подписка ерип

Скромность. Верность. Стойкость

04 августа 2017




 Заведующего кафедрой поликлинической педиатрии БелМАПО доктора мед. наук, профессора Владимира Федоровича Жерносека не стало в середине июня. Ему не было шестидесяти: юбилей готовились отпраздновать в августе… Сколько искренних слов он услышал бы в этот день! Сегодня о Владимире Федоровиче вспоминают коллеги и ученики.


Дмитрий Зайцев,
главврач МОДКБ


Владимир Федорович Жерносек для меня навсегда останется Человеком с большой буквы. Это касалось его профессиональных и личных качеств. По-настоящему интеллигентный человек, обладающий талантом объединять вокруг себя единомышленников.

Владимир Федорович своим отношением к людям всегда напоминал мне Ивана Романовича Чайку, который более 20 лет возглавлял МОДКБ и знал по имени-отчеству буквально всех работников. К профессору Жерносеку также мог обратиться любой сотрудник — и врач, и медсестра, и санитарка: он всегда старался внимательно выслушать, помочь.

С Владимиром Федоровичем на базе нашей клиники мы начинали организовывать кафедру поликлинической педиатрии. Областная больница переезжала из центра города, и необходимо было определиться на новых площадях с кабинетами. Так вот, завкафедрой особо заботился о том, чтобы сотрудники и курсанты имели достойные условия для работы и чтобы у них была возможность где-то перекусить…

Открытые и честные отношения между людьми всегда были у нас нормой. И с родителями маленьких пациентов мы также откровенны. Это было твердое убеждение Владимира Федоровича: родителям всегда нужно говорить правду. Ведь психологический контакт ребенка с матерью очень важен, а от сотрудничества врачей с родителями зависит 50 % успеха в борьбе с болезнью.

Владимир Жерносек за столько лет лишь однажды взял больничный. Когда вернулся — доложил: «Я на месте». Все были рады: столько пациентов его ждали! Казалось, беда миновала…

Известие о его кончине прозвучало как гром среди ясного неба. До сих пор трудно в это поверить…


Игорь Лазарчик, заместитель главврача по медчасти МОДКБ

Мы познакомились с Владимиром Федоровичем в 1991 году в 4-й ГДКБ, где я работал врачом отделения кардиологии. Все время от коллег слышал одну и ту же фразу: «Позовем на консультацию Жерносека». Однажды не выдержал: «Почему именно Жерносека?» Мне объяснили: «А он — от практики, от жизни: до этого работал врачом-педиатром в Борисовской ЦРБ. Надо посоветоваться».

Пришел Жерносек. Подтянутый молодой человек с легкой походкой. Весь его облик внушал уверенность и доверие, а консультации поражали глубиной. Он умел обозначить конкретную проблему в контексте мировой медицины.

Вот эпизод, характеризующий Владимира Федоровича как ученого. В 1997 я заканчивал кандидатскую, а он — докторскую на тему «Бронхиальная астма у детей с ночными приступами». Дежурю. И он дежурил: всю ночь проводил у кровати ребенка, больного бронхиальной астмой. А по утрам я уже встречал его на коридоре с пробирками: он сам носил их в лабораторию, не ждал, когда это сделает лаборант…

Когда кое-что у меня не получалось по статистической обработке материала для кандидатской, пошел к Жерносеку: «Помогите, Владимир Федорович, литературы не хватает». — «Книжек мало, дам конспект». И принес листики, сшитые нитками. Этот конспект был лучше любой книжки…

Есть фото: Жерносек у постели больного ребенка, а мама — улыбается! От него исходили доброта, надежда. Вспоминаются отзывы пациентов: «Такой хороший врач… Я не знаю лучшего врача. Спасибо…»

Расцвет кафедры начался с его приходом, сегодня это уже точно можно утверждать.

Он так любил нашу больницу! Говорил: «Как хорошо, что я здесь работаю, тут такая великолепная база: все разделы педиатрии, хирургия, амбулаторно-поликлиническая часть».


Алексей Почкайло, доцент кафедры поликлинической педиатрии БелМАПО

Владимир Федорович был очень скромным и безотказным человеком. Любой мог обратиться к нему с вопросом, просьбой — и никто не оставался без внимания. Общение с ним было легким, он любил, когда весь коллектив в перерыве собирался за одним столом выпить чаю и обсудить не только сложные клинические проблемы, но и личные заботы каждого сотрудника. Мы были уверены: он поймет и поддержит каждого, даже если кто-то допустил ошибку. Его мудрость в сочетании с отменным чувством юмора переводили любую ситуацию в плоскость конструктивного решения.

