Анкета

Виктор Курек

26 декабря 2013


профессор, внештатный детский анестезиолог-реаниматолог Минздрава, руководитель кафедры детской анестезиологии и реаниматологии БелГИУВ/БелМАПО.

Трудно писать о человеке, если не знал его лично (и, увы, уже не узнаешь). Нельзя увидеть, как он смотрит, услышать, как смеется, задать вопросы, на которые мог ответить только он. Но коллеги, родные, друзья охотно шли навстречу, делились воспоминаниями о профессоре Викторе Куреке — и мазок за мазком создавался образ. Крупного ученого, одаренного врача, талантливого педагога, удивительно цельной, красивой личности. Даже глядя на его фотографии — чудесное лицо, солнечная улыбка, — поддаешься обаянию…

Интересна семейная история, о которой рассказала Марина Папиж, дочь Виктора Викторовича. Ее бабушка и дедушка по отцу — Вера Павловна и Виктор Михайлович — были медиками; поженились летом 1941 года перед уходом на фронт. В 1944-м на последних месяцах беременности Вера уехала к своим родителям в Приморский край, где те оказались после оккупации их родного украинского города Прилуки. 6 марта Вера родила сына, назвала как мужа — Виктором; 3 месяца покормила малыша грудью и, оставив на попечение родителей, снова уехала воевать бок о бок с супругом. Семья воссоединилась только после войны и еще долгие годы кочевала по Советскому Союзу, пока не осела в Каунасе, где Виктор Курек-младший окончил школу и поступил в мединститут.

Можно сказать, он с малых лет учился сохранять стойкость перед испытаниями. И видимо, неслучайно судьба определила этого человека поближе к детям — облегчать выпадающие на их долю страдания.

Профессионал

Фактически до Виктора Курека детской анестезиологии и реаниматологии в Беларуси не было. Становление этой специальности в нашей стране навсегда будет связано с его именем.

А началось все с того, что в мае 1975 года на кафедре детской хирургии БелГИУВ (ныне — БелМАПО) появился курс детской анестезиологии и реаниматологии, возглавила его доцент Вера Зубович. Вместе с Верой Константиновной тематические циклы для стремящихся досконально знать новый предмет разрабатывал ассистент кафедры Виктор Курек. С той поры Виктор Викторович шаг за шагом продвигался к тому, чтобы детская анестезиология и реаниматология обрела самостоятельность, стала развиваться как научная дисциплина. Ребенок — не маленький взрослый, его организм устроен иначе, требует особых подходов…

Первые кардиохирургические операции у детей в Беларуси сопровождал анестезиолог-реаниматолог Виктор Курек. Других специалистов, готовых взять на себя такую ответственность, тогда не было. Отличный практик, со временем он вырос в серьезного исследователя, талантливого организатора здравоохранения. В 1983 году защитил кандидатскую диссертацию «Причины и профилактика синдрома депонирования крови при операциях с искусственным кровообращением», в 1996-м — докторскую «Интегративный подход в профилактике и коррекции нарушений гомеостаза у детей с воспалительно-гнойными заболеваниями». Через год ему присвоили звание профессора. Единственному среди детских анестезиологов-реаниматологов Беларуси! 30 лет Виктор Курек был главным внештатным детским анестезиологом-реаниматологом Минздрава. Более 20 лет (1989–2011) возглавлял кафедру детской анестезиологии и реаниматологии БелГИУВ/БелМАПО. Становление кафедры, приобретение авторитета давались непросто. Не хватало ресурсов, оборудования, долгое время коллектив не имел своего помещения. Но был столп — Виктор Курек, и вокруг него объединялись люди, заражаясь его идеями, энтузиазмом, готовностью преодолевать трудности и двигаться вперед.

Знание английского языка (Виктор Викторович владел им свободно, как и литовским), коммуникабельность, обаяние расширяли круг профессионального сотрудничества, открывали новые перспективы. Он общался с анестезиологами-реаниматологами мирового уровня, читал специальную литературу на английском, постоянно учился сам и щедро делился знаниями с коллегами (в т. ч. за пределами Беларуси). Многие отечественные детские анестезиологи-реаниматологи прошли зарубежные стажировки. Был одним из тех, кто организовал в 1996 году визит в Беларусь американского кардиохирурга Вильяма Новика (он по сей день сотрудничает с нашими врачами).

