подписка ерип

Таежные истории Александра Крайнюченко

14 сентября 2017

Автор(ы):
Елена Гордей


Фото автора.
Фото автора.
Языльской АВОП, что в Стародорожском районе, вот уже 25 лет заведует Александр Крайнюченко. Заботится он о здоровье населения и как депутат сельcовета.

В этом году Александр Крайнюченко стал лауреатом первой степени республиканского конкурса «Врач года Беларуси — 2016» в номинации «Врач общей практики».


Навстречу романтике и приключениям

Высокий, стройный, подтянутый — внешний вид, речь и манеры выдают в нем интеллигента. Первое впечатление никак не вяжется с образом сельского доктора. Чутье не обманывает: оказалось, Александр Крайнюченко коренной москвич.

— Какими же судьбами занесло в белорусскую глубинку? — интересуюсь.

— Это длинная история. После окончания медфака Университета дружбы народов им. Патриса Лумумбы (ныне РУДН) и ординатуры по инфекционным болезням недолгое время был младшим научным сотрудником на кафедре инфекционных и паразитарных заболеваний родного вуза, которая располагалась на базе 2-й инфекционной клинической больницы Москвы. Сделать карьеру в науке не получилось — призвали в армию. 

Год служил рядовым в ракетных войсках, где у меня взяли подписку о невыезде сроком на пять лет.

Когда вернулся на кафедру, заведующий Константин Лобан настоятельно рекомендовал заняться изучением различных параметров крови при ряде тропических заболеваний. Тема интересная, но для того, чтобы собрать материал, нужно было ехать за рубеж. Начал оформлять документы на командировку в Индию и Пакистан, но тут мне напомнили о подписке.

Среди пациентов 2-й больницы хоть и попадались привозные случаи сыпного тифа и малярии, но это не масштаб для серьезной исследовательской работы. Тем более что на базе медучреждения находились еще три кафедры, на которых работали мечтающие оставить след в науке молодые ученые. Когда в клинику доставляли интересного пациента, они слетались к нему в палату за анализом крови, за что другие сотрудники больницы в шутку называли их кровососами… 

Вскоре я понял: это не мое. А тут предложили должность главного врача Талонской УБ, что в Ольском районе Магаданской области. Обещали дать жилье. И я отправился на Дальний Восток. На долгие пятнадцать лет.

Край суровый, край прекрасный

Сейчас годы работы в Талонской УБ Александр Васильевич называет лучшими в жизни. Тогда он был молод, полон сил и, несмотря на тяжелый климат, нелегкий труд и суровый быт, сохранил в душе только теплые воспоминания о диком и прекрасном таежном крае.

— Талон называют жемчужиной севера, — рассказывает врач. — Со всех сторон его окружают дремучие леса, полные грибов и ягод, пересекает множество рыбных рек. Когда лосось идет на нерест, его можно ловить голыми руками. Иногда в поселок забредали медведи.

В пяти километрах от нас находились картофельные хранилища. Осенью на переборку клубней приезжали учащиеся магаданских техникумов. По вечерам молодежь собиралась на посиделки. И повадился приходить косолапый. Ребята ставили банку сгущенки на бревно, а сами наблюдали, как мишка неспешно подходил, вскрывал банку, а потом с нескрываемым удовольствием лакал содержимое, облизывая лапы. Опасная забава, но обходилось без нападений зверя на людей.

Население проживало колоритное. Раньше здесь размещались сталинские лагеря. После реабилитации в 1965 году многие бывшие заключенные вернулись на родину, а те, кому ехать было некуда, остались. Не все они сидели по тяжелым статьям. Были те, кто попал сюда за колоски, другие «за кражу ста метров шовного материала», т. е. катушки ниток. На строительство совхоза приехали интересные люди со всего Советского Союза. Александр Васильевич нашел общий язык со всеми.

Расстояние до Ольской ЦРБ почти 200 километров, до Магадана — 150, через перевалы, реки. Весной и осенью, когда лед вставал, переправа не работала, а погода часто была нелетной для санавиации. Ждать помощи было неоткуда, все приходилось делать самому. Это уже потом, когда поселок разросся, в штате больницы появились терапевт, педиатр, гинеколог — и работать стало полегче. 

А к 1990 году здесь уже была хорошая инфраструктура — построили поликлинику, бактериологическую лабораторию, молочную кухню, которая по оснащению считалась одной из лучших в области.

