Репродуктивный успех, помноженный на 140 миллионов

10 декабря 2018

Автор(ы):
Елена Гордей


Фото автора
Фото автора
Марк Курцер, российский врач-акушер-гинеколог и генеральный директор группы компаний «Мать и дитя», объединяющей 40 медцентров, приехал в Минск, чтобы поделиться опытом с белорусскими специалистами. Он выступил на семинаре, посвященном теме критических состояний в акушерстве, в РНПЦ «Мать и дитя». Несмотря на занятость, академик РАН, доктор мед. наук нашел время, чтобы ответить на вопросы корреспондента «МВ».

Марк Аркадьевич, вы состоялись как успешный ученый и предприниматель, но кого сегодня в вас больше: врача или бизнесмена?

Сложно ответить, потому что даже в бюджетной сфере любой врач, который достигает определенных руководящих позиций, должен иметь представление о том, как формируется фонд оплаты труда сотрудникам и тарифы на платные медицинские услуги, как правильно организовать деятельность медучреждения, как привлечь на работу лучших.

Сегодня в России любой врач, претендующий на руководящую должность, должен иметь сертификат по специальности «Организация здравоохранения и общественное здоровье». У меня, например, три специализации: «врач-акушер-гинеколог», «врач-эндоскопист» и «врач-организатор». Но все-таки в первую очередь я доктор.

Как возникла идея создания бизнеса?

Меня подтолкнули две причины: в какой-то момент почувствовал, что пришло время масштабировать и трансформировать те методы, которые я выполняю и пропагандирую. И второе — когда столкнулся с определенными ограничениями в государственной сфере и не мог развивать свои лечебные учреждения так, как считал нужным.

Все началось с первого проекта — клиники «Мать и дитя». Было немало сомнений. Мне все говорили, что ничего не получится. Я с трудом нашел деньги на финансирование. Когда открыли первый перинатальный медцентр, на третий-четвертый год работы уже вышли на самоокупаемость. Оказалось, что наши услуги востребованы и пользуются спросом у населения. Тогда начали строить второй, третий, четвертый медцентр… Сегодня наша сеть насчитывает 40 лечебных учреждений по всей стране. Из них пять крупных, таких как клинический госпиталь в поселке Лапино.

Вы изобрели новую терапию послеродового кровотечения, технологию подготовки недозревшей матки к родам, а за разработку нового метода кесарева сечения и пластических операций на внутренних органах получили престижную премию «Призвание». Над чем работаете сегодня?

Развиваю направление органосохраняющих операций при врастании плаценты в рубец на матке после кесарева сечения. В последние годы число таких пациенток растет, предполагаю, эта тенденция характерна и для Беларуси. При данной патологии хирургическое вмешательство сопровождается массивным кровотечением, раньше такие случаи заканчивались экстирпацией матки. Сегодня развиваем органосберегающие технологии — сначала применяли метод эмболизации маточных артерий, теперь временной баллонной окклюзии общих подвздошных артерий под рентген-контролем. Сейчас появилась новая группа аортальных баллонов для эндоваскулярной блокады кровотока.

Помимо этого занимаемся и другими направлениями. В первую очередь вопросами пролонгирования беременности при риске преждевременных родов и фетальной хирургией. Например, мы первые в России в нашем госпитале в Лапино провели внутриутробную операцию по коррекции порока spina bifida. Ну и, конечно же, работаем по программе «Онкофертильность».

В этом вопросе вы сотрудничаете с детской онкологической клиникой?

Реализация программы «Онкофертильность» направлена на сохранение репродуктивной функции у женщин. Теперь шанс стать мамами появился и у пациенток, страдающих онкологическим заболеванием. Тут существует несколько вариантов. Если у женщины есть время, мы можем заморозить эмбрион. Иногда к нам приходят пациентки, у которых наблюдается быстрое распространение онкопроцесса, и надо спешить. Перед началом химио- или лучевой терапии делаем им лапароскопию, берем ткани яичника и замораживаем для того, чтобы после окончания лечения онкологии произвести аутотрансплантацию ткани яичника.

