подписка ерип

Нинель Гудзь. Беспокойное сердце медсестры

11 июля 2017

Автор(ы):
Виктория Лебедева


Фото автора и из личного архива Н. Гудзь.
Фото автора и из личного архива Н. Гудзь.
Каждый год 3 июля для жительницы Барановичей Нинели Гудзь начинается с парада. Смотрит его по телевизору — в 91 год самостоятельно добраться в столицу уже не получается… Утром фронтовую медсестру поздравляют близкие, а она отшучивается, мол, мой праздник наступит только 8 июля (в этот день 3-й Белорусский фронт освободил Барановичи).


В город въезжали на машине. 18-летняя девушка запомнила брусчатку на центральных улицах, а вокруг руины. Она еще не знала, что проживет здесь без малого полвека и будет лечить не только солдат.

Отголоски минского парада слышны и в небольшой квартирке в центре Барановичей: после показательных выступлений в небе над городом разворачивается авиационная техника.

Война для Нинели Дмитриевны ассоциируется с ревом моторов: она служила медсестрой в 510-м батальоне аэродромного обслуживания. «Пролетела» длинный путь — от Смоленска до Кенигсберга.

…Когда начались бои, Нинель было 15. Семья Шпаковых жила в Орше, отец служил на закрытом военном объекте. 24 июня стало известно, что рядом с городом высадился немецкий десант. Объявили эвакуацию, для семей военных выделили автобус. Мать и четверо детей уехали.

— Мы пытались добраться до Рославля Смоленской области, — вспоминает Нинель Дмитриевна. — Бомбили постоянно. Автобус забрали для раненых, нас пересадили в трактор с прицепом. Когда попали в город, нас разыскал отец. В эвакуации в Верещагино Пермского края я пошла в 8-й класс.

В тылу всегда развернуты госпитали, мы ходили помогать медикам, убирали за ранеными. Я не боялась вида крови. В итоге пошла на 8-месячные курсы медсестер.

Нинель определили в пехоту и отправили с эшелоном на фронт. Но до пункта назначения поезд не доехал.

— Нас разбомбили уже через пару дней пути. Увечья у людей были страшные. В свое боевое крещение увидела ранение в живот. Молодой парень 23 лет просил добить… Он потом мне долго снился. После этой бомбежки часть расформировали. Я оказалась в 510-м батальоне аэродромного обслуживания, в котором прослужила до Победы.

Хрупкой девушке ростом чуть выше 150 см приходилось таскать раненых. Если летчик не мог вылезти из кабины, его доставали. К тому же самолеты часто не долетали до аэродрома… 

— Я боялась уже не столько бомбежек: тяжело было ждать возвращения своих с задания, — вздыхает Нинель Дмитриевна. — Ведь понимаешь, что каждый вылет для них может стать последним… Довелось работать и с женским авиаполком, которым командовала легендарная Марина Раскова. Бомбардировщиц немцы называли ночными ведьмами. Мы обслуживали девчонок всего пару месяцев. И за это время они возвращались на базу без потерь.

Когда было особенно страшно, я просила Бога, чтобы уберег. До войны меня не крестили, и я пообещала себе: если выживу — крещусь.

Дорога жизни по Ладожскому озеру запомнилась мне смертью. Столько трупов я не видела ни в одном бою. Тела складывали штабелями — ужасная картина.

Помню ощущение хронической усталости. Мы все умели спать стоя: когда сутками оперируешь, используешь любую минуту для отдыха. Несешь бинты со склада — приткнешься в углу и прикорнешь. Через пять минут снова идешь.



Медсестры на фронте не стреляли. Личное оружие выдали незадолго до мая 1945-го. Но Нинель пришлось взять в руки автомат. При наступлении на Борисов красные части окружили группировку немцев. Те засели в лесу и дали неожиданный отпор.

Гражданская медсестра Нелла, 1955 год.

— По нам вели постоянный огонь, много наших полегло. На сестринских курсах мы пробовали стрелять. Поэтому я подобрала автомат, затащила его на валяющееся колесо и начала стрелять. Мне кричат «Прячься!», а я подпрыгиваю при каждой очереди вместе с оружием.

Потом научилась стрелять из пистолета: выбивала 90 из 100. Получила значок «Отличник санитарной обороны СССР».

Но знаете, оружие в руках часто не меняет человека. Когда мы были уже в Восточной Пруссии, в окружение попали 20 немецких солдат. Их привели в расположение части и выстроили. Ненависть к ним была страшнейшая, но никто из наших не решился их расстрелять: не могли целиться в безоружных, хотя от рук фашистов гибли их друзья.

Более 30 лет Нинель Гудзь поет в городском хоре ветеранов «Беспокойные сердца».


60 лет Победы.

— Я и на войне пела, так спасалась от ужаса. Когда жили в Орше, выступала в самодеятельности военного городка, играла в школьных спектаклях. И на фронте нашлось применение моим талантам: участвовала в полковых концертах. Любимой песней была «В землянке». Как-то с подружкой подготовили номер: танцевали «Яблочко». После концерта подошел знакомиться майор, заместитель командира полка по летной части. Он стал моим мужем. Расписывались в Каунасе, свадьбу справляли всем полком. Но пробыли вместе недолго: почти сразу после 9 мая наш батальон перебросили в Японию.

Я была беременна, меня демобилизовали 1 октября в звании старшины. Муж с советско-японской войны не вернулся. Дочка Людочка в два месяца заболела менингитом и умерла. Так после Победы я осталась одна. 

Второй муж тоже был военным, с ним довелось поездить по Союзу. Практически везде работала операционной медсестрой в госпиталях. 


Нинель Дмитриевна (третья слева) с коллегами в День медработника, 1966 год.

Единственный раз в жизни самой пришлось принимать роды, это случилось на фронте. Роды были преждевременными: мать попала под бомбежку, ей оторвало обе руки. Ребенок не выжил. Кто знает, может, если бы ее успели отправить в тыл, все сложилось бы иначе.

Когда переехали в Барановичи, устроилась операционной медсестрой в местную больницу, потом работала в хирургическом отделении, затем перешла в поликлинику. Городскому здравоохранению отдала 35 лет. Коллеги не забывают, благодарна руководству родной больницы, центральной поликлиники, профкому медработников.


Конкурс медсестер, конец 80-х.

Жалею, что во втором браке детей так и не появилось. Я хотела усыновить ребенка, но не нашла у мужа поддержки. Материнскую любовь отдавала племянникам, их детям и внукам. Это чувство согревает мое беспокойное сердце.


Комментировать


comments powered by HyperComments