Горький привкус одуванчиков

10 июля 2019

Автор(ы):
Светлана Хорсун


Фото Виталия Гиля, "МВ".
Фото Виталия Гиля, "МВ".
Любовь Петровна Побережник (Ковалевская) долгое время работала медицинской сестрой подросткового кабинета Сморгонской ЦРБ. Сейчас на заслуженном отдыхе, но связь с родным медицинским учреждением не утеряла. Накануне Дня Независимости в гости заходят коллеги. И память снова возвращает ее в послевоенное время, когда их дружная многодетная семья жила на Витебщине — в деревне Ковали Россонского района.

В нашей семье было семеро ребятишек, — рассказывает Любовь Петровна.— Жили  небогато, но дружно. У отца были золотые руки. Все делал сам: и домашнюю утварь мастерил, и в кузнице мог нужную в хозяйстве вещь выковать.

В 1943 году в родную деревню пришли немцы. Все мужчины ушли в партизанский отряд. Отец партизанил вместе с Петром Мироновичем Машеровым, который был в то время одним из организаторов подпольного движения на Витебщине. В Россонском краеведческом музее хранится боевое оружие партизан, которое смастерил мой отец Петр Ковалевский…

…В оккупированной немцами деревне на глазах у сельчанки застрелили сына. Обезумевшая от горя женщина бросилась к партизанам, чтобы рассказать об этом. Немцы проследили за ней и в партизанском лагере забрали всех мужчин — вернули их в деревню и увезли с женами и детьми в Германию. 

Среди них оказалась и моя семья: отец, мать и семеро детей. Мне шел тогда четвертый год, но какие-то отрывки из того времени врезались в память…
Когда нас везли в Германию, мы остановились на одной из станций. Напротив нашего поезда стоял другой. Помню, его вагоны были открыты, а там… повешенные люди. До сих пор перед глазами эта жуткая картина.

Вскоре нас привезли в немецкий город, расселили по домам. Родители и старшие дети ходили на сельхозработы, а нас, малышей, запирали в подвале. Там было очень много крыс. Когда я стучала кулаком по столу, они разбегались…

Более подробно читайте в газете "Медицинский вестник" № 27



Комментировать


comments powered by HyperComments