Михаил Потапнёв

17 июня 2010



Генетика готова избавить нас от смертельных болезней и продлить возраст до 120 лет. Более того, она способна сделать человека лучше — в этом уверен директор РНПЦ гематологии и трансфузиологии, доктор медицинских наук, профессор, отличник здравоохранения Республики Беларусь Михаил Потапнёв.
Анкета
Дата и место рождения.      8 июня 1950 г., Гомель.
Родители. Отец — Петр Евменович, мать — Зоя Федоровна. Педагоги, учителя русского языка и литературы, сына воспитывали в строгости.
Знак зодиака. Близнецы. Не терпит застоя — подавай что-то новое каждый день.
Образование. В 1974 году окончил МГМИ, врач-лечебник.
Семья. Верит в идеальную, неизменную любовь. Вторую половину встретил в поезде. Старлей Михаил Потапнёв, начальник полкового медицинского пункта в/ч 33776 в г. Советске Калининградской области, ехал отдыхать на юг. Попутчица, симпатичная учительница Елена Чернышова, в разговоре призналась, что ей не нравятся военные и врачи. Но через неделю после знакомства пара подала заявление в загс.
Дочь Татьяна — врач, младший научный сотрудник БГМУ, внуки — Александр и Василиса.
Прозвище. Потапыч. Приклеилось после того, как сказал молодому ученому: «В теме надо хорошо потоптаться и быть уверенным на сто процентов, прежде чем дать новое людям».
Кредо. Пятилетку за четыре года, в три смены, двумя руками и за одну зарплату.
Девиз. Вперед, и только вперед!
Карьера. Интересует только как возможность сделать что-то важное для здоровья людей.
Как узнает будущего ученого? По горящим глазам.
Идеал в науке. Николай Войтенок — целеустремленный исследователь, учитель. Всеми своими трудами пропагандировал науку, называя ее искусством, а не ремеслом.
Любимый актер. Иннокентий Смоктуновский. Совершенно незвездный человек. Его голос, неожиданные интонации в Мышкине, царе Федоре, Иудушке Головлеве, Гамлете, его изумительные руки, интеллектуальность, скромность…
Певец. Юрий Антонов. Больше 30 лет не устает слушать.
Отношение к деньгам. Наличные — не единственная связь человека с человеком. Согласен с мнением отца, что самое дешевое в жизни — это деньги.
Уважаемый школьный предмет. География. Распахивает окно в мир. Открытие других стран пробуждает фантазию.
В какую историческую эпоху хотел бы жить? Хорошо себя чувствует в этой.
Главная черта характера. Трудолюбие и требовательность к себе.
Чего не хватает для полного счастья? Времени. Жалеет, что не имеет дара обходиться без сна.
 
 
Донорством спасаешь других, бережешься от инфаркта
 
—        Михаил Петрович, донорство полезно?
—        Еще как! Кроводача — это процесс, к которому организм человека приспособлен эволюционно: травмы, войны… В умеренных дозах кровопускание обладает оздоравливающим эффектом: тысячи лет его делали с лечебной целью. Обновление клеток и белков крови происходит постоянно — уничтожаются отжившие, создаются новые. Недонор заставляет свой организм делать эту работу, а жертвующий кровь и ее компоненты помогает телу активизировать обновление. У донора накапливается меньше шлаков, поэтому регулярно сдающие кровь мало знакомы с сердечно-сосудистыми заболеваниями, у них нет застоя крови.
Многие не подозревают, что повышенный гемоглобин даже вреден: в организме начинается окислительный стресс, в результате которого могут закупориться сосуды. Исследования доказали, что у доноров-мужчин, например, инфарктов меньше. Три года назад в Дании и Швеции обследовали 1 110 329 человек, регулярно (10–25 раз) сдающих кровь в течение 6–12 лет. Установили, что по сравнению со средними показателями жителей этих стран доноры в 3 раза реже умирали от заболеваний кожи и подкожной клетчатки, суставов и мышц, эндокринных проблем, в 2 раза — от инфекций, патологии почек и мочевыводящих путей, заболеваний легких, нервной системы, желудочно-кишечного тракта. И на 25–30% меньше — от рака. Это объясняется просто. Любой недуг протекает в два этапа: воспаление и разрушение, а затем — регенерация. На первом этапе многое зависит от качества лечения, медпрепаратов, а на втором — только от организма. У донора по вышеназванным причинам больше шансов скорее выздороветь. К тому же, прежде чем сдать кровь и ее компоненты, он бесплатно проходит регулярный медосмотр и лабораторное обследование; «зевнуть» зародившуюся хворь специалистам нереально. Донор уверен в своем здоровье, а это дорогого стоит.
Мнение, что, сдавая кровь, человек теряет часть сил, давно устарело. Плазмаферез сегодня прописывается с лечебной целью для избавления от многих заболеваний, улучшения состояния мышечной и нервной системы.
 
