50 тысяч подаренных лет

19 октября 2017

Автор(ы):
Анна Бергман (фото),   Виктория Лебедева,   Татьяна Сивец (фото)


Книга «Мы» издана к 20-летию РНПЦ. В нее вошли истории о людях. Путь в гематологию для Ольги Алейниковой началсясо случая болезни 2-летней малышки с лейкозом, у которой не было мамы…
Книга «Мы» издана к 20-летию РНПЦ. В нее вошли истории о людях. Путь в гематологию для Ольги Алейниковой началсясо случая болезни 2-летней малышки с лейкозом, у которой не было мамы…
13 октября 1997 года в Боровлянах открыли РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии.

Сейчас успех любого проекта измеряют в цифрах. Приведем только одну: за 20 лет детские онкологи подарили пациентам 50 000 лет жизни. Это не просто число, а возможность просыпаться по утрам, улыбаться и что-то делать.


Поздравляя коллектив, министр здравоохранения Валерий Малашко отметил, что центр стал моделью для развития многих белорусских РНПЦ.

— Это прекрасная практическая и научная база, созданная по-настоящему талантливыми и неравнодушными людьми. У вас учатся белорусские и зарубежные медики. Например, азербайджанские коллеги после обучения в РНПЦ уже выполнили 52 самостоятельные трансплантации костного мозга. РНПЦ также стал открытой площадкой для работы общественных организаций, вносящих огромный вклад в развитие службы и выздоровление наших детей. В 1991-м я был на стажировке у Ольги Витальевны Алейниковой, полученные знания и навыки бесценны. Думаю, так же могут сказать тысячи коллег.






Последний глобальный обзор Concord-2, посвященный выживаемости при раке, показал: по острому лимфобластному лейкозу Беларусь занимает 8-е место среди 67 (88,3 %).

— Если говорить в целом о 20 годах работы, то 72 % наших пациентов вылечились и не имеют рецидивов, — констатирует директор и основатель РНПЦ Ольга Алейникова. — Сыграло роль множество факторов: и разработки, и внедрение новых препаратов, и наш оптимизм. Команда вкладывает массу сил в самообразование, сотрудничество с зарубежными коллегами. Сейчас мы лечим не только детей, но и молодых взрослых с опухолями детского возраста.

Какие планы на будущее? Стать первыми. Сейчас в лидерах Германия, нас разделяют всего 3 %... Главное — не растерять задора. Этого хочу пожелать молодым коллегам, которым предстоит делать современную медицину. 20 лет назад у нас не было денег и возможностей, но было огромное желание работать. И оно все решило.

• • •
Белорусская детская онкогематология
берет отсчет с 1978 года, когда в 1-й ГКБ Минска открылось профильное отделение на 30 коек. Продолжительность жизни тогда была всего 1 месяц, дети поступали на лечение (гормональное) и практически сразу же умирали.

— С открытием отделения к нам стали поступать пациенты со всей страны, — вспоминает Ольга Витальевна. — Стандартов лечения не было, узнавали о новинках всеми правдами и неправдами и старались их применить.

К 1990 году удалось увеличить среднюю продолжительность жизни в 12 раз. Солидные опухоли лечили в диспансерах, НИИ онкологии и медицинской радиологии или отправляли детей в Москву, Санкт-Петербург. В 1989-м в нашем НИИ открылось детское отделение, что стало шагом вперед.

В отделении я была единственным врачом, под моим началом трудились еще пятеро интернов. Присутствовало чувство, что работаешь на пороге кладбища: каждую неделю умирали 5–7 пациентов...

В это время поступило предложение от ведущего программы «Взгляд» Александра Политковского организовать открытую дискуссию о проблемах больных гематологического отделения 1-й ГКБ. Эфир прошел в ноябре 1989-го.
На следующий день приборостроительный завод рядом с нашей больницей забастовал. Люди отказывались работать, зная, что через дорогу умирают дети…

В начале 1990-х открылись границы: белорусские врачи смогли стажироваться. Наши детские онкологи первыми в СНГ получили предложение из Франкфуртской университетской клиники.

— Главное, что мы тогда поняли, — вылечить детский рак можно, — продолжает Ольга Витальевна. — Уже в те годы выживаемость при остром лимфобластном лейкозе в Германии была 70 %. О нас узнали за рубежом, и хлынула гуманитарная помощь. Первыми откликнулись швейцарцы: за пару дней собрали деньги — закупили капельницы, помпы, лекарства, расходники. Так у нас появилось первое на постсоветском пространстве оборудование для фенотипирования.

• • •
В сентябре 1990 года
председатель Верховного Совета БССР Николай Дементей, министр здравоохранения Василий Казаков и Ольга Алейникова были приглашены в Австрию посмотреть клиники. После визита австрийцы к Рождеству собрали 17 фур гуманитарной помощи: еду, лекарства, медицинские изделия, одежду...

В то время начали проводить телемосты. И для белорусских врачей организовали переговоры с Веной. Когда Ольгу Алейникову спросили о заветной мечте, она ответила, что хотела бы для белорусских детей таких же возможностей лечения, как у австрийских. Так начался проект белорусского и австрийского правительств и гуманитарной организации Hilfswerk.

— Две трети финансирования было белорусским, и это было невероятно сложно. Но на самом высоком уровне в нас поверили и выделили средства. В 1992 году мне присудили международную премию Отто Хана — деньги (50 000 марок) тоже пошли в проект. Нам продолжали помогать друзья: немецкие коллеги подарили микроскоп, который позволил внедрить цитогенетические исследования.

