Валерий Малашко: «Не забываю реаниматологию, ради которой пришел в медицину»

22 декабря 2007


С назначения Валерия Малашко на должность начальника УЗО Могилевского облисполкома прошло 2 года. В здравоохранении региона по ряду показателей отмечается положительная динамика. В свою очередь, констатируем рост тиража «МВ» на 37%. Валерий Анатольевич отвечает на вопросы «МВ».
— С точки зрения организатора здравоохранения, престижна ли сегодня профессия медработника?
— И престижна (конкурсы в медуниверситеты одни из самых больших), и широко востребована обществом. Сегодня мы можем предложить врачам вакансии в ряде медучреждений — от СВА до областной больницы. Проблемы — невысокая зарплата, не всегда устроенный быт, ограниченность свободного времени. Существенный фактор мотивации профессионального роста: в здравоохранении в течение последних 2–3 лет происходит технологическая революция; медучреждения, в т. ч. районного уровня, получают новейшее оборудование.
В молодежи, выбравшей профессию врача, с оптимизмом отмечаю гуманизм, сострадание, потребность быть нужным людям.
— Что определило Ваш профессиональный выбор?
— Медицинское окружение, любовь ко всему живому. В школе увлекался биологией. Докторов воспринимал как добрых волшебников. Посвятили свою жизнь здравоохранению обе мои бабушки и мама, работавшая врачом-педиатром (отец — инженер).
Среди коллег достаточно много династий, и меня очень радует, что традиции врачевания сохраняются. Немало докторов вспомнят свои школьные годы — уроки частенько делали у родителей в ординаторской, когда те задерживались на работе, бывало на 3–4 месяца мама уезжала на курсы усовершенствования (раньше — во все точки СССР: в Москву, Ташкент, Владивосток и др.), по санавиации в глубинку, будь то праздник или выходной. Это — воспитание врача, обретение человеколюбия. Наблюдая годами за подобной рутиной, задаешься вопросом: смогу ли сам выдержать такой ритм?..
— Руководящие должности Вам были доверены смолоду. В 29 лет стали начмедом областной детской больницы, в 33 года — ее главврачом. Должностной рост заменил врачебную рутину на чиновничью?
— Я стараюсь ежемесячно брать пару дежурств врача-анестезиолога-реаниматолога детской больницы. Это придает уверенности в профессиональных навыках, позволяет не забывать основную специальность, ради которой пришел в медицину, предоставляет возможность живого общения с врачами, медсестрами.
Ощущение «белого халата» меня не оставляет в любых обстоятельствах. Например, во время отдыха на Черном море пришлось оказывать реанимационную помощь утопавшему. А медицинские советы соседям и знакомым приходится давать регулярно.
— Планировали защитить диссертацию?
— Это одно из тех немногих начинаний, которое не удалось реализовать. Наработки по интенсивной терапии новорожденных (применявшиеся в практике) пока хранятся в толстой папке.
— Валерий Малашко вошел в историю здравоохранения Беларуси как один из первых главврачей, открывших на базе областной детской больницы отделение медреабилитации детей (до года). Прошло почти 6 лет. И какой результат?
— В структуру областной детской больницы также вошел центр медреабилитации детей-инвалидов с поражением ЦНС и опорно-двигательного аппарата. В Глусском районе работает областной детский центр медреабилитации «Космос». Всего для таких детей развернуто 180 коек. За 9 месяцев т. г. у нас самый низкий в стране показатель первичного выхода на инвалидность среди детей — 11,86 промилле (среднереспубликанский — 12,55).
— Чьим профессиональным мнением дорожите?
— Много таких людей, в т. ч. в Минздраве, с которыми легко работать и можно всегда посоветоваться. Положительно то, что министерство поддерживает конструктивную конкуренцию между областями. Министру Василию Жарко удалось сплотить начальников управлений — у нас практически одинаковые проблемы, есть необходимость обмениваться мыслями.
Своим Учителем считаю Ивана Васильевича Лесечко, бывшего главврача Могилевской областной детской больницы (сейчас работает врачом-эндоскопистом). Меня, молодого начмеда, он посвящал во все нюансы административного руководства. Нас связывали и выезды на природу. «Рекорд» совместной рыбалки — ведро карасей. Запомнилась и утка, которую я застрелил из его ружья, — это был мой первый и последний трофей, я не охотник.
