Анкета

Эдуард Зборовский

13 марта 2014


профессор кафедры социальной работы Института управления и социальных технологий БГУ

Люблю бывать дома у своих собеседников. Там сразу понимаешь, каков человек на самом деле. До встречи с Эдуардом Зборовским, профессором кафедры социальной работы Института управления и социальных технологий БГУ, я прочла несколько его книг и имела представление, каких взглядов придерживается. В гостях убедилась: научная работа, литературное творчество, повседневное бытие — все отмечено индивидуальным колоритом многогранной личности.

Эдуарда Иосифовича можно слушать часами — насыщенная биография, богатейший опыт работы в медицине, социальной сфере, системе образования...


Справка «МВ»

В 1967 году с отличием окончил лечфак МГМИ. Работал младшим научным сотрудником на кафедре патофизиологии, врачом-кардиологом, научным сотрудником на кафедре факультетской терапии МГМИ. С 1971 года — старший научный сотрудник, заведующий проблемной научно-исследовательской лабораторией кибернетических методов диагностики и биоуправления МГМИ (в 1977 году преобразована в БелНИИ кардиологии). До 1986-го совмещал должности замдиректора по научной работе и завлабораторией социальной и профилактической кардиологии.

Возглавлял Общенациональную программу интегрированной профилактики неинфекционных заболеваний (СИНДИ), координируемую ВОЗ. Провел мониторинг показателей здоровья механизаторов Наровлянского района до аварии на ЧАЭС и в первые годы после нее.

С 1986 по 1998 год — директор БелНИИ экспертизы трудоспособности и организации труда инвалидов. Активный разработчик законов о соцзащите инвалидов (1991, 1994) и госпрограммы по их реализации. Руководитель Республиканских научно-технических программ по реабилитации инвалидов (1991–1998).

В 1999 году создал и возглавил кафедру социальной работы БГУ, руководил разработкой образовательных стандартов Беларуси по этой специальности.

Защитил кандидатскую диссертацию «Методические аспекты оценки упругих свойств артериальных сосудов при гипертонической болезни и атеросклерозе», докторскую — «Распространенность и методические аспекты первичной профилактики ишемической болезни сердца в популяции мужчин с учетом индивидуальных (конституционных) особенностей организма».

Автор 8 изобретений, свыше 400 работ по профилактической кардиологии, реабилитологии и медико-социальной защите личности. Член Союза белорусских писателей. Издал 10 книг поэзии и научной публицистики, среди которых — «Поиску истины жизнь посвяти», «Гаючая памяць продкаў», «Таямнiцы шчасця», «Чалавекам быць», «Ствары сябе, чалавек», «Исцеление, или Сотвори себя», «Крыж памяці», «Этика здоровья», «Чарнобыльскiя пантэоны: сны і явы»).

О «подопытных» и о творчестве

В квартире Эдуарда Зборовского есть комната, которую называют «лаборатория духа». Здесь собраны вещи из родного деревенского дома: самотканые крестьянские рубахи, лапти, самовары, утюги, часы, швейная машинка.

На кожнай рэчы ляжыць
Сівой даўніны пячатка.
Яны — нам урок, як жыць,
Яны — запавет для нашчадка.

О всяком экспонате домашнего музея хозяин может поведать увлекательную историю.
— Вот обычные нож и вилка; такие в качестве приданого бабушка подарила каждой из дочерей, в том числе моей маме, — рассказывает Эдуард Иосифович. — Даже когда приборов уже хватало, все равно именно эти оставались для мамы самыми дорогими. Я с особым трепетом беру их в руки: чувствую особую энергетику родных людей. А вот подкова — ее выковал отец, он был печником и кузнецом в колхозе. Папа погиб на фронте, мама растила меня и сестру Зинаиду.
На стене — фотографии близких. На одной запечатлены родители, Иосиф Карлович и Франя Леонтьевна, в день венчания — 14 октября 1927 года. Рядом — иконы, которыми их благословляли, генеалогическое древо Зборовских (8 поколений). Тут же герб, выполненный на заказ.
Раньше в этой комнате жила Франя Леонтьевна. Она приехала в Минск в 1967-м, когда надо было помочь молодой семье сына с маленьким Костей. А на лето, до аварии на ЧАЭС, возвращалась домой, в деревню Лиховня Наровлянского района. Туда же, на малую родину, регулярно наведывался и Эдуард Иосифович.
Вот на снимке — семья на фоне горы картошки. Сын Эдуарда Иосифовича Константин, тогда еще мальчишка, в тот день сказал: «Я буду победителем». И собрал больше всех — 40 ведер.
Вот картина, на которой родная хата, — напоминание о годах, проведенных в Лиховне.

