Неизмеримые глубины Анатолия Богдановича

28 июля 2017

Автор(ы):
Елена Гордей


Фото автора.
Фото автора.
Основоположнику спелеолечения в Беларуси исполняется 80 лет. 


Благодаря усилиям Анатолия Степановича в Солигорске открылась Республиканская больница спелеолечения, которая входит в список ведущих клиник СНГ. Ежегодно здесь поправляют здоровье тысячи пациентов, страдающих бронхолегочными заболеваниями (хроническим бронхитом, астмой, ХОБЛ) и аллергическими ринитами.

Накануне знаменательной даты корреспондент «МВ» побывала у юбиляра в гостях.

Случайности не случайны

Анатолий Степанович уж десять лет как на пенсии, живет с дочкой Дианой Зинковской на окраине Солигорска в частном доме.

Диана Анатольевна заехала за мной на вокзал. По дороге призналась, что никогда не думала сидеть за рулем, да отец как-то завел в автошколу и приказал: «Учись!» Сопротивляться было бесполезно — он умеет настоять на своем, но если бы не это здоровое упрямство, вряд ли бы ему удалось воплотить мечту о развитии спелеотерапии в республике.

Подъезжаем к дому. Навстречу выбегают чау-чау и шпиц и заливаются радостным лаем. Встречать гостей выходит Анатолий Степанович, здоровается и приглашает в беседку, благо погода располагает к разговорам на свежем воздухе.

— Никогда не думал, что у меня получится быть врачом и руководителем, — начинает рассказ юбиляр. — А вот судьба так сложилась, что пришлось доказывать обратное. Теперь я всем говорю: «Если у человека есть голова на плечах, то он добьется успеха в любом деле».

Меня манили дальние страны, хотел быть путешественником, а в медицину попал случайно. Когда проходил срочную службу на Украине, подавал документы в Донецкий госмединститут с другом за компанию и неожиданно для себя поступил, а мой товарищ нет.

Помню, на первом практическом занятии в больнице во время обхода некоторым одногруппникам становилось дурно, и они уходили из вуза, а я думаю: «Надо выдержать!» И переборол страх. Несмотря на то что был студентом санитарно-гигиенического факультета, нас учили всему вплоть до хирургии. Пару однокурсников потом стали известными врачами-невропатологами.

После окончания института выдавали временные удостоверения, а за дипломом нужно было приезжать через год с характеристикой на руках. Направляли в Волковыск, но решил вернуться к родителям — они уже были люди пожилые и нуждались в поддержке.

Пришел попытать счастья в приемную к директору Солигорского калийного комбината Василию Яценко. Говорю: «Окончил институт, хочу работать у вас». Вызывают начальника отдела по технике безопасности Ивана Диброва. Тот руки раскинул: «Ба! Да теперь ни с санстанцией, ни со здравоохранением проблем не будет. Берем!» Ввели ставку врача, дали полную свободу творчества — делай, что хочешь.

Еще будучи студентом 6-го курса, Анатолий Степанович проводил исследования по теме «Гигиеническая оценка микроклимата глубоких рудников угольных шахт». Изучал факторы, оказывающие влияние на организм в момент нахождения человека в руднике. Поэтому начал исследовать эту проблему детально. В те времена была популярна электроакупунктурная диагностика по методу Фолля — Сарчука. С помощью специального прибора, воздействуя слабыми электрическими импульсами на биологически активные точки, определяли работу систем организма.

Анатолий Богданович спускался в шахту, брал с собой аппаратуру и уходил от ствола на пять километров, изучая данные через каждые сто метров. Первоначально интересовали показатели давления и пульса — чудесным образом под землей они приходили в норму.