 Живительная терпеливость
 
—        Откуда взялось звание «Почетный донор»?
—        Это советское ноу-хау. Его придумал Сталин, когда узнал, что в блокадный Ленинград не завезли ни капли крови и люди были донорами друг для друга. Чтобы стать Почетным донором Беларуси (или России), надо 40 раз сдать кровь либо 60 раз — плазму. У нас 50 тысяч человек удостоены этого знака.
 
—        Какие компоненты крови сегодня наиболее востребованы?
—        Эритроцитная масса, тромбоциты. Диагноз «лейкоз» ранее был приговором. А сейчас врач смело вмешивается в это состояние с помощью агрессивной химиотерапии и пересадки костного мозга. Как это происходит? Убивают костный мозг пациента — и пересаживают либо заранее взятые его собственные стволовые клетки, либо донорские. В период приживления у человека в периферической крови нет эритроцитов, лейкоцитов и  тромбоцитов. Он беззащитен перед инфекцией. Через какое-то время стволовые клетки восстановятся, и своих клеток крови у него будет достаточно.
Методом пересадки костного мозга теперь лечат тяжелые артриты, рассеянный склероз, рак молочной железы. Это — донорство XXI века. Правда, быть донором тромбоцитов чуть сложнее и неудобнее. Чтобы их сдать, надо полежать полтора часа (процесс обычной кроводачи занимает 40 минут), пока аппарат отфильтрует тромбоциты; остальные компоненты вольют обратно. Но наши доноры терпеливы: они знают, что иначе не вылечишь детишек, больных раком крови.
 
 Да не уйдет душа
 
—        Технология получения тромбоцитов требует и более жесткого бактериального контроля.
—        Вопрос безопасности актуален во всем мире. С момента принятия закона о донорстве крови и ее компонентов в Беларуси (1995 г.) запрещено переливание цельной (с 2007 г.) и необследованной. Выявить маркеры инфекционных заболеваний в заготовленной для производства препаратов плазмы крови, объединенной от 500 и более доноров, не просто задача службы. Это также страховка от существенного экономического ущерба для станций переливания, страны (уровень брака крови в Беларуси достаточно устойчив и оценивается в год почти в 1,5 млрд рублей). Поэтому введен 3-ступенчатый алгоритм тестирования. Вся информация о заболевших туберкулезом, СПИДом, сифилисом, гепатитом поступает в базу данных учреждений службы. Лабораторное тестирование, вирусинактивирующие технологии обработки заготовленной крови и ее компонентов, лекарственных препаратов, полученных из нее, карантинизация плазмы при температуре минус 30–40°C — серьезные барьеры на пути заразы.
 
