Станислав Борознин. С корабля в РНПЦ

10 февраля 2017

Автор(ы):
Евгений Креч (фото)


Станислав Борознин уже более 40 лет работает в анестезиологии и реаниматологии. Искусно обеспечивает безболезненность хирургических вмешательств, отвечает за безопасность пациента во время и после каждой операции. 

Мнимая легкость

В Минскую оториноларингологическую клиническую больницу Станислав Борознин устроился заведующим отделением анестезиологии и реаниматологии в 1994 году. 

— До моего прихода здесь существовала только группа анестезиологов-реаниматологов из четырех человек с одним штатным сотрудником, — вспоминает Станислав Александрович. 

На его глазах учреждение развивалось. Позже преобразовалось в Республиканскую клиническую больницу патологии слуха, голоса и речи, затем — в РНПЦ оториноларингологии. Возросло и количество операций. У анестезиологов-реаниматологов также прибавилось работы. Станислав Александрович проводил наркозы наравне с подчиненными. Для бумажных дел времени оставалось немного.

Говорит, это лишь на первый взгляд кажется, что здесь легче, чем в других больницах: операции плановые, меньше пациентов, у которых могут возникнуть несовместимые с жизнью осложнения. Но ведь анестезиологу приходится работать в той же области, где выполняет манипуляции хирург. Раньше, когда не существовало хорошей эндоскопической аппаратуры и было тяжело добраться в недоступные места, чтобы удалить опухоль, у пациентов при лор-операциях могли возникнуть осложнения из-за обширных кровопотерь. Сегодня эндоскопическое оборудование позволяет проводить вмешательства без лишних разрезов. Онкопациентов берут на себя специалисты РНПЦ онкологии и медрадиологии им. Н. Н. Александрова.

Одна из основных патологий, с которыми попадают в РНПЦ оториноларингологии, — стенозы гортани. Восстановление гортани и трахеи требует от анестезиолога-реаниматолога постоянной мобильности. 

Помощь здесь оказывают как взрослым до 80 лет, так и детям с месячного возраста. Аденотомию, удаление миндалин малышам проводят в последнее время только под наркозом, и на одного анестезиолога-реаниматолога за дежурство может приходиться 8–10 операций в детской операционной. 

«Нет маленьких наркозов»
 

Сейчас Станислав Александрович дает в смену около 5 наркозов во взрослом отделении и около 8 — в детском. Говорит, что раньше, когда анестезиологи-реаниматологи вручную делали искусственную вентиляцию легких, такого количества наркозов не выдержал бы никто. Сегодня операцию ребенку могут выполнить за 30 минут, число хирургических вмешательств в день возрастает. 

— Есть маленькие операции, но нет маленьких наркозов, — говорит в этом случае Станислав Александрович.

В отделении анестезиологии и реаниматологии РНПЦ оториноларингологии он старожил, причем, пожалуй, единственный. Коллектив обновился, трудится много молодых врачей. Большинство поднакопили опыта. Совета просят редко, но помощь старшего коллеги не отвергают. Сам Станислав Александрович признается, что находиться рядом с молодежью ему полезно: не чувствует груза лет. 

О начале своего профессио­нального пути рассказывать любит. Особенно о двух годах, когда был судовым врачом на морозильном рыболовном траулере, — надеялся заработать денег для семьи, подрастал ребенок. Вот где не было рутины и монотонности! Море воодушевляло. 

На корабле — 90 человек, и он единственный врач… 

Судьба и случай

Станислав очень любит свою специальность, хотя признается, что выбрал ее благодаря стечению обстоятельств. 

Отец был военным врачом, а мать — стоматологом. Вопрос, кем быть, перед ним не стоял: с детства ему была уготована судьба медика. В 1971 году окончил Минский госмединститут. Направили врачом-терапевтом на станцию переливания крови в местечко Зембин Борисовского района. 

Потом армия. Два года служил врачом батальона в Хабаровске. Вернувшись на малую родину, решил подыскать себе место в Минске, где жили родители. Но оказалось, найти вакансию терапевта в стационарах столицы не так просто. 

В 1974 году решил идти анестезиологом-реаниматологом в 3-ю ГКБ им. Е. В. Клумова. С улыбкой вспоминает, что тогда смутно представлял свои обязанности, приходилось многому учиться у старших коллег. Специализацию прошел за шесть месяцев на кафедре анестезиологии и реаниматологии БелГИУВ (ныне — БелМАПО). 

И вот уже 20 лет он в РНПЦ. Конечно, живет не только работой. Частый гость в Театре оперы и балета: жена у него бывшая балерина, а дочь — певица. Сын — водитель большегрузных машин дальнего следования. Подрастают внуки. 

Анна Лагун
Минск.


Комментировать


comments powered by HyperComments