— А присуща ли Вам азартность?
— В определенной мере. Я — Близнец по гороскопу, в этом знаке сочетается несовместимое. В азартные игры не играю принципиально, в казино не хожу — удача не повторяется.
В 1996 году в Германии, участвуя в телепрограмме, я выиграл почти 35 тысяч марок. По условиям организаторов, все эти деньги были направлены в пользу детей Чернобыля. А спустя год мой выигрыш прибыл в областную детскую больницу (которую я тогда возглавлял) в виде дорогостоящего реанимационного оборудования, современных кувезов, кроваток с подогревом.
— У Вас кабинетный стиль управления?
— Только по понедельникам — в день приема граждан. А потом — командировки, посещение медучреждений всех уровней. Встречаюсь с коллективами, председателями гор- и райисполкомов; в решении многих вопросов (включая проведение ремонтов) приходится лично участвовать.
По вечерам возвращаюсь в УЗО, чтобы в тиши кабинета разобрать всю почту — до последнего листа. Взял за правило домой бумаги не носить.
— Это помогает дома переключиться и на время забыть о служебных проблемах?
— Не всегда.
— Есть ли у Вас собственные «рецепты», как стать идеальным руководителем, развивать организаторские способности?
— Рецепты — не считать себя идеалом; если в чем-то бываешь не прав, нужно признать это. При всей требовательности к подчиненным следует быть всегда корректным. Мой принцип руководства: если что-то не получается — приди, обсудим вместе.
Я стал масштабнее смотреть на многие вещи. Овладел методикой аутотренинга, благодаря чему любую информацию из внешнего мира воспринимаю спокойно. Без эмоций легче проанализировать проблему и прийти к верному решению.
— Во многих медучреждениях для работников теперь созданы комнаты психологической разгрузки. Востребованы ли?
— Безусловно. У персонала должно быть уютное место для отдыха и чаепития, где можно поздравить коллег с праздником. Важно продумать интерьер и оснащенность, уместными могут быть не только чайный сервиз, но и аквариум, тренажер, музыкальный центр... 
 — Моральный стимул поощрения. Имеет ли он сегодня силу и применение?
— Учитывая, что у нас не так много материальных стимулов, моральный очень важен. Сегодня мы все еще скупы на похвалы, грамоты, доски почета; советское общество в этом плане было гораздо щедрее. В области начинаем возвращать старые добрые традиции: в прошлом году восстановили звания «Лучший хирург», «Лучший педиатр»...
— Валерий Анатольевич, у Вас есть имиджмейкер?
— В роли стилиста выступает жена, я считаюсь с ее критическим взглядом, доверяю вкусу. Три года назад по ее совету расстался с усами и сегодня уже не представляю себя с ними. Другой «секрет» заключается в том, что руководитель не должен носить один и тот же галстук целую неделю — нужны небольшие перемены и во внешнем виде, и даже в поведении. В деловой одежде не рискую применять галстук с попугаями, яркие цвета. Но они могут присутствовать в быту, отпуске: шорты, яркая футболка. А мой обязательный аксессуар и на работе, и в гостях — портфель со списком телефонов-адресов всех коллег, чтобы в любой момент мог с ними связаться.
— Наделены чувством юмора?
— Думаю, да. Юмор люблю хороший, добрый, интеллектуальный. Записываю в блокнот афоризмы. Сам не анекдотчик, но случается быть слушателем. Рассмешить может только сверхострый, небородатый анекдот. Раздражают пошлость и кривляние во псевдо-юмористических телепрограммах.
— Приходилось ли избавляться от вредных привычек?
— Нет, потому что не обзаводился ими.
— Вы щедры на подарки, сюрпризы для близких?
— Конечно, ведь подарки и сюрпризы должны украшать не только праздники, но и обычные серые будни.
— О вечном размышляете?
— Я не глубоко верующий человек. Вместе с тем, трепетно отношусь к посещению храма, чтению Библии, истории религии. Я реаниматолог, и на моих руках, к сожалению, иногда умирали дети…
Есть ли жизнь после смерти, в духовном или физическом проявлении? Не берусь категорично обсуждать то, о чем достоверно не знаю.

Елена КЛИМЕНКО, «МВ». Фото автора.


Комментировать


comments powered by HyperComments