Первый камень был заложен в 1994-м, через три года мы открылись. Запуститься помогали друзья из Лозанны: профессор Даниель Бек приехал со своей командой, и в течение полугода врачи и медсестры нас обучали.

• • •
С тех пор сделано столько,
что перечисление займет не одну газетную полосу. Мы будем знакомить вас, уважаемые читатели, с наработками центра, его жизнью. А главное — с судьбами врачей и пациентов.

Сейчас приведем лишь некоторые факты. Ежегодно раком заболевают до 300 детей. Но это не приговор. Например, ОБЩАЯ ПЯТИЛЕТНЯЯ ВЫЖИВАЕМОСТЬ ДЕТЕЙ ПРИ ЛЕЙКОЗЕ И ЛИМФОМЕ — 84 %. Все дети заносятся в отечественный канцер-субрегистр. Эта база данных ведется с 1999 года, специалисты сделали не только проспективный, но и ретроспективный анализ, который позволяет отслеживать тенденции заболеваемости.

Клиническая база РНПЦ насчитывает 14 отделений, где только в одном консультативно-поликлиническом за день помощь получают 100 мальчиков и девочек. В научном центре — 6 лабораторий: силами сотрудников за эти годы увидели свет более 150 научных разработок и новых протоколов, 80 инструкций по применению, к которым прибегают и у нас, и за рубежом.

— В РНПЦ проведено около 1 000 трансплантаций костного мозга, — продолжает Ольга Витальевна. — Наш первый пациент с такой пересадкой Денис был после третьего рецидива. Сегодня он уже взрослый, а главное — здоровый.

На нашей территории выросла целая детская деревня. 20 домиков для детей и их близких — благотворительный проект, которого очень ждали.

• • •
Юбилей РНПЦ детской онкологии,
гематологии и иммунологии включал также тематическую конференцию, которая прошла уже в 14-й раз (впервые белорусские детские онкологи собрались в апреле 1991-го). Символично, что зарубежные гости первого симпозиума из Германии, Австрии, Швейцарии, России приехали и в 2017-м.

— Я знакома с коллективом центра уже больше 20 лет, — рассказывает заместитель генерального директора по научно-клинической работе — медицинский директор Национального медицинского исследовательского центра детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачёва Галина Новичкова. — Ольгу Витальевну я впервые увидела во «Взгляде» еще в 1989-м. Подумала тогда: какая она смелая! В ее словах мы узнавали наши мучения и мучения наших детей. Я тогда работала в Новокузнецке, и после того как в 1990-е в России тоже начали организовывать детские онкоклиники, мне порекомендовали съездить в Минск за опытом. Пробыла здесь месяц, и с этого началась моя деятельность гематолога. Через 3 года я уехала в Москву, а там уже плотно работали с Минском. С тех пор мы помогаем друг другу в организации службы. В Беларуси центр появился первым, и он стал для нас примером. Мы делимся знаниями, опытом, общаемся столь тесно, что нет ощущения, что мы в разных странах.

Такое душевное отношение друг к другу отличает детских онкологов. Отрасль сложная, поэтому все делятся наработками. И это характерно не только для СНГ. Например, в 2012 году РНПЦ получил статус международного центра по диагностике и лечению первичных иммунодефицитов Фонда им. Джеффри Моделла, который объединил 50 подразделений в Европе, США, СНГ.

• • •
Какие проблемы сейчас
решает онконаука? Перед исследовательскими центрами стоят вопросы борьбы с заболеваниями на поздних стадиях, с химиорезистентными формами и рецидивами. На это направляют все передовые разработки.

В РНПЦ проанализировали причины онкозапущенности. В 52 % случаев основанием стала редкая быстропрогрессирующая форма новообразования, в 34 % — недостаточное обследование, по 6 % пришлось на отсутствие пациента на приеме в течение года и ошибки диагностики.

Научная программа включала обсуждение всех важных для детского онколога тем. Зарубежные спикеры освещали актуальные методы лечения острого лимфобластного лейкоза, генетические особенности при этом заболевании, особенности посттрансплантационного периода гемопоэтических стволовых клеток и др.

Отдельный научный блок был посвящен нейроонкологии. Профессор Мари Бек представила работу европейской координационной группы по ретинобластоме. Нейробластоме были посвящены доклады немецких и российских ученых, свой опыт экспериментальной вакцинации против нейробластомы представили белорусы. Эта тема собрала целую практическую школу пациентов, которую на базе РНПЦ провели профессор Франц Бертольд (Германия) и заведующая онкологическим инфекционным отделением № 2 Инна Пролесковская. Освещались вопросы иммунотерапии при этом диагнозе.

Иммунотерапия используется уже давно, но при нейробластоме результаты не радуют (хотя они лучше, чем 10 лет назад). Вопрос эффективного лечения еще открыт. Профессор Франц Бертольд участвовал в профильном исследовании, которое дает надежду. Однако применение терапии иммунными клетками пока на стадии эксперимента. Вызывают вопросы и побочные эффекты лечения.

В рамках секции «Медицинская сестра в детской онкологии» разбирали нюансы ухода при различных нозологиях, профилактики септических и инфекционных осложнений, паллиативной помощи.

Последний доклад, посвященный профессиональному выгоранию, подвел своеобразный итог… Людям, работающим с онкобольными детьми, тяжело оставаться в гармонии, зато как потом радостно видеть, что малыши выздоравливают!

Поздравить коллектив РНПЦ пришли не только коллеги, но и общественные деятели, например посол Германии Петер Деттмар (справа).


Комментировать


comments powered by HyperComments