Анкета

Королевский подход к любимому делу

27 июля 2018

Автор(ы):
Евгений Креч (фото),   Елена Гордей


Профессор кафедры  оториноларингологии  БелМАПО Игорь Король,  которого хорошо знают не только в Беларуси,  но и за ее пределами,  недавно отметил 80-летний юбилей.  О работе и планах профессор рассказал  корреспонденту «МВ».

Справка «МВ»

Доктор мед. наук, профессор кафедры оториноларингологии БелМАПО, врач высшей квалификационной категории Игорь Михайлович Король родился 4 июля 1938 года на станции Красное Знамя Смолевичского района Минской области.

В 1961 году окончил лечебный факультет МГМИ. В 1961–1966 годах служил в Советской Армии военным врачом. Специальность оториноларинголога приобрел в 1966-м в лор-клинике Минского мединститута. Работал в клинике профессиональных болезней БелГИУВ. С 1981 года ассистент, доцент, профессор кафедры оториноларингологии БелМАПО.

Степень кандидата мед. наук получил в 1972 году в Москве, в 1991-м защитил в Ленинграде докторскую диссертацию о вестибулокохлеарных нарушениях при шумовибрационном воздействии.

Автор свыше 240 публикаций, посвященных диагностике и хирургическому лечению болезней уха, горла, носа. Имеет 6 патентов на способы проведения хирургических операций.

Действительный член Международной академии оториноларингологии — хирургии головы и шеи (Санкт-Петербург), член-корреспондент Немецкого общества оториноларингологии — хирургии головы и шеи, член Украинского общества пластических и реконструктивных хирургов, председатель Минского областного научно-практического общества оториноларингологов.





























Игорь Михайлович, вы родились в семье учителей: отец преподавал в средней школе математику и физику, мама была учительницей младших классов. Вы не думали пойти по их стопам?

Так получилось, что первой в мединститут поступила старшая сестра Диана. Когда она приезжала домой готовиться к сессии, то привозила с собой медицинские учебники, которые я с интересом читал. Увидел, что это обширная отрасль знаний, которую я хочу постичь. Сестра стала терапевтом. Я же не сомневался, что буду хирургом.

Едва успев окончить МГМИ, вам пришлось попробовать себя в роли военного врача…

В 1961 году в связи с резким обострением международной обстановки меня призвали в армию. В 1962-м разразился Карибский кризис. Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев завез на Кубу советское ракетное оружие. Какое-то время между США и СССР шло жесткое противостояние, мир стоял на пороге атомной войны. В это время войсковая часть, куда я был назначен начальником медслужбы, находилась на границе в различных городах Тюрингии (в восточной части Германии), почти рядом с американскими войсками. Ближайший многопрофильный госпиталь располагался в 90 км, поэтому транспортировали пациентов только в тяжелых случаях, во всех остальных приходилось разбираться самому. Оказывал помощь не только военнослужащим, но и членам их семей. Здесь я получил опыт в хирургии, акушерстве, педиатрии — принимал роды, выполнял мелкие хирургические вмешательства, оказывал первую помощь при травмах.

Вы тогда были молодым  неопытным врачом, что помогало не теряться в сложных ситуациях?

Как мне кажется, подготовка, которую я получил в институте. Повезло с преподавателями — лекции читали выдающиеся ученые и врачи. Профессор Борис Эльберт — заведующий кафедрой микробиологии, лауреат Сталинской премии, один из создателей живой вакцины против туляремии. Кафедрой кожных и венерических болезней руководил академик Андрей Прокопчук, который тесно сотрудничал с ВОЗ и впервые применил радиоактивные изотопы для лечения кожных заболеваний. Кафедрой хирургии руководил известный хирург профессор Петр Маслов, заслуженный деятель науки.

В дальнейшем мне тоже везло с наставниками. Первичную подготовку по оториноларингологии получил на кафедре лор-болезней Минского мединститута, которой заведовал профессор Николай Книга. Мой научный руководитель по кандидатской — профессор Валентина Остапкович (Москва), ученица известного академика Бориса Преображенского. Тонкости лор-хирургии постигал под руководством заведующего кафедрой оториноларингологии БелГИУВ профессора Вячеслава Быстренина. Большое влияние на мое становление как специалиста оказал профессор Мариус Плужников (Санкт-Петербург, там я защищал докторскую диссертацию). БелГИУВ (ныне БелМАПО), где я работаю более 37 лет, ранее руководил академик Александр Руцкий — институт пользовался большим авторитетом, к нам на учебу приезжали коллеги со всего Советского Союза, мы обменивались опытом и учились друг у друга.