—        Беспочвенны ли разговоры о том, что вместе с чужой кровью к человеку переходит частичка чужой души? В Ветхом завете написано: «Кровь есть душа человека, суть его. Уходит кровь — уходит душа…»
—        Наука не подтверждает и не опровергает это. Медиков, занимающихся философскими проблемами, — единицы. Когда-нибудь ученые проведут исследования и на сей счет. Но у врачей сдержанная тактика в отношении эритроцитной массы (ЭМ). Убедительные данные свидетельствуют, что избыточное применение ее приводит к повышенной (в 20–50 раз) смертности у хирургических больных, а также переживших вмешательства на сердце. Более 5 доз ЭМ увеличивают уровень смертности пациентов в ближайшие 2 месяца лечения независимо от нозологической формы заболевания. Вот тут, вероятно, душа чужого не принимает…
 
 Мыслями мы сильны
 
—        Вы стажировались в Америке. Что впечатлило в этой стране? Как поступают там врачи при массивной кровопотере?
—        Стандартный протокол для переливания компонентов крови, принятый в США: 6 доз ЭМ + 4 дозы плазмы + 4 дозы тромбоцитов в первые 4 часа после поступления больного с множественной травмой в реанимацию. Дальнейшее ведение — под контролем лабораторных показателей крови. Кстати, у них делают многое, чтобы человек, сдавший кровь однажды, пришел на донорский пункт еще раз. Например, донор тромбоцитов садится в специальное кресло. В одной руке у него в вене игла, а в другой — компьютерная мышка: он сидит в интернете. На самом пункте разыгрываются талоны на бензин — людям такое поощрение нравится.
В Америку меня пригласили коллеги из Национального института рака в г. Фредерик, недалеко от Вашингтона. В лаборатории иммунобиологии поставили условие — продвинуть порученную тему дальше всех в мире. Завершить работу до конца не удалось. По возвращении в Минск «продвигал науку» в РНПЦ детской онкологии и гематологии. В 2004 году меня вызвали в Минздрав и предложили новое производство по фракционированию белков плазмы, дело знакомое и интересное. Так я вошел в одну и ту же реку дважды, опять оказавшись в БелНИИ переливания крови (ныне РНПЦ), где проработал 19 лет, заведовал лабораториями СПИДа, иммунодиагностики и иммунотерапии.
Кстати, стажировка оказалась полезной. Я не вылезал из библиотек, за год посетил 250 лекций, исписал кучу тетрадей, приобрел больший кругозор, международное понимание вопроса и научился работать по-американски. Там непозволительна фраза: «У меня не получилось». Отрицательный результат для американца не результат. Поверхностность, небрежность в исследованиях не допускаются. У нас быстро двигаются мысли, у них — материальная часть. Тебе нужны специалисты по полисахаридам? Сейчас свяжемся с Бразилией, Израилем, закупим приборы… Предложения фирм в разы превышают спрос. Нашим бы ученым такие средства — мы бы шли впереди планеты всей!
 
—        Всего за 5 лет Вы внедрили новые методы заготовки компонентов крови, лейкодеплецированной эритроцитной массы, обеспечивающей высокотехнологичные операции, автоматизацию тестирования донорской крови, компьютеризировали учет и движение ее компонентов. Как Вас хватает еще и на иммунологию, гематологию, трансфузиологию, генетику, стволовые клетки? Ваши статьи в научных журналах показались мне запредельно умными, из области фантастики. Вы верите, что, вмешиваясь в божественную «кухню», можно избавить человечество от всех недугов?
—        От наследственных вскоре точно будут избавлять. Взять гемофилию — нарушение свертываемости крови. Эта болезнь неизлечима, ее течение приходится контролировать с помощью медикаментов. Сегодня цесаревичу Алексею смогли бы помочь, ведь генетики выяснили, как передается гемофилия. Современные научные методы позволяют «выключить» нехорошие гены. Думаю, лет через 20 выращивание органов для трансплантации станет медицинской рутиной. В живую ткань станут встраивать определенные гены. Процесс сложный, тонкий, но скольким супругам, у которых высока вероятность нездорового потомства, можно будет помочь!
Фантастическое — это сущность действительности. Еще 20 лет назад ученые поставили задачу определить структуру генома человека — все 3 млрд звеньев, составляющих молекулу ДНК. Кульминацией этой работы стало открытие двойной спирали ДНК — по сути, кода жизни. У человечества появились безграничные возможности… Только при всех фантазиях я от реальности никогда не ухожу.

Анна БОГДАНОВА, «МВ». Фото Аркадия НИКОЛАЕВА, «МВ».