Кардиохирург Марат Князев. На защите сердца

25 ноября 2016


Мне довелось писать о многих замечательных людях, вошедших в отечественную историю, но лично их не знал. А вот с Маратом Князевым, выдающимся кардиохирургом, лауреатом Государственной премии СССР, общался. И теперь помню его юношескую внешность. Среднего роста, с округлым красивым лицом и большими вдумчивыми глазами. Новенький пришел в самый малочисленный 9-й класс Воронцевичской школы Толочинского района, в которой я учился в 7-м. Он приехал из Бреста, где прежде жила его семья, а отец, офицер, продолжал военную службу за границей. Опрятный «городской» как-то сразу влился в неунывающую ватагу «вясковых вучняў». Война прервала нашу учебу, и теперь мы — переростки, настрадавшиеся и старательные, — наверстывали упущенное. Все дружелюбно приняли Марата, помогли ему освоиться, почувствовать простоту и теплоту белорусского очага. 

И вот спустя более полувека я изучаю биографию, которая прославила бы любую страну. 


Коллеги и ученики писали о Князеве: «Среди звезд, украшающих небосклон отечественной хирургии, его имя занимает достойное место хирурга-новатора, видного клинициста, талантливого ученого. Выдающиеся научные труды в одной из сложнейших областей хирургии — сердечно-сосудистой, плодотворная практическая деятельность снискали ему глубокое уважение медицинской общественности в нашей стране и за рубежом».

Почему же тогда это имя отсутствует в белорусских энциклопедиях? Кого ни спрашивал, куда ни обращался — все удивленно отвечали:

— Не знаем о таком.

На помощь пришла Бронислава Матюшонок, библиограф Национальной библиотеки: буквально через десять минут подала редкий журнал «Ангиология и сосудистая хирургия». Скупые строки биографии.

Белорусский мальчик, родившийся 1 мая 1934 года в селе Коханово (теперь — Толочинский район), пошел в первый класс в грузинском городе Кутаиси. Его мать Екатерина Парфеновна на свет появилась в деревне Воронцевичи в крестьянской семье. После революции окончила Оршанский педтехникум и работала учительницей начальных классов Кохановской средней школы, где директором был Дмитрий Тимофеевич Князев. Вскоре они поженились. В 1930-е годы отца призвали на военную службу; окончив курсы, он стал офицером Красной Армии, служил в Грузии. Мать работала машинисткой в воинской части. В июне 1941 года отец ушел на фронт, воевал, дошел до Берлина. После в звании полковника служил в Германии и вызвал к себе жену. Екатерина Парфеновна начала собираться и с грустью сказала Марату:

— А ты, сынок, поедешь к тете Шуре. Будешь учиться в белорусской школе…

Вот так Марат оказался в деревне Воронцевичи. Жил в деревянной хате Василия Константиновича Прусского, фронтовика, и его жены партизанки Александры Парфеновны, награжденной орденом Красной Звезды. Соседкой была еще одна тетя — сестра матери Марата Евдокия Парфеновна с мужем Иваном Барковским, председателем отдаленного колхоза. Эта семья воспитала троих талантливых детей: Эдуард стал военным летчиком, дослужился до подполковника, Ярослав — полковником авиации, кандидатом технических наук, Ирина — инженером-химиком.

Ирина Барковская живет сейчас в Борисове. Тогда ей было 10 лет. Помнит ли она Князева? Ответ обрадовал невероятно:

— Конечно, помню Марата, он два года учился в нашей Воронцевичской школе. Сидел с моим старшим братом Эдуардом за одной партой. Много читал.

Все дисциплины были Князеву по плечу. Он не сразу определился, на чем ему остановиться. Подсказали учителя, бывшие фронтовики, хорошо знающие цену медицине. 

Марат и сам думал о профессии, которая была бы полезной людям. Ему хотелось помогать всем исстрадавшимся на жестокой войне. Он видел, как нуждается в помощи дядя Василий Константинович, вернувшийся домой израненным…

Я расспросил еще одного человека — Геннадия Федоровича Бурского, директора Волковичской восьмилетней школы, ныне закрытой. Он учился в десятилетке с Князевым.

— Хорошо помню Марата как новичка в нашей школе. Шустрый, общительный, любознательный. Ко всему был способен: успевал по предметам, играл на аккордеоне и балалайке, пел в хоре. Жаль, что его дальнейшая биография нам не известна.
Никто о нем не писал… 

30 июня 1952 года Марат Князев переступил порог МГМИ. 

Экзамены сданы, он студент лечфака Минского мединститута. С первого курса состоял в студенческой лекторской группе, учил людей в подшефном колхозе быть здоровыми. За участие в научно-исследовательской работе при кафедре госпитальной хирургии имел благодарности и денежные премии. По оценкам преподавателей, у него была редкая способность к анализу, профессиональное мышление. Госэкзамены сдал на отлично! 

распределили Князева хирургом райбольницы в Беловежской пуще. К новому доктору, умеющему поставить диагноз и вылечить, потянулись больные. О враче заговорили в районе. А он сам хотел учиться дальше, и в 1959 году был принят в аспирантуру НИИ клинической и экспериментальной хирургии Минздрава СССР в Москве.