Не могу не назвать моих зарубежных коллег-профессоров, руководителей немецких университетских клиник, где я стажировался и выступал с докладами. Они оказали большое влияние на расширение моего кругозора.





























Сейчас в республике внедряется система врача общей практики. Как вы к этому относитесь?

Положительно, потому что это позволит разгрузить очереди в поликлинике. В других странах, скажем, Израиле, Канаде, чтобы попасть на прием к узкому специалисту, нужно записываться за месяц. Если у человека острое воспаление среднего уха или ангина, назначить ему общепринятое лечение может подготовленный врач общей практики.

Такая специальность существует и в Германии. В северных районах, где территория не так густо населена, а город находится далеко, врач общей практики ведет прием и ездит по вызовам. Практически по этому принципу я работал, когда служил в армии.

Какая система здравоохранения, по вашему мнению, лучшая?

Идеальной не существует. Ближе всего к пациентам система, действующая в скандинавских странах.

Вы производите впечатление человека мягкого, не могу представить вас со скальпелем в руках…

Это стереотип, что хирурги люди резкие. Когда речь идет о жизни пациента, то я становлюсь другим. Даже в самых тяжелых случаях нельзя упускать ни единого шанса спасти человека. Тем более сегодня, когда развиты анестезиолого-реанимационная служба, эндоваскулярная хирургия. КТ и МРТ, можно сказать без преувеличения, совершили революцию в медицине.

Ваша кандидатская и докторская диссертации были посвящены вестибулокохлеарным нарушениям. Почему заинтересовались именно этой темой?

Тематика сложная и важная, ею я увлекся, когда работал в клинике профессиональных болезней. В шестидесятые годы в связи с бурным развитием космонавтики в Минске состоялась Всесоюзная конференция по нарушениям вестибулярной системы. Все космонавты проходили тщательный отбор. Для быстрой адаптации в условиях невесомости нужны были люди с устойчивым к угловым ускорениям вестибулярным аппаратом, который отвечает за равновесие и ориентацию в пространстве. Поэтому данной тематике уделялось большое внимание.

Позднее я изучал нарушения при шумовибрационном воздействии, которому подвержены рабочие заводов и шахтеры.

У вас есть авторские научные разработки?

В 1972 году разработал ртутный электросъемник, с помощью которого можно было регистрировать состояние вестибулярной системы.

Картину работы сердца легко установить с помощью ЭКГ — ритм определяют по величине зубцов, которые выражаются в милливольтах, а нистагм, отражающий состояние вестибулярной системы, определяется в микровольтах. Даже те аппараты, которые есть в центре подготовки космонавтов, не всегда могли их расшифровать из-за маленьких зубцов и часто возникающих помех. Я сотрудничал с военными профессорами-отоларингологами по этой проблеме. Мое изобретение представляло собой «стакан» с электродами. В емкость заливалась ртуть, которая является проводником, что позволяло получать хорошее качество передачи потенциала при вращении исследуемого.

Как докладчик-референт вы читаете лекции на курсах усовершенствования в клинике Рурского университета. Какие темы наиболее интересны немецким специалистам?

Больше всего им нравятся наши доклады по риногенным и отогенным внутричерепным и орбитальным осложнениям. У нас богатый материал по данной тематике. В городе пациенты быстрее обращаются к врачу, у нас же сельское население порой терпит до последнего.

Вы с ностальгией вспоминаете те времена, когда на кафедре работали одни мужчины. К женщинам-хирургам у вас предубеждение?

С большим уважением отношусь к женщинам-хирургам, но мне иногда просто их жалко. Многочасовые операции, ночные дежурства, выезды по санавиации, смерть пациентов, в конце концов,  — такое не всем мужчинам выдержать под силу, что уж говорить о женщинах, которым на долю выпадает еще и забота о близких. Когда женщина идет в хирургию, она должна осознавать, что ее работа будет в ущерб семье, и сделать осознанный выбор. 

