN, то SBS можно подозревать только по совокупности симптомов (данным КТ, МРТ). Доказать крайне сложно, ведь ухудшение состояния ребенка происходит через несколько дней (недель) после травмы. Явные телесные повреждения при SBS — большая редкость. 

Больше половины попадающих в отделение детей с травмами — малыши до годика, падающие с разных горизонтальных поверхностей (кроватей, столов, стиральных машин). За границей за это предусмотрена ответственность. А если падение случилось повторно, родителей могут лишить права опеки. К сожалению, разговоры плохо убеждают. 

Нейрохирург — невролог: работаем в связке

В республиканском центре детская нейрохирургия находится на одном этаже с неврологией. В двух отделениях работают 11 человек и всегда сообща.

В съезде участвовали неврологи из поликлиник и стационаров. 

— Большинство из них — молодые специалисты, многие проходили интернатуру в нашем отделении, — продолжает Михаил Талабаев. — Мы поддерживаем с ними связь, постоянно сообщаем о мероприятиях. Когда в РНПЦ проходит республиканская конференция, на детскую секцию приезжают больше 100 человек. 

Международная школа была полезна поликлиническим специалистам тем, что разъяснила, на что обращать внимание и когда отправлять пациента к нейрохирургу. Каждый мог подойти к лектору, задать интересующий вопрос. На отдельных секциях разбирали клинические примеры.

Все детские неврологи РНПЦ вошли в учредительный совет Евразийской ассоциации. Нейрохирурги работают в связке с неврологами, анестезиологами, неонатологами, реабилитологами и другими узкими специалистами.

Поэтому в ассоциацию могут вступать все заинтересованные — будут доступны не только оповещения о мероприятиях, но и периодика. Журнал сообщества издается в Санкт-Петербурге и, что важно, входит в перечень ВАК.

Следующий съезд пройдет через 2 года в Астане. На это время «президентствовать» в организации будет Беларусь.




Комментировать


comments powered by HyperComments