Благодаря Виктору Викторовичу в страну приходили новые технологии. Под его руководством разрабатывались методы оценки нарушений гомеостаза и их коррекции у детей с тяжелыми гнойно-воспалительными заболеваниями, совершенствовались способы антиноцицептивной защиты во время кардиохирургических операций, заготовка, консервация и хранение клапаносодержащих аллографтов. Создавалась белорусская школа детской анестезиологии, реаниматологии, интенсивной терапии.

Прежде обреченные дети сегодня выживают, им делают высокотехнологичные операции — в более щадящем, гуманном «режиме».

Профессор Курек производил впечатление человека, который никогда не торопится и никуда не спешит. Вместе с тем он поразительно много успевал: сопровождал самые сложные операции в Беларуси (позже — консультировал хирургов), писал монографии и пособия, преподавал, руководил защитой диссертаций, участвовал в международных конференциях, симпозиумах. Помогал, подставлял плечо, поддерживал всех, кто в этом нуждался. Как главного внештатного детского анестезиолога-реаниматолога его могли разбудить среди ночи, вызвать на работу в праздники и выходные. Он собирался и ехал. Как врач и руководитель кафедры, который знает больше других.

Выросший в Советском Союзе, Виктор Курек по масштабу личности, образованности, культуре был европейским человеком.

Учитель

Вспоминая о Викторе Викторовиче, все мои собеседники подчеркивали его исключительную интеллигентность. Работавшие с ним десятки лет люди не могли припомнить, чтобы он был раздраженным, недовольным, кого-то обидел, повысил голос. С ним они чувствовали себя комфортно, защищенно, им хотелось учиться у него, расти, развиваться.

— Будучи студенткой МГМИ, я подрабатывала медсестрой в 4-й ГКБ Минска, где Виктор Викторович заведовал отделением анестезиологии и интенсивной терапии, — делится заведующая анестезиолого-реанимационным отделением 3-й ГДКБ столицы Майя Чанчикова. — Увидев, как он красиво проводит интубацию трахеи, я решила тоже выбрать эту специальность. Мы дружили семьями, но на работе это не сказывалось. Поблажек он никому не давал. Замечания делал тихо, спокойно, внушаемо — так, что хотелось исправиться.

— Виктор Викторович научил меня кардиоанестезиологии, — говорит проректор по лечебной работе БГМУ кандидат мед. наук Алексей Кулагин. — Он обладал особым педагогическим даром преподавать, объяснять сложный материал, вовремя и к месту хвалить, тактично указывать на недостатки. И ежеминутно личным примером учил в любых ситуациях оставаться Человеком.

— Знать Виктора Викторовича и дружить с ним было настоящим счастьем, — признается заведующий кафедрой неонатологии и медицинской генетики БелМАПО доктор мед. наук Георгий Шишко. — В нем сочетались лучшие профессиональные и человеческие качества. Несмотря на небольшую разницу в возрасте, я считал его своим учителем. Он переживал за каждого пациента, что и побуждало вести непрестанный поиск новых технологий и методов спасения тяжелобольных детей. Наше общение вне работы неизбежно заканчивались обсуждением профессиональных проблем.

Его стремление к совершенству восхищало. Как и чувство юмора, начитанность, эрудиция. Виктор Викторович был безусловным лидером, но никогда не давал почувствовать своего превосходства, без снобизма отстаивал точку зрения, по-отечески относился к молодым коллегам. Это образец врача, ученого, педагога.

— При всей мягкости и тактичности Виктор Викторович ничего не делал за других, — замечает кандидат мед. наук Дмитрий Фурманчук. — Умение побудить коллегу выполнить работу самому, пусть и несовершенно, помогало тому расти профессионально. Виктор Курек никогда не представлял ситуацию тупиковой, не позволял подчиненным чувствовать себя людьми маленькими, не давил. «Сырые», спешно выполненные диссертации у него не проходили. Я сказал бы, что он имел некий блистательный ореол, описать который словами невозможно.