Говорят, циник — это уставший романтик. А вы им не стали?

Нет, я всегда вижу перед собой человека. Даже если из-за болезни в его характере начинают проявляться патологические черты, то, почувствовав заботу и желание врача ему помочь, он смягчается.

Вы награждены медалью «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», нагрудными знаками «Гвардия», «Отличник здравоохранения» и значком «За освоение новых земель»…

В 1956 году в СССР вырастили первый большой целинный урожай. Я окончил первый курс института и вместе с другими молодыми людьми откликнулся на призыв ЦК ВЛКСМ принять участие в жатве. Нас отвезли товарняком в Кустанайскую область Казахстана. Работал там помощником комбайнера, трактористом. Обратно возвращались в шикарных вагонах, нас встречали как героев. В молодости я был романтиком, но работа врачом отрезвляет. Остальные награды за нормальную добросовестную службу и работу.

Какие ситуации в жизни вас изменили?

Я придерживаюсь мнения, что в человеке все заложено генетически. Поэтому люди по существу мало меняются, могут только изменить отношение к ситуации или другому человеку. Мои родители пережили две мировые войны, революцию, коллективизацию и мало изменили свое мировоззрение. Мне кажется, с возрастом человек в своей сущности мало меняется.

Самый счастливый день в жизни?

Рождение дочерей. Старшая Марта появилась на свет в Веймаре, когда я служил в Германии, младшая Диана — в Минске через пять лет, в 1970-м. Супруга Наталья Николаевна всю жизнь проработала библиотекарем. Марта окончила Московский физико-технического институт, один из ведущих технических вузов России, а Диана обосновалась в Санкт-Петербурге после окончания Ленинградского института киноинженеров.

В школе вы были хорошистом. При родителях-учителях, удивительной работоспособности и ясном уме что мешало быть отличником?

От учебы отвлекало чтение литературы. У нас было два стеллажа книг. Чаще всего меня можно было застать за учебниками «Занимательная физика» или «Занимательная математика», где простым и увлекательным языком объяснялись серьезные задачи.

Во время войны отец был связан с партизанами, когда прорывались в партизанскую зону — с собой забрали домашнюю библиотеку. По дороге встречались немецкие патрули, воз, заваленный стопками книг, производил на них благоприятное впечатление — интеллигенты едут! Пропускали без проблем.

О чем мечтаете?

Наши отделения оснащены современной аппаратурой, но со временем ее нужно заменять. Чтобы идти в ногу с врачами передовых стран, осваивать новые технологии хирургических вмешательств, система закупки оборудования и подготовки кадров должна быть максимально прозрачна. Многое из медицинского оборудования может быть изготовлено у нас при создании определенных условий. Интеллектуальный потенциал Беларуси, на мой взгляд, достаточно высок.

Вы выглядите моложе  своего возраста, что помогает сохранять бодрость духа?

Когда ты искренне увлечен своим делом, годы не чувствуются. Бывает, испытываешь усталость, но если ты видишь, что твои опыт и знания требуются другим людям, это вдохновляет. Помогают здоровый дух в коллективе и уважение коллег.

Из уст коллег из МОДКБ

Дмитрий Жигальский, врач-оториноларинголог:     
    
«Игорь Король придет на помощь  в любой ситуации — и даже если шанс на успех ничтожный, будет бороться за жизнь пациента до конца. Это самое главное его качество.»

Елена Корженевич, заведующая оториноларингологическим  отделением для взрослых:

«С Игорем Королем познакомилась более 30 лет назад, когда пришла в интернатуру МОДКБ. В то время кафедрой оториноларингологии БелГИУВ заведовал профессор Вячеслав Быстренин, а Игорь Михайлович был кандидатом мед. наук. Становление его как профессора проходило на моих глазах.

Три основных качества Игоря Короля — порядочность, добросовестное отношение к работе и высокий профессионализм. Он очень эрудированный разносторонний человек, накануне сложной операции всегда читает специальную литературу, обдумывает стратегию вмешательства и приходит подготовленным. Помогает нам, как правило, в особо тяжелых случаях, когда мы не знаем, как найти выход из ситуации. Игорь Михайлович в большинстве случаев блестяще справляется с задачей. Его хирургическая квалификация вызывает уважение — профессору по плечу хирургия основания черепа, пирамиды височной кости, шеи и сосудов, опухолей, удаление инородных тел у детей. При этом он относится к категории тех ученых, которые придерживаются принципа «пусть обо мне говорят дела, а не я сам».

