Операция trauma и другие техники хирурга

02 сентября 2019


Фото автора.
Фото автора.
Заведующий лабораторией травматологии взрослого возраста РНПЦ травматологии и ортопедии Александр Ситник считает, что период расцвета для хирурга — 45 лет. Когда и здоровье, и опыт находятся в оптимальном балансе. Осенью Александру Александровичу как раз исполняется 45. Является председателем белорусской ячейки всемирного общества травматологов АОТrаumа. Часто ездит на научные конференции, которые проходят по всему миру, не только в качестве участника, но и докладчика. Участвует в научных разработках. А еще о нем отзываются как о хирурге, которому доверяешь с первого слова.

Переломное дело

Александр Ситник вот уже более 20 лет каждое утро идет по знакомому маршруту, поднимается на четвертый этаж в свой кабинет, заваривает крепкий кофе, чтобы взбодриться перед началом рабочего дня. В восемь начинается внутрибольничное совещание-пятиминутка, а в девять он, как правило, уже направляется в операционную несколькими этажами выше.

Александр Александрович берется за самые тяжелые случаи. Как говорит он сам, такая операция начинается в его голове задолго до того, как подходит к хирургическому столу. Обдумывает план вмешательства, изучает снимки, проигрывает в воображении несколько возможных вариантов решения проблемы, выбирая самый оптимальный.

Сегодня у Александра Ситника в графике всего одна операция, что выдается не часто. Однако этот случай непростой. У пациентки сложный оскольчатый перелом нижней трети голени — девушка упала с велосипеда. Обычно вмешательство стараются выполнять буквально на следующий день после госпитализации, но здесь решили повременить. Из-за сильного отека мягких тканей травмированная нога была буквально в два раза толще здоровой. Неделю ждали, когда спадет опухоль, чтобы избежать риска возможных осложнений.

Были разные варианты доступа и репозиции. В данном случае остановились на заднемедиальном доступе. Александр Ситник ранее этот способ не применял, поэтому накануне изучал статью немецких специалистов, чтобы к операционному столу подойти подготовленным.

Когда мы зашли в операционный зал, все было готово к работе. В бригаде хирургов — три поколения учителей и учеников. Александр Ситник учился у врача-травматолога-ортопеда Александра Пышкало. А сам в свою очередь передавал знания старшему научному сотруднику лаборатории травматологии взрослого возраста Олегу Бондареву.

Сложный случай требует особого подхода: Александр Ситник выполняет репозицию из нового доступа.
Сложный случай требует особого подхода: Александр Ситник выполняет репозицию из нового доступа.

В ходе вмешательства Александр Александрович наметил анатомические ориентиры. Сделав разрез, выделил нерв с сосудами, аккуратно отвел в сторону, чтобы не задеть. Добрался до перелома. А дальше дело техники: соединил отломки кости с помощью пластин с винтами. Всего были использованы три металлоконструкции. Каждый этап проходил под рентген-контролем электронно-оптического преобразователя. Помогали хирургам операционная медсестра Лилия Каток, врач-анестезиолог-реаниматолог Людмила Мытник, медсестра-анестезист Галина Касько, рентген-лаборант Людмила Бурим.

Через два часа все было почти готово. Александр Ситник начал накладывать швы. Напоследок девушке наложили гипс. Некоторое время ей придется передвигаться на костылях, но уже через три месяца, когда перелом полностью срастется, можно подумать о полной нагрузке. Напоминать об операции будут только два тонких шрама на лодыжке.

– Раньше мы такие переломы старались лечить «щадящими» способами, – поясняет заведующий. – Пытались вправить их закрыто, зафиксировать не через разрез, а через проколы, но не всегда удавалось точно восстановить анатомию кости. А здесь свод сустава встал идеально, потому что все трещинки и линии мы видели своими глазами и своими руками могли поставить все на место.

Сегодня операция проходила стандартным способом. Но последние несколько лет специалисты РНПЦ травматологии и ортопедии все чаще применяют в работе IT-технологии. Второй год по проекту VОКА.IO сотрудничают с компанией, которая предоставляет очки дополненной реальности. Накануне вмешательства программисты воспроизводят голограмму перелома. Надевая такие очки во время операции, хирург словно приобретает рентгеновское зрение, что позволяет проводить вмешательство с ювелирной точностью и обходиться без электронно-оптического преобразователя.

Елена Гордей, Минск.

Более подробно читайте в газете "Медицинский вестник" №35


Комментировать


comments powered by HyperComments