— Шахта первого калийного рудника залегает на глубине 420 метров в пластах галита (белого) и сильвинита (красного слоя) , — объясняет собеседник. — Проходя по лабиринту коридоров, воздух насыщается ионами хлористого натрия, что помогает отхождению мокроты и облегчает состояние больных с бронхолегочными заболеваниями. Кроме того, здесь особый микроклимат — отсутствие аллергенов и низкое содержание микробов (стерильнее, чем в операционной), умеренная влажность воздуха и постоянная температура +18 °С независимо от того, какая пора года на поверхности. Все это в совокупности дает мощный оздоравливающий эффект.

От науки к практике

Через год Анатолий Степанович приехал за дипломом в Донецкий госмединститут. Показал свои изыскания профессору кафедры гигиены труда Анатолию Шаптале.

— Он сказал: садись и пиши план диссертации, буду твоим научным руководителем, — вспоминает юбиляр. — Анатолий Андрианович проводил подобную работу по угольной шахте, а я по калийной — доказал, что она пригодна для спелеотерапии. Защиту держал перед комиссией Киевского госмединститута, которая признала диссертацию достойной степени доктора мед. наук. Предлагали ее переоформить, но это бы заняло много времени. Так и остался кандидатом.

Когда в результате исследований было доказано, что в условиях калийного массива можно лечить пациентов с бронхолегочными заболеваниями, Анатолий Богданович загорелся идеей построить лечебницу не хуже, чем у украинских коллег из Солотвино. В этом поселке издревле шла добыча соли, а уже в советские времена в выработанных шахтах открыли подземное отделение Украинской республиканской аллергологической больницы, слава о которой гремела на весь Советский Союз. 

Поделился мыслями с директором комбината Василием Яценко — и он идею поддержал. Сначала использовали убежище гражданской обороны и здравпункты — спускали больных астмой группами на 6 часов. Пациенты находились под присмотром врачей.

Вскоре новость о чудодейственной силе солигорских рудников разнеслась по стране — от желающих отбоя не было. Стало очевидно, что нужно расширять площади. Благо в этом вопросе Анатолий Степанович с командой единомышленников нашел полное взаимопонимание в Минздраве, Совмине и у руководства рудника.

Игра по-крупному

Первое подземное отделение на 60 пациентов в смену открылось в 1990 году и относилось к Солигорской ЦГБ. Дежурили врач, две медсестры и санитарки.

— Команду набирал из тех, кого не пугала перспектива работать под землей, — продолжает Анатолий Богданович. — Первое, что спрашивал, смогут ли в экстремальных условиях попасть в вену. Потому что если у человека случится приступ бронхиальной астмы, необходимо действовать быстро и профессионально. Все как один отвечали: «С закрытыми глазами!»

В числе первых была Наталья Трухан. До этого работала на сельском участке, а это означает, что человек она опытный, ответственный и в экстренных ситуациях не растеряется. Еще нравилось, что Наталья Михайловна не всегда соглашалась со мной: мне по сердцу люди, которые не боятся отстаивать свою точку зрения.

Были и те, кто сам просился на работу. Помню, одна женщина, страдающая тяжелой формой бронхиальной астмы, специально устроилась санитаркой, потому что ей легко дышалось только здесь, под землей. Трудилась до самой пенсии.

Будучи руководителем, никогда не позволял себе быть с людьми жестким, был только благодарен, когда указывали на ошибки. Видимо, сотрудники меня уважали, потому что не помню, чтобы кто-нибудь из них подвел.

Наземный корпус Республиканской больницы спелеолечения распахнул двери в 1997 году. Анатолий Степанович следил за каждый этапом строительства. Главная задача, которую поставил перед архитекторами, — будущая лечебница не должна напоминать больницу. И те постарались — сделали стеклянную крышу и мраморные полы.

— Знаете, сначала дети спускались в шахту только в сопровождении родителей. Первопроходцами в этом деле стали внуки Анатолия Степановича, — подключилась к разговору Диана Анатольевна. — Уже позднее, в 2013-м, когда больницей руководил Павел Левченко, к спелеолечебнице присоединили реабилитационный центр «Зеленый Бор». Детей спускали в шахту организованными группами. Сегодня подземная спелеотерапия проводится с 10 лет.