Наши навыки и знания — во многом заслуга Игоря Михайловича. Профессор создал свою научную школу, основанную в первую очередь на добросовестном отношении к пациентам. Девиз Игоря Короля «Людям надо помогать» стал девизом и нашего отделения.
Как референт он много лет читает лекции на курсах по хирургии уха и околоносовых пазух в Бохуме. Благодаря ему наши специалисты прошли обучение в Германии на курсах по микрохирургии уха и диссекции в анатомическом институте Рурского университета, освоили технологию функциональной эндоскопической хирургии носа и околоносовых пазух в России.»

Галина Козелько, врач-оториноларинголог:

«Игорь Михайлович очень мудрый человек, чем старше становлюсь, тем чаще его цитирую. Имеет тонкое чувство юмора. Начинал военным врачом, поэтому профессор привык, когда ему отвечают четко, ясно и по делу, будь то врач или пациент.»

Наталья Котова,  врач-оториноларинголог:

«Игорь Михайлович обладает потрясающим клиническим чутьем, основанным на глубоких медицинских знаниях. Стоит ему только осмотреть больного, он уже знает, в чем дело. Помню, затруднялись с постановкой диагноза, обратились за помощью к профессору, он посоветовал сделать снимок легких, сказал, у пациента туберкулез. И, как всегда, оказался прав. Его интуиция нас всех удивляет.

У Игоря Михайловича завидное терпение. Он профессор, все его поручения должны выполняться моментально, но если мы где-то замешкались, напоминает о задаче мягко и тактично. Еще одна хорошая черта — бескорыстие: Игорю Михайловичу все равно, кто перед ним — высокопоставленный чиновник или простой человек, он ко всем относится с одинаковым вниманием.»

Александр Сецко, заведующий  оториноларингологическим отделением для детей:

«Игоря Короля хорошо знают в Европе. Благодаря его помощи и авторитету заведующие оториноларингологическими отделениями и врачи-ординаторы не раз проходили стажировку в Рурском университете.

Впервые я познакомился с ним 18 лет назад, когда пришел на работу в оториноларингологическое отделение. Приняли не сразу. Сюда брали только подготовленных людей. В медучреждение поступают пациенты с тяжелой патологией, когда нужно экстренно принимать решения, чтобы спасти им жизнь, — уметь выполнять трахеотомии онкологическим больным в состоянии выраженного стеноза гортани, бронхоскопии, эзофагоскопии детям с целью удаления инородных тел из дыхательных путей и пищевода.

Благодарю судьбу, что мне выпала удача учиться и работать рядом с таким человеком. Чувствуем его постоянную поддержку и днем, и ночью. Когда речь идет о жизни пациента, он никогда не отказывает. Помню, как мы с коллегой оперировали 17-летнюю пациентку с отогенным внутричерепным осложнением — тромбозом сигмовидного синуса яремной вены. Во время вмешательства появились затруднения при удалении тромба (он постоянно продвигался по сосуду по ходу кровотока), что могло привести к летальному исходу. Пришлось позвонить Игорю Михайловичу. В районе полуночи он прибыл в больницу. Операция шла до пяти утра. Жизнь молодой девушки была спасена, а мы получили колоссальный хирургический опыт.

В других областях республики оториноларингологи практически отказались от бронхоскопии и эзофагоскопии, удаление инородных тел стало прерогативой эндоскопистов. Игорь Михайлович в этом плане держит нас в тонусе — инородные тела по-прежнему удаляем мы. Занимаемся лечением риногенных орбитальных осложнений (флегмон орбиты) — при необходимости околоносовые пазухи и орбиту вскрываем наружным доступом.

Профессор аккуратен во всем. Достаточно даже обратить внимание на его безукоризненный почерк — сразу можно понять, что перед тобой скрупулезный человек. А его педагогический талант заключается в том, что он умеет объяснять сложные вещи простым языком. Я и мои сотрудники врачи-ординаторы безмерно ему благодарны, потому что через него до нас дошли традиции, заложенные старой школой.»


Комментировать


comments powered by HyperComments