подписка ерип

Святослав Любищев. Настоящий врач, настоящий полковник

10 октября 2017


Таким Игорь Любищев запомнил отца: честным, принципиальным, увлеченным человеком, отличным неврологом-клиницистом, настоящим полковником! Фото из семейного архива И. Любищева.
Таким Игорь Любищев запомнил отца: честным, принципиальным, увлеченным человеком, отличным неврологом-клиницистом, настоящим полковником! Фото из семейного архива И. Любищева.
29 сентября исполнилось 100 лет со дня рождения врача-невролога Святослава Любищева, который долгие годы работал в НИИ неврологии, нейрохирургии и физиотерапии и оставил о себе хорошую славу. Воспоминаниями об отце делится заведующий отделением нейрохирургии МОКБ кандидат мед. наук Игорь Любищев.

Линия жизни

Отец родился в 1917 году в Петрограде при Временном правительстве за месяц до Октябрьской революции. У нас в семье шутили: Святослав начал жизнь без коммунистов. Его отец Александр Александрович Любищев, известный ученый-биолог, происходил из богатой семьи, владевшей лесными угодьями, деревообрабатывающими заводами, верфью в Англии и пароходной транспортной компанией из 32 пароходов «Любищефф и сыновья».

Революция с легкостью освободила моих предков от бремени собственности, и мой отец провел бурную юность в Петрограде. Активно занимался спортом — лыжи, бег, плавание, академическая гребля. В 1939 году даже стал чемпионом СССР (двойка распашная). Поступил в Военно-медицинскую академию им. С. М. Кирова.
Вскоре его послали санинструктором на Финскую войну, где отец получил первое осколочное ранение. А в 1941-м прямо с госэкзаменов весь курс отправили на фронт.

…Военно-полевой роман с разведчицей красавицей-абхазкой, ее тяжелое ранение и смерть. Встреча в 1942 году с Екатериной Бурма — выпускницей Киевского мединститута — будущей моей мамой, фронтовая свадьба, рождение в 1945 году первенца, ордена, медали, ранения, звания…

Вернувшегося в 1945 году в академию полковника медслужбы Святослава Любищева заставили сдать экзамен по хирургии — после сотен выполненных в медсанбате операций!

В 1950 году от скарлатины скончался мой старший брат — не было антибиотиков.

Родители переехали в Минск, где в 1956-м родился я. В 1958-м отец демобилизовался и пошел устраиваться в НИИ неврологии, нейрохирургии и физиотерапии. Профессор Эфраим Злотник предложил работу в нейрохирургии — отец ответил отказом, сказал, что наоперировался на войне. Так судьба связала его на долгие годы с неврологией. До 1988 года он работал старшим научным сотрудником неврологического отдела.

Святослав Любищев одним из первых начал заниматься изучением сосудистого фактора в патологии заболеваний нервной системы. Итогом многолетних исследований стали кандидатская диссертация и более 40 научных работ. Написана монография «Заболевания периферических артерий и методы их функциональной диагностики» в соавторстве с профессором Элеонорой Гиткиной. Отец уделял большое внимание внедрению в клиническую практику новых методов, передавал опыт молодому поколению невропатологов.

В спортивно-исследовательской биографии отца есть интересный факт: 
прочитав о допинге в начале 1950-х годов, решил проверить на себе, 
так ли он эффективен. Приняв фенамин, побежал по Борисовскому тракту — 
в себя пришел за Борисовом, преодолев более 80 километров 
(возвращался на попутке, после чего проспал двое суток!).

Несколько лет трудился врачом-неврологом в водительской комиссии 24-й городской поликлиники спецмедосмотров, потом консультантом-неврологом в РНПЦ онкологии и медрадиологии им.
Н. Н. Александрова.

В 2003 году Святослав Любищев перенес повторный инфаркт миокарда — 25 января его не стало.

Человек-кремень

Каким он был? Мне в первую очередь запомнился принципиальностью, честностью и порой доходящей до абсурда пунктуальностью. Он был нетерпим ко лжи, раболепию и карьеризму. Не сдержавший своего слова или совершивший подлый поступок человек переставал для него существовать. Отсутствие способности к любому компромиссу порой делало его неуживчивым и трудным в общении. К счастью, в его круг входили люди высоких моральных и профессиональных качеств.

Святослав Любищев был разносторонне увлеченным человеком: занимался фотографией, рисованием, любил ручной труд — мастерил от шахмат до кухонной утвари. И конечно же, среди его многочисленных хобби — автомобиль во всех его проявлениях (автопробеги, поездки в лес за грибами). А преданность отца к спорту поражала окружающих. До войны он занимался греблей, в армии — «офицерским многоборьем» (бег, стрельба и плавание), после войны — теннисом: многие годы играл с профессором Эфраимом Злотником — в будущем моим учителем в нейрохирургии.

Как отец повлиял на мою карьеру

Имея родителей-врачей, я не сомневался в выборе профессии. Окончательно определиться помог совет деда Александра Любищева, ученого-биолога, систематика, философа, о котором писатель Даниил Гранин написал книгу «Эта странная жизнь».

На распределении после окончания МГМИ меня направили в систему МВД СССР. Должен был ехать врачом-неврологом в женскую тюремную больницу в Мордовии (так аукнулась легкая «антисоветчина» в речах и пару залетов в милицию с иностранцами). Что сделал мой отец? Отмазывал? Нет! Договорился со своим бывшим подчиненным начальником тюремной больницы на Опанского — и я 3 месяца проходил там практику в неврологическом отделении. Опыт бесценный!

Второй яркий эпизод о том, как отец устраивал меня в нейрохирургию. Волею случая я попал в неврологическое спинальное отделение 5-й ГКБ Минска и мечтал о работе у Эфраима Злотника, нейрохирурга мирового уровня.

Ходил на обходы, просился на ассистенции, оставался на дежурства, начал самостоятельно оперировать под присмотром опытных врачей и дождался — Эфраим Исаакович захотел глянуть на меня в операционной! Была простая субдуральная гематома. Профессор все время меня торопил, подтрунивал и вскоре ушел. Я думал, что экзамен провалил, но вскоре узнал подробности разговора Злотника с моим отцом обо мне в присутствии заведующего отделением Ивана Набежко. Отец просил Эфраима испытать меня, и если я безнадежен, то он из меня сделает невролога. Злотник сказал, что из меня выйдет толк, поскольку во время операции я не поддавался на провокации. Так началась моя работа в нейрохирургии и, слава Богу, отцу и Эфраиму Злотнику, продолжается и ныне. 

Игорь Любищев.


«Жизнь вовсе не так коротка, как считается. 
Дело тут не в возрасте 
и не в насыщенности трудом...
Урок Любищева состоит 
в том, что можно жить каждой минутой часа 
и каждым часом дня, 
с постоянным напором отдачи. Жизнь — долгая-предолгая штука... 
Жизнь спешит, если мы сами медлим».

(Из романа Даниила Гранина 
«Эта странная жизнь».)



Комментировать


comments powered by HyperComments