В 1962 году Князев успешно защитил кандидатскую диссертацию «Клиника, диагностика и хирургическое лечение атеросклеротических окклюзий бифуркации аорты и подвздошных артерий». Научный руководитель профессор Борис Васильевич Петровский остался доволен учеником. Ему понравились собранность и воля Марата, его цепкий ум и хирургические способности. Дружба между ними сохранилась на всю жизнь.

Кандидат медицинских наук приехал в Минск, где его приняли ассистентом кафедры госпитальной хирургии БелГИУВ (сейчас — БелМАПО). Князев бойко начал, но мало успел: вскоре был отозван в Москву в тот же НИИ клинической и экспериментальной хирургии, где и прошел путь до профессора.

В 1964 году Марата Дмитриевича командировали в Нью-Йорк врачом дипломатического представительства СССР при ООН. Выполняя обязанности, еще и стажировался в клинике известного кардиохирурга Майкла Эллиса Дебейки. Возвратившись через 5 лет в Москву, закончил и блестяще защитил докторскую диссертацию «Острая артериальная непроходимость аорты и артерий конечностей». Научным руководителем был все тот же профессор Б. В. Петровский — уже академик и лауреат Ленинской премии. С 1969 года Марат Дмитриевич возглавлял отделение сосудистой хирургии в родном НИИ, его выбрали заведующим кафедрой сосудистой хирургии Центрального института усовершенствования врачей. 

В отделении разрабатывались приоритетные проблемы хирургического лечения ИБС, патологии грудного и брюшного отделов аорты. Он первым в стране в июле 1970 года выполнил аутовенозное аортокоронарное шунтирование 39-летнему мужчине, перенесшему два инфаркта миокарда. Получен блестящий клинический результат, очень важный для дальнейшего развития хирургии кровеносных сосудов, питающих сердечную мышцу. Князев осуществил первую чрезаортальную эндартерэктомию из почечной артерии. В последующем хирургическое лечение больных с вазоренальной гипертензией стало одним из основных направлений сосудистого отделения. Тогда же начали разрабатывать хирургическое лечение хронической сосудисто-мозговой недостаточности, делать первые операции на экстракраниальных отделах брахиоцефальных артерий. 

Последователь Б. В. Петровского, Князев описывал, анализировал все вмешательства, думал о дальнейших реконструктивных операциях на сосудах. Друзья и соратники от души поздравляли новатора. 

Запомнилось Марату Дмитриевичу, как оперировал с «кремлевским хирургом» профессором Николаем Никодимовичем Малиновским. Знаменитый земляк (родился в деревне Желтки Вилейского района) остался Князевым доволен: сложной оказалась резекция разорвавшейся аневризмы брюшной аорты. Но два блестящих хирурга справились. Гордились результатом и впоследствии подружились. 

В январе 1980 года Марата Дмитриевича срочно вызвали в Югославию: требовалось оценить здоровье президента Иосипа Броза Тито. Консультировали его Князев и Дебейки. Местная пресса беспокоилась: двоих выдающихся специалистов просто так не приглашают, значит, положение серьезное…

Теория и практика в трудах Марата Князева слиты воедино. Научное наследие — в книгах, в свое время представлявших большую ценность. В издании «Реконструктивная хирургия предынфарктной стенокардии и острого инфаркта миокарда» он писал: «Ишемическая болезнь сердца и, в частности, инфаркт миокарда является не только медицинской проблемой, но и социальной. В экономически развитых странах инфаркт миокарда уносит жизни сотен полезных обществу людей в расцвете их творческих дарований и физических сил. К сожалению, медикаментозная терапия для многих больных оказывается неэффективной, и в этих случаях только хирургическая операция может спасти больного и вернуть ему трудоспособность».

Князев — один из авторов монографии «Хирургия хронической ишемической болезни сердца», которая пользовалась большой популярностью у молодых кардиологов и студентов мединститутов. Создавать научную базу для методологии лечения сердца — серьезное и трудоемкое дело. Шел процесс поиска. С каждой операцией нарабатывался опыт.

Идеи и методики обсуждались специалистами, и стало ясно: экстренную хирургию сосудов следует выделять в отдельное направление. О состоянии и задачах специализации на I Всесоюзном совещании докладывал академик Б. В. Петровский.

Выступил и профессор М. Д. Князев. «Показания к экстренным операциям при ранениях и повреждениях сосудов, — сказал он, — в настоящее время вполне определены. Это продолжающиеся кровотечения, острые тромбозы артерий… Возможность проведения должна определяться состоянием больного и тканей в зоне ишемии и повреждения». 

Первую Государственную премию СССР Князев получил в ноябре 1975 года — за восстановительную и пластическую хирургию аорты и ее ветвей. Вторую в ноябре 1988 года — за разработку и внедрение в клиническую практику методов хирургического лечения ишемической болезни сердца (уже посмертно).

Уважительно и с большой симпатией Марат Князев относился к пациентам. Его голос, манера разговаривать нацеливали на выздоровление. 

Поток больных не иссякал. В голове столько замыслов! И все рухнуло в одно мгновение. 16 апреля 1984 года Марат Дмитриевич трагически погиб в ДТП, не дожив до 50-летия всего две недели. 

Но пока человек запечатлен в памяти людей, он не уходит в небытие. Князев оставил знания, которыми воспользовались следующие поколения врачей. 

Эдуард Корнилович
кандидат исторических наук, Минск.



Комментировать


comments powered by HyperComments