Разработав эту методику, стали сотрудничать с Национальным медицинским исследовательским центром детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева. Эндоскописты центра по нашей технологии проводят эту операцию девочкам.

В работу клиники внедряете самые передовые технологии, есть даже умная операционная. Что она собой представляет?

В какой-то момент я пришел к выводу, что оказывать медпомощь 12,5 млн жителей Москвы — одно дело. А предоставить ее 140 млн населения страны — это совершенно другой уровень. Постепенно мы начали укреплять свое присутствие в регионах. Сегодня работаем от Санкт-Петербурга до Иркутска. Мощные госпитали, где проходит большое количество операций и родов, есть в Новосибирске, Самаре, Уфе, Москве, Московской области, готовимся открыть госпиталь в Тюмени и клинику во Владивостоке. Мы должны осуществлять фактическое и методическое руководство этими лечебными учреждениями. В этом нам очень помогают интегрированные операционные.

Во-первых, идет архивирование данных. Во-вторых, мы можем у себя в Москве на экране следить за ходом операции, которая проводится, скажем, в Самаре. Причем у нас есть возможность обозначить маркером линию разреза на мониторе. В ту же секунду эта граница появляется на экране в интегрированной операционной — и хирург, работающий за несколько тысяч километров от нас, может проводить разрез, следуя нашим рекомендациям.

К сожалению, интегрированная операционная стоит немалых денег. Устанавливать в Беларуси ее имеет смысл, если кроме РНПЦ «Мать и дитя» как основного методического центра такие операционные будут функционировать в нескольких крупных больницах страны.

В клинике широко применяете не только теле-, но и дистанционную медицину. Расскажите об этом подробнее.

Первый пример дистанционной медицины я привел. Хотел бы отметить, что многое для популяризации нашей медицины в Беларуси делает Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Беларуси, спецпредставитель Президента России по развитию торгово-экономического сотрудничества с вашей страной Михаил Бабич. Он пригласил меня в эту поездку по Беларуси. Я восхищен вашей страной и Минском. Спокойная обстановка, люди доброжелательные и приветливые, на дорогах нет пробок. А в Москве, чтобы добраться на работу, нужно час простоять в пробке. У нас большие расстояния, лишний раз беспокоить пациентку и вызывать ее на обследование не хочется. Поэтому мы одними из первых в России внедрили дистанционное кардиотокомониторирование плода. Небольшие фетальные мониторы отдаем пациенткам, и они сами проводят себе запись КТГ, данные фотографируют на телефон и присылают нам по WhatsApp. Таким образом они экономят свое время, а мы можем вовремя распознать, если с плодом что-то не так. Дежурный доктор вызывает нас в клинику, мы делаем очные обследования — и часто удается своевременно поставить диагноз и спасти жизнь будущему ребенку.

Какие направления в работе вашей клиники в ближайшее время планируете реализовать?

Мы считаем, что акушерство и гинекология не могут быть отделены от других специализаций. Все наши клиники, кроме перинатального медцентра в Москве, многопрофильные. Если во время родов у пациентки начнется кровотечение, есть возможность спустить ее на два этажа ниже в эндоваскулярную операционную, где хирурги быстро ей помогут.

В прошлом году средний показатель кесаревых сечений от числа всех родов по Москве составил 24 %. В наших клиниках — 30 %. Зачастую приходится проводить несколько операций пациентке. А что такое очередное вмешательство? Ярко выраженный спаечный процесс, в который нередко вовлечены кишечник, мочевой пузырь. Без помощи урологов, общих хирургов в этом случае не обойтись. 

Поэтому сегодня мы ориентируемся на создание многопрофильных стационаров, где круглосуточно работают узкие специалисты. Мы уверены в том, что у нас все получится.


Комментировать


comments powered by HyperComments