 
Дальневосточный опыт

Александр Крайнюченко здорово поднаторел в хирургии. Стрельба, поножовщина, травмы были обычным явлением, как и детская патология. Ночью иногда приходилось спать не раздеваясь, потому что в любой момент могли поднять на вызов. Повезло, что серьезную школу он прошел еще во времена студенчества, когда на третьем курсе устроился фельдшером выездной бригады скорой помощи, и напугать его было сложно. А в практике порой случалось страшное…

— Как-то привезли восьмидесятилетнего старичка с травмой головы, — вспоминает Александр Васильевич. — Я даже сперва не понял, что это такое серенькое у него из головы торчит в проекции синуса? Пригляделся — обломок шифера. Рабочие меняли крышу, один лист выскользнул из рук и, пролетев два этажа, воткнулся прямиком в темечко выходившего в этот момент из подъезда старичка. Мы оказали пациенту помощь и отправили в Магадан, где нейрохирурги провели успешную операцию.

Однажды я, медсестра и санитарка приводили в чувство пациентов прямо в холле больницы. Глухая ночь. Тишина. Тут медленно и со скрипом открывается входная дверь, мы оборачиваемся и вглядываемся в темноту. Заходят два привидения. Присмотрелись — закутанные в белые простыни мужчины. Мы остолбенели: «Что случилось?» Они простыни сбрасывают, а у обоих по телам растекаются кроваво-красные пятна с волдырями от ожогов.

Оказалось, кипятили тузлук — солевой раствор для засолки икры. Готовят его долго — по 6–8 часов в закрытой фляге под давлением. Когда сосуд открыли — пар вырвался на волю, мужчины не успели отскочить и получили тяжелейшие ожоги. Соленая жидкость как теплоноситель опаснее воды — пострадало больше 50 % тела. Мы оказали пациентам первую помощь, а на следующий день отправили вертолетом по месту жительства, потому что это были сезонные работники, которых совхоз нанимал на заготовку сена.

Зимой столбик термометра опускался до минус 56 °С, снега выпадало по пояс. В это время добираться на вызовы сущее испытание. Один случай запомнился Александру Васильевичу больше всего.

Его вызвали ночью в отдаленное село. У ребенка, которому был месяц от роду, развилась тяжелая пневмония. После осмотра стало понятно, что без специальной аппаратуры ему не выжить. А пурга не прекращалась несколько дней, дороги замело, погода нелетная — санавиацию не вызовешь. Доктор Крайнюченко позвонил в Магаданский обком партии в надежде, что хоть военные придут на помощь, но они не стали рисковать экипажем. Поэтому как только забрезжил рассвет, маму с малышом усадили в машину и повезли в больницу. 

До перевала оставалось сто метров, когда автомобиль прочно увяз в сугробе. Внизу виднелся домик, где жила семья дорожного рабочего. Александр Васильевич спрятал ребеночка за пазуху под тулуп и вместе с мамой малютки спустился вниз, постучал в дверь. Когда отогрелись, спросили: «Поможете пробиться?» Хозяин пожимает плечами, мол, снегоочистительная машина сломалась. Его жена не выдержала: «Помоги людям, у тебя у самого ребенок маленький!» Он послушался — как ледокол пробивал в снежных сугробах колею. А тут на помощь подоспели пограничники, которые сами застряли на перевале, так они буквально на руках вынесли скорую помощь на ровное место. Обморозился тогда доктор сильно: до сих пор, когда на улице холода, на лице и руках появляются белые пятна.

Работа на Крайнем Севере подарила знакомства с замечательными людьми.

— В Магадане у меня был друг художник Витя Кошелев, — продолжает собеседник. — У него прекрасная жена, заведующая областной библиотекой (это центр культуры Магаданской области), и маленький сын. Мы дружили семьями и часто ездили друг к другу в гости. Ничто не предвещало беды, и вот Витя заболел — опухоль мозга. Зрение стремительно падало. Он уже не мог рисовать, чувствовал, что дни его сочтены.

Позвонил, сказал, что хочет приехать ко мне вместе с сыном. Я был только рад. По приезде сообщил: «Мы в тайгу». Я удивился, думаю, наверное, на рыбалку хочет сына сводить. Приехали на речку, он расставляет с сыном палатку, а мне объясняет: «Я приехал сюда на несколько дней, будем жить здесь». «Витя, ты же практически не видишь, ребенку семь лет всего, а тут и костер поддерживать нужно, и готовить, да и опасно в тайге одним безоружным. Как только тебя жена отпустила?» — «Она знает. Я скоро уйду, сын останется без отца, нужно научить его самостоятельности, пусть поймет, что такое ответственность за другого человека». Я навещал их каждый день, помогал ловить рыбу, но готовил ее семилетний мальчик. А через месяц Вити не стало.