— Хотя чем раньше начать оздоровление, тем лучше эффект, — добавляет Анатолий Богданович. — После терапии в спелеолечебнице наступает стойкая ремиссия. Как правило, чтобы достичь улучшения, необходимы три курса по 15–20 сеансов на протяжении трех лет подряд. Когда наши пациенты возвращались на повторное лечение, мы интересовались у них самочувствием. Они отвечали, что уже забыли, где ингалятор лежит.
Полезны подземные сеансы и страдающим псориазом: приезжают лечить основное заболевание — хронический бронхит или бронхиальную астму, а заодно избавляются от псориаза. 

Возраст планам не помеха

Анатолий Богданович считает себя везучим человеком, говорит, жизнь сложилась наилучшим образом: нашел себя в работе, повезло в любви. С женой Галиной вот уже 50 лет живут душа в душу. Есть дочь Диана, сын Дмитрий и четверо внуков. Секрет семейного счастья прост: несмотря на увлеченность делом, субботу и воскресенье Анатолий Степанович всегда посвящал близким. 

…Во время беседы Анатолий Богданович держал в руках сигнальный экземпляр книги «Оздоровление
в недрах земли», которая увидит свет в этом году.

Написал ее в соавторстве с внучкой Стефанией Шевелёнок. Когда-то она хотела быть ветеринаром, но поддалась на уговоры дедушки и окончила ВГМУ, исполнив его мечту. Работает врачом скорой помощи, но Анатолий Степанович надеется, что она продолжит дело его жизни — займется изучением спелеотерапии.

Из уст коллег

Наталья Трухан, 
заведующая пульмонологическим 
отделением № 2 Республиканской 
больницы спелеолечения:

— Спелеотерапия для Анатолия Богдановича — путеводная звезда, за которой он следовал всю жизнь. Впечатляет его целеустремленность: если ставит цель — обязательно ее добивается. У него на все своя точка зрения, при этом он всегда тебя выслушает, даже если не согласен, и извинится, если не прав.

Коммуникабельность и дипломатичность помогали ему решать самые важные вопросы. Работал он наравне со всеми. Помню, когда переезжали в наземный корпус Республиканской больницы спелеолечения, дружно мыли полы и стены, двигали мебель и санитарка, и главврач. Хотя Анатолий Степанович уже не работает десять лет, его до сих пор добрым словом вспоминают пациенты и сотрудники.

Цифры и факты

В Республике Беларусь нуждаются в спелеотерапии более 20 тысяч взрослых и маленьких пациентов.

Спелеолечебницы работают в Германии, Австрии, Польше, Чехии, Украине, Венгрии, Словакии, Словении, Румынии, Киргизии, Азербайджане. Однако солигорская клиника единственная в мире, где лечат в массиве калийной соли. 

Благодаря поддержке государства и Минздрава в июле 2012 года открылось второе подземное отделение, введен в эксплуатацию второй наземный корпус на 120 мест. Общая мощность 450 койко-мест, в т. ч. 200 детских в филиале «Зеленый Бор». С момента присоединения реабилитационного центра количество детей, прошедших спелеотерапию, увеличилось в 5 раз.

Подземные отделения работают в три смены: утром (для организо-ванных групп детей) длительностью 3 часа, в дневное и вечерне-ночное время до 5 часов и 11 часов соответственно.

К услугам пациентов в подземном отделении терренкур, два зала ЛФК, спортплощадки и комнаты отдыха.
Работают пост медсестры, кабинет врача, приемная и процедурная с аппаратами для ингаляционной терапии, чтобы при необходимости оказать экстренную медицинскую помощь. 

При увеличении мощности учреждения была проведена реконструкция первого подземного отделения спелеолечения и первого наземного корпуса.

Сегодня условия пребывания в больнице соответствуют европейским стандартам, что неоднократно отмечалось участниками иностранных делегаций, посещающих учреждение (это дает возможность принимать на лечение более 1 000 иностранных пациентов в год).



Комментировать


comments powered by HyperComments