...Из рода Нечипоренко

25 февраля 2020

Автор(ы):
Светлана Хорсун


Фото Виталия Гиля
Фото Виталия Гиля
Корреспонденты «МВ» встретились с продолжателем врачебной династии  Нечипоренко — Александром Николаевичем, доцентом 2-й кафедры хирургических  болезней ГрГМУ, и расспросили про знаменитую методику, созданную его дедом,  а также про решение одной деликатной дамской проблемы.

Досье 

Александр Захарович Нечипоренко (на фото)

Военный хирург, советский уролог-онколог, кандидат мед. наук, заведующий курсом урологии ГГМИ. Впервые внедрил цистэктомию при раке мочевого пузыря, лимфаденэктомию при злокачественных опухолях яичка. Автор исследования элементов крови в осадке мочи (анализ мочи по Нечипоренко), которым пользуются до сих пор.

Николай Александрович Нечипоренко 

Стал достойным продолжателем дела отца. С золотой медалью окончил среднюю школу в Киеве, с отличием — мединститут в Гродно. Успешно защитил кандидатскую и докторскую диссертации. Его научные исследования посвящены проблемам онкоурологии, неотложной урологии, урогинекологии. Член правления Белорусской ассоциации урологов. 

Александр Николаевич Нечипоренко

Доцент 2-й кафедры хирургических болезней ГрГМУ, врач высшей квалификационной категории. После окончания ГрГМИ работал онкологом, урологом. Прошел обучение в клинической ординатуре по специальности «Урология». Защитил кандидатскую диссертацию «Органосохраняющее лечение доброкачественных опухолей и рака почки» и докторскую 

«Диагностика и хирургическое лечение расстройств мочеиспускания у пациенток с генитальным пролапсом». Основное направление научной и практической деятельности — хирургическое лечение недержания мочи у женщин с использованием синтетических протезов, общая и реконструктивная урология, онкоурология.

Александр Николаевич, каково быть продолжателем династии?

Появившись на свет в семье, где родители, бабушки, дедушки преданно служили медицине, трудно не пойти по их стопам. Мама Людмила Ивановна работала врачом лабораторной диагностики, бабушка Надежда Александровна была хирургом, затем — рентгенологом. Жена Анна Степановна — врач-рентгенолог кабинета рентгеновской компьютерной диагностики Гродненской университетской клиники. Наш десятилетний сын-школьник также постоянно слышит в семье обсуждение медицинских тем. Думаю, и ему эта профессия будет не чужой. 

Методика вашего деда Александра Захаровича — анализ мочи по Нечипоренко — по-прежнему востребована. Но ведь в советское время не было ни дорогостоящего оборудования, ни высококлассных лабораторий, а его открытие живет и сегодня. Почему?

Потому что методика эффективна, понятна, доступна. Ни дорогостоящее оборудование, ни самые высококлассные лаборатории не помогут пациенту, если не будут работать думающие врачи, способные анализировать ситуацию. 

Передаете научный и практический опыт студентам? 

Как любой доцент на клинической кафедре читаю лекции, провожу практические занятия со студентами. Руководство клиническими ординаторами, обследование пациентов, выполнение наиболее сложных оперативных вмешательств также мои обязанности. 

Занимаетесь в том числе онкопатологией? 

Практически во всех странах в урологических отделениях находится на лечении не менее 50 % таких пациентов. Мы не исключение: обследуем и оперируем онкоурологических пациентов. Сейчас гораздо чаще выявляем раковые заболевания мочеполовой системы на начальных стадиях. 

Нужно ли высокотехнологичное оборудование, чтобы оперировать таких пациентов?

Во всех развитых странах урология — вторая высокотехнологичная специальность после кардиохирургии: до 95 % вмешательств выполняется эндоскопически. К примеру, в Германии любая эндоскопическая оптика меняется раз в два года для профилактики инфекционных осложнений. Спустя это время идеально простерилизовать ее, увы, невозможно. Между стеклом и металлом проникают микробы, а средств такой стерилизации нет. К сожалению, здесь наши финансовые возможности не всегда совпадают с необходимостью.  

Где стажировались и какой полезный опыт привезли в Гродно? 

