Боевые тревоги военфельдшера Лозыченко

11 июля 2017


Фото из личного архива Г. Лозыченко.
Фото из личного архива Г. Лозыченко.
«Мы победили и уже более 70 лет живем без войны. Посмотрите, как возродилась Беларусь — стала свободной республикой, во многих направлениях передовой. И теперь ваше поколение должно не допустить новой войны. Потому что начать войну легко, а закончить ее и восстановить жизнь сложно». Эти слова запали в душу после встречи с участником Великой Отечественной войны военфельдшером и полковником в отставке Георгием Леонтьевичем Лозыченко. 

В 1939 году Георгий Леонтьевич стал курсантом Харьковского военно-медицинского училища. Встретил войну 22 июня в Борисове, куда прибыл для прохождения дальнейшей службы. 

— В 10 часов утра я решил искупаться в Березине и вдруг вижу — едет легковая машина. Водитель машет рукой и кричит: «Боевая тревога!» В училище нам часто приходилось по боевой тревоге выходить в поле. Я не почувствовал, что это война. Мы действовали как обычно по такой команде...

После прибытия в медико-санитарную роту, которая находилась в бараке, из радиорепродуктора солдаты услышали выступление Молотова. Уже бомбили Киев, Минск и другие города.

Начальник медсанбата отправил Георгия Лозыченко в Минск за призывниками-медиками. Во время пути открылась страшная картина: все вокруг было усеяно трупами — детей, женщин, стариков… 

Жизнь изменилась в один миг. Самым тяжелым был первый месяц войны, когда советская армия отступала. Но Георгию Лозыченко не было страшно, ведь война подобна службе: что приказывали, то и делал. Нужно было спасать раненых: перевязывать раны, на носилках отправлять в полевой медпункт. И чем быстрее это сделаешь, тем лучше. Тогда для него долгом было спасать других, о себе думал в последнюю очередь. Ему еще повезло, что оказался в своей части. Многие сокурсники не успели даже добраться до места дислокации…

В составе Западного фронта Георгий Лозыченко дошел до Москвы. 20 октября 1941 там было объявлено военное положение. Окна были затенены и заклеены накрест, чтобы не выпадали стекла при бомбежках. Везде стояли противотанковые ежи, первые этажи засыпали песком. Госпитали переполнены. Но Москва выстояла в этих страшных условиях.

Георгий Лозыченко с супругой. 1946 год.

Из бытовых моментов Георгий Леонтьевич вспоминает такую историю. Поскольку он был командиром, ему выдавали дополнительный паек: немного масла, рыбные консервы и папиросы «Казбек». В большой семье военфельдшера никто не курил, а тут дают папиросы… Жалко было выбрасывать их, и молодой солдат начал курить. 

— Выйдешь из землянки — зима, а костер нельзя разжечь, чтобы не попасть под обстрел. Так вот: закашлялся я, сплюнул на снег, а он черный. В землянке мы в гильзу нальем бензин, вставим туда трут и запалим. Все это сильно коптило. А тут еще папиросы. Подумал-подумал, да и бросил курить, — воспоминает Георгий Леонтьевич. 

С середины октября 1941-го по 1943-й Георгий Леонтьевич был начальником аптеки авиаэвакоприемника № 77 (Москва, Центральный аэродром). С 1943-го — на Западном фронте командиром взвода санхимзащиты 535-й отдельной медсанроты 6-й артиллерийской дивизии резерва Главного командования. В 1943–1944 годах — на 1-м Прибалтийском фронте командиром санвзвода стрелкового батальона 405-го стрелкового полка 145-й стрелковой дивизии. 1944–1945 годы прошли на 1-м и 2-м Прибалтийских фронтах — был военфельдшером 82-й отдельной роты медицинского усиления 5-й гвардейской танковой армии.

Для перевозки раненых санитарные службы использовали гражданские самолеты У-2. В них имелось место для носилок. Иногда приходилось летать в другие города: в Москве был пункт переливания крови, оттуда в войска доставляли кровь и забирали раненых.

Георгий Леонтьевич спас немало тяжелораненых. 

— Я их перевязываю, а они матерят меня, просят убить — настолько мучительны были их страдания. Я лечил, успокаивал, возвращал к жизни. Самыми тяжелыми были те, которых забирали самолетами из полевых медсанчастей. Многие без рук, без ног либо лица не видно вообще, — вспоминает он. 

Победу ветеран встретил в польском городе Сопоте в штабе 5-й танковой дивизии. Люди выходили встречать солдат с цветами, благодарили и не сдерживали слез…

Награжден орденом Отечественной войны I степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией в Великой
Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За воинскую доблесть», «Ветеран Вооруженных Сил СССР», «За безупречную службу» I степени, медалью Жукова.

Дарья Трояновская
Минск.


Комментировать


comments powered by HyperComments