Мiнулае зноў і зноў
Згадваць мы ўсе павiнны:
Пазбавiцца каранёў —
Стаць на ветры пылiнай.
— Наша деревня была одной из первых, захороненных после чернобыльской аварии летом 1988-го, — говорит Эдуард Иосифович. — К счастью, за 3 года до катастрофы мы перевезли основную часть построек на дачу возле Раубичей. Но малая родина — это поля, лес, речка, это люди. Я больше полувека в Минске. Но мои корни там, в Лиховне, и я о них не забываю. Там жили предки, которые научили сохранять достоинство в любых ситуациях.

Хто мае гонар чалавечы,
Той не спаўзе на дно галечы.
Не будзе час без сэнсу церцi,
А годна жыць, каб варта ўмерцi.

— Многие не осознают масштабов чернобыльской трагедии, — убежден Эдуард Зборовский. — 470 захороненных деревень — это около 400 тысяч человек, покинувших насиженные места и не имеющих возможности вернуться, припасть к своим истокам…
Эдуард Иосифович с супругой 4 года назад бросили клич и собрали в Мозыре односельчан. Съехалось 78 человек из всего бывшего Союза. Вспомнили каждую семью.
Расставались в слезах. Для некоторых эта встреча с земляками оказалась последней. Ничего не поделаешь, люди уходят.
В свое время на средства Зборовских и семьи сестры Зинаиды в память о 40 погибших в Великой Отечественной войне жителях Лиховни и соседней деревни Данилеевка на местном кладбище поставили крест. Восстановили и могилы прадедушки и прабабушки Эдуарда Иосифовича, и кресты на местах захоронения нескольких одиноких сельчан.
Семья Зборовских — это коллеги и единомышленники. Супруга Людмила Степановна ушла на пенсию с должности заведующей физиотерапевтическим отделением Республиканской клинической психиатрической больницы. Разделяет убеждения супруга и во всем его поддерживает. Помогала набирать диссертации, книги (сначала на печатной машинке, потом на компьютере). Многие стихи мужа знает наизусть. Разыскала в архивах сведения и составила генеалогическое древо.
Сын Константин Эдуардович заведует кафедрой реабилитологии Института управления и социальных технологий БГУ, он кандидат мед. наук. Дочь Татьяна — окулист. В семьях сына и дочери по трое детей. Старший внук Дмитрий работает в РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии.
А познакомились Эдуард Зборовский и Людмила Самсонова в МГМИ.
— Мы оба были комсомольскими активистами, — вспоминает Людмила Степановна. — Эдуард с 1-го курса увлекался наукой. Проводил исследования желудочного сока. Чтобы подтвердить выводы, нужно было сравнить результаты у больных и у здоровых. И он пригласил меня участвовать в эксперименте. Так, еще не будучи женой, стала его подопытной… До свадьбы предупредил, что хочет и дальше посвятить себя науке и с ним будет нелегко. Позже, когда мне предложили поступать в аспирантуру, конечно, посоветовалась с мужем. На что он ответил: «Знаешь, пусть на семью будет один сумасшедший. Двое — уже многовато. Кому-то надо и о детях заботиться. Воспитаешь хороших — это и будет твоей «докторской». Я отказалась от научной карьеры, но не жалею. Супруг часто говорит, что я остепененный специалист, который на детях и внуках доказал высокую квалификацию.
В семье Зборовских свято чтут дни рождения, годовщины свадеб. По таким случаям собираются вместе. Им всегда есть о чем поговорить, что вспомнить...