Приходя в отделение на консультацию он, казалось, не замечал, если врач, пригласивший его, вдруг вынужденно отсутствовал — мало ли хлопот в рутинной жизни клиники. Начинал осмотр пациента, по-доброму кивал смущенному доктору, мчавшемуся через всю больницу на консилиум с профессором…

Владимир Федорович никогда не допускал фамильярности и панибратства, ни к кому из коллег не обращался на «ты». По возрасту я годился ему в сыновья и, конечно, принял бы любой стиль обращения, но он всегда выбирал именно такой: по имени-отчеству.

Врачи, завершающие повышение квалификации, нередко предлагали присвоить кафедре статус «доброжелательной к слушателям» — так они отмечали уважение и доброе отношение, которые здесь царили. Надо ли говорить, что это тоже было заслугой нашего Учителя…

Уверен, Владимир Федорович обладал даром научного предвидения. О том, что станет актуальным завтра, он знал сегодня, если не вчера. Однажды сказал мне: «Давайте займемся педиатрической остеологией». Помню, как неохотно вникал в эту скучную, как мне сперва показалось, тему. Но за последнее десятилетие в мире произошел настоящий скачок в этой области. Сегодня мы первые в стране, кто успешно развивает это направление и приблизил оказание помощи таким пациентам к мировым стандартам. Отрадно осознавать, что мой Учитель успел порадоваться нашему общему успеху…

Не секрет, что ревность к успехам учеников в научной среде имеет место быть. Но только не в случае с профессором Жерносеком. Как он радовался нашим наградам, грантам, дипломам! Подавая документы на какие-либо конкурсы, мы нередко узнавали о результатах от своего руководителя — он гораздо чаще нас заходил на эти сайты. И мы слышали в трубке его радостный возглас: «Результаты уже опубликованы, вы в победителях!»

У нас, конечно, были совместные публикации. В таких случаях фамилию руководителя принято указывать первой. Владимир Федорович категорически не позволял этого делать, неизменно подчеркивая: «Это ваш труд». Хотя едва ли так можно было говорить, зная, сколько времени и сил он вкладывал в каждую нашу работу.

Владимир Федорович был настоящим трудоголиком. Даже в коротких перерывах постоянно работал, успевал принимать огромное число посетителей, отвечал на шквал звонков, электронных писем, обновлял лекции, писал статьи, просматривал последние педиатрические руководства, часто задерживался на работе. Я знал наверняка, что обязательно получу электронное письмо — ответ на какой-либо безотлагательный вопрос, причем нередко сообщения приходили уже ночью.

И в свои последние, как это ни больно осознавать, месяцы он жил в таком темпе. Его стремление поскорее вернуться к любимой работе, трудиться в полную силу, приносить пользу людям вызывают восхищение. С горечью понимаю, что сберечь его нам не удалось…

Больше месяца прошло с момента ухода нашего дорогого Учителя. Для всех нас это невосполнимая утрата. Переживая ее, мы не сразу заметили одну удивительную деталь: все созданное и запланированное Владимиром Федоровичем продолжает претворяться в жизнь: подаются к публикации статьи, завершаются монографии и руководства, запускаются научные проекты, обеспечена консультативной помощью клиническая база, успешно закончен учебный семестр. Это еще одна заслуга нашего руководителя…

Созданные его стараниями кафедра и коллектив единомышленников, воспитанные им благодарные ученики, а также коллеги, которым он всегда помогал, продолжают его дело.


Сергей Гридин, врач-реаниматолог-анестезиолог выездной консультативно-реанимационной бригады отделения анестезиологии и реанимации МОДКБ

Личное общение у нас с Владимиром Федоровичем, к сожалению, случалось редко. Но подспудно всегда этого хотелось, ведь у него можно было учиться всему: профессии, отношению к людям, к жизни. Кажется, он знал ответы на самые трудные вопросы, например, как беседовать с родителями маленьких
пациентов.

В любой ситуации Владимир Федорович проявлял такт и уважение к людям. Не раз приходилось просить его выехать на консультацию в область. Никогда не отказывал и не воспринимал поездку как формальность. Он всегда смотрел самых тяжелых детей. А его отношение вселяло уверенность, что мы на правильном пути. К нам отовсюду приезжали на консультации по аллергии: «У вас же Жерносек!» Теперь его нет у нас…

Нечасто встретишь человека, талантливого во всех отношениях. А Владимир Федорович Жерносек был именно таким: великим доктором, великим педагогом, великим человеком.


Ирина Ненартович, доцент кафедры поликлинической педиатрии БелМАПО:

«Владимир Федорович для меня не просто Учитель — очень многое, что есть сейчас в моей жизни, состоялось благодаря его таланту помогать людям раскрывать собственные способности. Он советовал: «Надо успевать все! Но нельзя растрачивать себя понапрасну».

7 июля, в день, когда был захоронен прах Владимира Федоровича, мне пришло письмо. А в конверте — патент
на разработанный нами подход к лечению бронхиальной астмы у детей. Может быть, это совпадение, а может —
благословение...»


Комментировать


comments powered by HyperComments