Первая стажировка проходила в 1997 году в Нидерландах в урологической клинике медицинского факультета Университета Эразма Роттердамского. Несколько стажировок — в университетских клиниках урологии в Польше (Варшаве, Белостоке и Быдгощи).

Некоторые наработки, которые привезли оттуда, используем до сих пор. В частности, позаимствовали новшества в работе кафедры: сейчас у нас, как и у зарубежных коллег, проходят две врачебные конференции-пятиминутки: одна утром, когда обсуждаем пациентов, которых будем оперировать сегодня, а вторая днем, где в центре внимания поступившие пациенты. 

Вы первыми в Беларуси начали заниматься проблемой недержания мочи при напряжении у женщин, этой теме посвящена докторская диссертация…

Для решения этой проблемы используем собственную методику лечения, которая в сотни раз удешевила стоимость материалов для вмешательства. Набор, который производит зарубежная фирма, стоит около тысячи евро. Применение нашей методики снижает цену материалов до 5 рублей. Сетки, из которых делаем протезы, российского производства. 

Уже прооперировано более 500 женщин. В среднем процедура длится 25–30 минут. Самое короткое вмешательство, которое я выполнял по имплантации сетчатого протеза, составило 14 минут. К нам приезжают желающие из России, Литвы, Украины. Это платно, но все равно в разы дешевле. Эффективность таких операций 98–99 %. 

Практически все урологи Беларуси, а также большинство гинекологов сталкиваются с данной проблемой у женщин. Примерно половине из них требуется оперативное лечение. 

Начали работать с врачами общей практики и терапевтами, которые могли бы выявлять пациенток с недержанием мочи буквально с помощью одного вопроса. Женщины часто стесняются озвучить это. Многие ошибочно думают, что виной всему возраст и ничего здесь не поправишь. Иногда заблуждаются и врачи. Возраст не противопоказание для лечения: у нас успешно оперируются и молодые, и возрастные. Самой младшей пациентке 27 лет, самой возрастной — 94.

Мы готовы выехать в другие больницы, в другие области и обучать врачей. Юридически имеем право на такие вмешательства. Также есть инструкции по применению сетчатых протезов, утвержденные Министерством здравоохранения. Предлагаем свою помощь: приедем со своим инструментарием, со своими протезами, прооперируем и вас научим. 

Только подберите пациенток! Но пока особой активности не замечаем. В одно время проводили подобные операции в Пинске: там работал наш ученик, но с его уходом из отделения такие операции больше не выполняются. В Свислочи этим занимается уролог Болеслав Шульский. Во многих райцентрах и вовсе нет уролога. 

Есть ли другие способы борьбы с этим недугом?

Совместно с Институтом биофизики и клеточной инженерии НАН Беларуси развиваем использование стволовых мезенхимальных клеток, которые на коллагеновом носителе вводятся в уретру и возле нее. Правда, цена этого метода пока кусается. Стоимость выращивания культуры клеток — почти полторы тысячи рублей. Такие вмешательства не стоят на потоке. За два года в рамках государственной программы совместно с минскими коллегами выполнили только 10 операций.

Что бы хотелось взять  на вооружение из опыта зарубежных коллег?

В первую очередь хотелось бы вооружиться хорошим эндоскопическим оборудованием, которое позволяет качественно оперировать рак предстательной железы. Мы давно занимаемся выявлением этого вида рака. О биопсии предстательной железы рассказываем в учебном пособии «Простат-специфический антиген и биопсия предстательной железы», где очень подробно описаны методы обследования и выявления этой патологии, которая имеет тенденцию к росту. 

В университетской клинике проблем с диагностикой онкологических заболеваний нет: два КТ, два МРТ, рентгеновские, УЗ-аппараты, внедрены скрининговые программы. Урологов в районах можно буквально пересчитать по пальцам: из 13 районов области они работают только в 3–4. К нам поступают пациенты в запущенном состоянии, когда помочь бывает сложно. 

У вас напряженная работа. Как отдыхаете? 

Отдыхать не всегда получается, в клинике тоже не бывает передышек. Мой релакс — спорт, люблю играть в баскетбол. Весной при каждом удобном случае стараемся семьей выезжать на природу, катаемся на велосипедах.