Только медицине
с проблемами
не справиться

Эдуарда Зборовского назначили директором НИИ экспертизы трудоспособности и организации труда инвалидов спустя несколько недель после чернобыльской аварии — 30 мая 1986 года. За 12 лет на этой должности Эдуард Иосифович сделал многое, чтобы отношение к людям с ограниченными возможностями стало более гуманным, а их самих перестали «прятать» как граждан второго сорта. Его статья «Беда не вина», опубликованная в 1989 году в журнале
«Неман», вызвала резонанс. Зарубежные «голоса» моментально откликнулись на нее: «Наконец и в Советском Союзе признали, что у них есть инвалиды». До этого все документы, касающиеся людей с ограниченными возможностями, сопровождались грифом «для служебного пользования».
— Вспоминаю годы своего руководства институтом как напряженное, но счастливое время, — рассказывает Эдуард Иосифович. — Убежден, что отношение к инвалидам и старикам отражает нравственные устои общества. Коллектив меня поддерживал. Мы старались, учились, ломали штампы. В годы разработки законов о социальной защите инвалидов и госпрограммы по их реализации активно сотрудничали с немецкими учреждениями, в частности с Боннским неврологическим реабилитационным центром и Дортмундским центром переобучения инвалидов. В Германии со времен Бисмарка придерживаются закона о приоритете реабилитации перед пенсией. На то время там было 27 центров по переобучению инвалидов новым профессиям, каждый рассчитан на 2 тысячи человек. За 2 года люди осваивали перспективные высокооплачиваемые специальности, чтобы конкурировать со здоровыми на рынке труда. 80% инвалидов трудоустраиваются.
У нас же по сей день под ре­абилитацией почему-то понимают лишь восстановительное лечение, а не интеграцию пострадавшего в общество. Если как следует отладить эту систему, то половина (а то и больше) инвалидов смогут работать, обеспечивать себя, освободят семью от необходимости постоянно ухаживать за ними. Наивно думать, что здравоохранение в одиночку справится с проблемами таких граждан. В Институте управления и социальных технологий БГУ уже готовят кадры для социальной реабилитации. Есть предприятия, где трудятся люди с ограниченными возможностями. Действуют общественные организации инвалидов. Отстаем от ряда развитых стран в обеспечении инвалидов техническими средствами…
За время руководства НИИ экспертизы трудоспособности и организации труда инвалидов перед Эдуардом Зборовским прошли сотни судеб. И не меньше, чем законодательными инициативами, системой подготовки кадров для реабилитации, Эдуард Иосифович гордится тем, что просто помогал конкретным людям выходить из сложных ситуаций. Однажды на прием пришел тракторист. После ранения в Афганистане лишился правой ноги. На работу не брали, а на пенсию прожить было трудно. Молодой человек чувствовал себя никому не нужным. Эдуард Иосифович обратился в комсомольскую организацию МТЗ и попросил собрать трактор с ручным управлением, а педаль переделать под левую ногу. Заказ выполнили. Мужчина трудоустроился, поверил в себя; пришло время — создал семью.

Директор, который ходил на работу пешком

Работая в БелНИИ кардиологии, Эдуард Зборовский с коллегами на большой когорте 40–59-летних белорусов изучали зависимость ишемической болезни сердца у мужчин от образа жизни. И установили, что для мезоморфного (мышечного) типа телосложения, который преобладает у сильной половины, физическая активность абсолютно необходима. Гиподинамия, феминизированная среда крайне пагубно отражаются на мужском здоровье: сильный пол начинает массово болеть, многие рано умирают. Среди женщин гораздо больше тех, кого относят к эндоморфному (склонному к полноте) или к эктоморфному (астеническому) типу, — они легче воспринимают малоподвижный образ жизни.
Сам Эдуард Иосифович уже около 40 лет ходит на работу пешком. БелНИИ кардиологии располагался на базе 4-й ГКБ, дорога в
6 км занимала у него час. Когда стал директором НИИ экспертизы трудоспособности и организации труда инвалидов, часть пути быстро шел, а потом подъезжал на общественном транспорте. Персональной машиной пользовался только по служебной необходимости в течение дня.
— Так я не только боролся с гиподинамией, но и не отрывался от реальной социальной среды, что очень важно для любого руководителя, — замечает профессор Зборовский. — По дороге мне в голову приходили интересные идеи. Например, придумал дефлегматор для бесконтактного контроля физической усталости. В другой раз осенило исследовать конденсат выдыхаемой жидкости, который отражает изменения в организме во время ходьбы и содержит сурфактант, предохраняющий альвеолы от слипания при дыхании. Соответствующие изобретения в советские годы использовали даже в Центре управления космическими полетами…
Эдуард Иосифович избегал распространенной ошибки многих начальников — приносить в семью стиль поведения на работе, все решать единолично, игнорировать мнение близких. По словам Людмилы Степановны, муж всегда помогал по дому, отпуск проводил с детьми. И сыном был образцовым: к маме относился трогательно, с заботой и вниманием.
— Если руководитель с родными ведет себя как диктатор, то обычно он черств и к своим подчиненным, не задумывается об их социальной защищенности, семейной ситуации, — убежден Эдуард Иосифович. — А здоровье общества зависит не только от рентабельности предприятий, но и от сохранения настроения главнейшего ресурса страны — людей.