Я до сих пор горд, что был знаком с таким человеком и мог называть своим другом. Для меня он пример мужества и того, как нужно воспитывать детей, чему бы сегодня не помешало поучиться современным родителям.

Со студентами связан один необычный случай. Осенью, как водится, приехала на уборку картофеля очередная группа учащихся техникумов. У одной из девчонок семнадцати лет произошел повторный
генерализованный судорожный синдром.

По дороге в больницу 11 раз останавливалось сердце — и каждый раз нам удавалось его запустить. Потом мы вызвали санитарную авиацию (бригаду реанимации с ИВЛ) и отправили пациентку в Магадан. Она
осталась жива. Но вот причина ее состояния так до конца осталась невыясненной.

У девушки до этого момента никогда не было приступов эпилепсии. Очевидцы рассказывали, что видели, как она жевала какой-то корешок. Подозреваю, что это был вех ядовитый, или цикута, морковным запахом
и вкусом напоминающая брюкву или редьку.

Отравление может вызвать даже попавший на кожу сок, а одним из симптомов как раз таки являются судороги. 

 
Формула успеха: Свой среди своих

После развала Советского Союза Александр Крайнюченко продал в Талоне построенный собственными руками дом и вместе с супругой уехал на Украину. В поселке Райском Дружковского горсовета, что в Донецкой области, открывалась амбулатория — бывшие коллеги позвали заведующим. Однако прожили там всего полтора года — начала накаляться политическая обстановка. В итоге решили перебраться на родину жены.

— Как говорили родственники: «В Беларуси мы любую беду в окопе пересидим», — улыбается Александр Крайнюченко. — Выбор остановили на Языле — там открывали амбулаторию, предлагали служебное жилье. И в 1993-м мы переехали сюда.

— Наверное, после таежных приключений вам здесь показалось скучно…

Вместо ответа Александр Васильевич зажмуривается, соглашаясь.

— Здесь работа рутинная. Большой плюс, что районная больница недалеко. В 1998-м амбулатория начала работать по принципу врача общей практики. Меня эти изменения абсолютно не испугали — это естественный процесс. Не будешь же посылать пациента с серной пробкой в ухе за 50 километров в центральную больницу к оториноларингологу — промыть ухо способен любой сельский доктор. Это не означает, что ты должен заменить узкого специалиста, но то, что тебе под силу, сделать обязан.

В зоне обслуживания Языльской АВОП 12 деревень. На участке 1 230 человек. В прошлом году на амбулаторном приеме побывали 5 230 пациентов. В штате вместе с водителем 7 человек. Почти все медработники имеют высшую или первую категорию. А по итогам районных и областных смотров-конкурсов организаций здравоохранения неоднократно становились победителями — стена в кабинете заведующего увешана дипломами.

Рабочий день Александра Крайнюченко начинается в 8 утра, до часа ведет прием, после обеда работает в амбулатории (заполняет документацию), затем отправляется на вызовы. Случается, звонят прямо во время приема: «Васильевич, у меня давление под 200!» Тогда доктор Крайнюченко садится в машину (имеется на балансе медучреждения) и спешит на помощь. Если не справляются сами, вызывают скорую — и больных отправляют в Стародорожскую ЦРБ.

В обязанности врача также входят диспансеризация, патронаж за одинокими инвалидами. В целом профилактика заболеваний занимает половину рабочего времени.

Приезжая на вызов, Александр Васильевич оказывает помощь больному, а потом еще и к соседям наведается, здоровьем поинтересуется.

— За 25 лет уже знаешь всех, как и их хронические заболевания, — поясняет Александр Крайнюченко. — Они меня ждут, и никогда не бывает вопросов: «Доктор, а чего это ты сюда пришел?»

— Какие есть пожелания у «земского» врача?

— Чтобы больных было поменьше. Хочу обратиться к людям: тщательнее заботьтесь о здоровье, ведь оно только на 10 % зависит от качества медицины, а на 90 % от образа жизни и генетики.


Комментировать


comments powered by HyperComments