— Виктора Викторовича отличали абсолютная порядочность, воспитанность, обязательность, — подчеркивает доцент кафедры детской анестезиологии и реаниматологии БелМАПО Анна Васильцева. — С ним было интересно, и хотелось ему подражать, тянуться до такой же планки.

— Помню первое знакомство и первое впечатление о Викторе Викторовиче, — вспоминает анестезиолог-реаниматолог кандидат мед. наук Алексей Жаворонок. — Я, тогда аспирант, пришел на кафедру представиться профессору Куреку. Едва стали говорить — ему позвонили, и он начал объяснять, как человеку добраться. А потом извинился передо мной, попросил подождать, надел пальто и в лютый мороз пошел встречать клинического ординатора из Ирана, приехавшего в Минск и заплутавшего по дороге…

Если бы не Виктор Викторович, я наверняка писал бы диссертацию гораздо дольше. Но он умел мобилизовать, убедить, дисциплинировать. Учил правильно выстраивать отношения с людьми, быть доброжелательным, терпимым и вместе с тем принципиальным. На дух не переносил вульгарности, пошлости. Скабрезности в адрес женщин пресекал на корню.

Отец, дедушка, эстет

— Папа не воспитывал, он просто меня любил и всегда во всем поддерживал, — рассказывает дочь Виктора Викторовича Марина (на снимке). — Мне было лет 15, и как-то вечером я захотела пойти погулять с подругой. Отец возразил. Я начала спорить. И он повысил голос: непривычно резко и категорически запретил идти на улицу. Но я не послушалась. Когда вернулась, папа уже спал. На следующий день морально готовилась к «штрафным санкциям», осуждению. Но неожиданно он… извинился за свой тон накануне. Этот поступок доказал его исключительность. Таких, как он, я больше не встречала. Позже, когда у меня бывали трудности в общении с сыном (на снимке — в центре), просила отца повлиять на Вадима. Он говорил: «Мариночка, воспитывать детей должны родители, а бабушка с дедушкой существуют для того, чтобы просто любить внуков». Помню, Вадим был совсем маленьким, нам с мужем нужно было отработать практику в августе, папа отдыхал в это время в санатории. Узнав, что мы ищем, куда бы пристроить малыша, предложил привезти Вадика к нему; и весь месяц с ним нянчился. С тех пор между ними установилась какая-то особая душевная близость. За всю жизнь я лишь несколько раз слышала от папы, что он неважно себя чувствует. В таких случаях мы с мамой понимали: ему очень плохо. По пустякам он никогда не жаловался и никого не беспокоил.

…По словам тех, кто близко знал Виктора Викторовича, это был многогранный человек. Любил рисовать. На даче украсил печь городецкой росписью. Незадолго до болезни окончил курсы по лозоплетению, делал корзины — загляденье. Рыбачил, собирал грибы, возился в саду и огороде, ходил в театр. Играл в настольный теннис и бильярд и так увлек последним внука, что сегодня Вадим — чемпион Беларуси среди юниоров по этой игре.

Его очень не хватает

Когда случались нештатные ситуации и требовалось утешить человека, Виктор Викторович говорил: «В жизни бывает всякое. Но жизнь продолжается». И это как-то снижало остроту боли и переживаний. Сам никогда не опускал рук, не сдавался.

После инсульта боролся, делал все, чтобы восстановиться. И успехи были очевидны. Он не думал подводить итоги — строил планы. Но 19 декабря 2012 года Виктора Викторовича Курека не стало.

В память о профессоре и замечательном человеке Викторе Куреке коллеги организовали мемориальную республиканскую научно-практическую конференцию с международным участием «Актуальные проблемы детской анестезиологии и интенсивной терапии критических состояний». Говорили о сложном в профессии — и непременно о нем. Подобные встречи планируют сделать регулярными.

С уходом таких людей кажется, что и воздуха не хватает. Родным и близким, коллегам и ученикам недостает человечности, отеческой заботы, улыбки, света и тепла, ореола Виктора Курека. Многие думают: был бы он — было бы все иначе. Значит, незаменимые все-таки есть. И забыть их невозможно.




Комментировать


comments powered by HyperComments