Принять за образец Творца

Первые стихи Эдуард Зборовский написал в 15 лет на смерть Сталина и отослал в газету «Сталинская молодежь». В армии (после Мозырского медучилища служил старшим фельдшером в саперном батальоне) командир гарнизонного оркестра положил его стихи на музыку — получилась строевая песня. Но все это было «баловством», и всерьез поэтом Эдуард Зборовский себя не чувствовал.
Когда захотелось донести до широкой аудитории размышления о предназначении человека, о том, как жить здоровым и счастливым, из-под его пера стали появляться стихи и научная публицистика. Сам Эдуард Иосифович бесконечные духовные искания объясняет генетикой: прадед по отцовской линии проповедовал жизнь по библейским законам.
Эдуард Зборовский разработал стратегию общественной медико-социальной защиты населения на основе ценностей христианской морали, генеалогии, социовитологии и изложил ее в цикле работ «Этика здоровья».
— Последнее время меня привлекает идея социальных
детерминант здоровья, — делится Эдуард Иосифович. — Уровень доходов, занятость, образование, моральные ценности, качество жизни — каждая детерминанта влияет на наше состояние и самочувствие. Из-за деления на специализации и высокотехнологичности современная медицина утеряла холистическое (единое) представление о человеке. Социально-психологические, духовно-нравственные подходы возвращают холистичность в здравоохранение. Нужно защищать и раскрепощать личность, раскрывать потенциал, а не только заботиться о биологическом выживании.
Конечно, каждый человек
уникален. Назначение одного — лечить, другого — петь, третьего — строить дома. «Паставiць поплеч нам пара вучонага i святара». Вера тоже индивидуальна, она зависит от социальной среды, рода деятельности, образа жизни, приоритетов, образования. Но общий смысл в том, чтобы мы, принимая себя за образец Творца как абсолютную истину, развивались и совершенствовались. Устремляясь к высшим ценностям, люди перестают воевать, ссориться и начинают сотрудничать. Наличие высшего смысла жизни — главное условие общественно-социального поведения и защиты каждого из нас. Согласно ВОЗ, политика охраны здоровья в XXI веке подразумевает развитие общественного здравоохранения, т. е. обязательное «включение» потенциала самого человека. Если смысл жизни направлен на здравосозидание, то мы выстроим такую модель, которая позволит сохранить здоровье.

Асоба, сям’я, Айчына —
Тры кiты, жыцця ўмовы,
З якiх моц бярэ краiна,
Каб узвесцi лад здаровы.

Передай добро по кругу

Давно замечено: необыкновенные истории случаются с необыкновенными людьми. Однажды в доме Зборовских раздался телефонный звонок.
— Почему вы не приезжаете оформлять наследство? — спросил незнакомый женский голос. — В Ивенце вам завещали дом.
Сначала посчитали это розыгрышем. Через месяц звонок повторился. Поехали в Ивенец. Оказалось, местная жительница Янина Голубович действительно оставила дом Людмиле Степановне, которая работала там 2 года после института, но запомнилась как добрый и внимательный доктор. Одинокая женщина настояла на том, чтобы о завещании сообщили только после ее смерти. Зборовские поставили Янине Антоновне памятник на кладбище, ухаживают за могилой. Дом отремонтировали и… стали сдавать нуждающимся бесплатно. Многие этого не понимают. А в этой семье все убеждены: то, что получено в дар, должно преумножаться, а не быть источником дохода.

Любоў — вось мудрасцi вянок,
Айчыны шлях — на мiр i згоду.
А цi не час нам даць зарок —
Жыць па Хрысту ўсяму народу?

 




Комментировать


comments powered by HyperComments