Владимир Кульчицкий: «Когда увлечен работой, теряю счет времени»

22 декабря 2017

Автор(ы):
Дмитрий Патыко


Фото Сергея Мицевича, Минск.
Фото Сергея Мицевича, Минск.
В ноябре заместитель директора по научной работе Института физиологии Национальной академии наук Владимир Кульчицкий избран академиком НАН Беларуси. Корреспондент «МВ» встретился с ученым и побеседовал о достижениях белорусской науки.   

Мечты о Беларуси

Владимир Кульчицкий родился в 1948 году в Забайкалье — в военном гарнизоне на стыке границ России, Китая и Монголии, куда отправили служить его отца-офицера. Правда, с малых лет мечтал перебраться на родину родителей в Беларусь, о которой много от них слышал. Но только спустя 40 лет — после учебы на хирургическом факультете Куйбышевского мединститута, работы травматологом в районной больнице Костромской области, врачом скорой помощи, ассистентом кафедры в альма-матер — в трудовой книжке Владимира Кульчицкого появилась запись «Институт физиологии АН БССР, научный сотрудник». 

…В первый класс Володя пошел в Нерчинске, затем семья перебралась в Куйбышев. Годы за партой научили упорно работать, мыслить и докапываться до истины. Школу, правда, окончил без медали — из-за черчения, которое не любил. А вот мединститут — с отличием. С первого курса посещал научный кружок. Результат не заставил себя ждать: известный нейрохирург профессор Лев Нестеров, отправляясь на Первый съезд нейрохирургов в Москву, взял с собой двух лучших студентов-пятикурсников. Надо ли говорить, с каким восторгом Владимир слушал доклады живых легенд?

По распределению уехал травматологом в Шарьинскую районную больницу. К слову, работа в деревне только подогрела интерес к научной деятельности. Спустя три года вернулся в свой институт и устроился старшим лаборантом на кафедру физиологии к Михаилу Сергиевскому — члену-корреспонденту, специалисту мирового уровня в области регуляции витальных функций. Прошло еще три года — и, не поступая в аспирантуру, защитил кандидатскую диссертацию. Конечно, помогло то, что ассистировал Сергиевскому на операциях, участвовал в планировании экспериментов, разборе ошибок. К моменту защиты у Кульчицкого были уже публикации в солидных изданиях, в том числе в «Журнале неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова» (его статья соседствовала с материалами корифеев).

Ученую степень получил за сложнейшее исследование природы центрального апноэ во сне и предложенную тактику терапии. При проведении нейрохирургической операции удалось подобраться к основанию мозга с вентральной стороны и, работая около вертебральных кровеносных сосудов, снабжающих мозг, найти рецепторы, реагирующие на СО2, и выяснить, как дыхательный центр отвечает на изменение содержания углекислого газа в крови. До этого никто подобных операций не делал. Поэтому работа, опубликованная в отечественных и зарубежных изданиях, получила резонанс. 

Позже, отталкиваясь от этого проекта, в Институте физиологии НАН Беларуси и РНПЦ оториноларингологии будут выполняться другие работы по центральному и обструктивному апноэ, коллеги защитят несколько диссертаций, а фундаментальные исследования придут в клиническую практику.

Свой среди своих

Когда речь зашла о защите докторской диссертации и выяснилось, что в Куйбышевском мединституте для постановки экспериментов нет необходимого оборудования, ассистент кафедры Владимир Кульчицкий напросился на время отпуска (который, к счастью, был два месяца) добровольным помощником в несколько ведущих научных центров: ассистировал при операциях, помогал выполнять исследования, а за это получал возможность проводить свои эксперименты. 

— Никакой протекции не было, — поясняет Владимир Адамович. — Просто приезжаешь во время отпуска, просишься поработать лаборантом у маститого ученого, с которым мимолетом познакомился на конференции или по переписке, и через несколько недель тебе доверяют установку, которую в Куйбышеве никогда бы не купили — очень дорого. Слава богу, ничего не испортил, а то бы не рассчитался. 

Так молодой диссертант стал «своим» в Первом Московском государственном медицинском университете имени И. М. Сеченова, Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова, Институте физиологии им. И. П. Павлова и Институте экспериментальной медицины. В последнем поступил в докторантуру, защитил докторскую и вскоре переехал в Минск, куда еще раньше перебрались родители. Думал устроиться в БГМУ, но так сложилось, что оказался в Институте физиологии НАН Беларуси. 

Совместные проекты мирового значения

— Порой работаем в связке с коллегами, — отмечает Владимир Адамович. — Например, мы обнаружили эффект периневрального транспорта стволовых клеток в головной и спинной мозг, проследили, в какую область мозга они перемещаются, предложили технологию стимулирования такой миграции, затем продолжили исследования совместно со специалистами РНПЦ неврологии и нейрохирургии. Нужно было клинически подтвердить возможность восстановления утраченных функций мозга после травм или при болезни Паркинсона с помощью обонятельных клеток, расположенных в носу под эпителием. Эти клетки предполагалось использовать вместе с мезенхимальными стволовыми (при внутривенном введении в организм должного эффекта они не давали). Апробацию с нашим участием в БСМП проводили заместитель директора по научной работе РНПЦ неврологии и нейрохирургии член-корреспондент НАН Беларуси Юрий Шанько и нейрохирург Валерия Новицкая. Пациентом стала парализованная женщина. После сделанных с интервалом в неделю трех инъекций аутологичных мезенхимальных стволовых клеток в область средней носовой раковины она начала осторожно, но самостоятельно ходить.

К слову, данная работа со стволовыми клетками — не единственная у Кульчицкого. Совместно с биофизиками БГУ было установлено, что под воздействием электромагнитного поля с частотой тета-ритма стволовые клетки «созревают» почти на неделю быстрее, чем в обычных условиях, а это колоссальная экономия времени и реактивов. Статья, иллюстрирующая полученные результаты, опубликована в одном из ведущих международных научных журналов, материалы исследования и необходимая аппаратура собственной разработки переданы коллегам в РНПЦ неврологии и нейрохирургии. По мнению медиков, новая технология выращивания материала для имплантации может стать прорывом в клеточной терапии и получит распространение не только при лечении травм и заболеваний головного мозга. 

Плодотворно развиваются и другие совместные с РНПЦ неврологии и нейрохирургии проекты. Например, по замещению дефектов черепа. Прежде чем новые материалы для протезирования будут использоваться, они проходят проверку в Институте физиологии НАН Беларуси на моделях (исследователи наблюдают, развивается процесс отторжения или нет). Эти данные вызывают интерес у зарубежных специалистов.

Из Германии — с опытом

Из сотен работ, опубликованных Владимиром Кульчицким в журналах, десятки в рецензируемых английских, американских и немецких изданиях. Это неудивительно: если сложить все стажировки, то получается, что несколько лет он проработал за рубежом. Сначала выиграл грант Общества научных исследований имени Макса Планка и на полтора года уехал в Германию. Ценными были и поездки на три года в США (в Портленд, штат Орегон, и Финикс, штат Аризона), куда его приглашали в качестве ученого в научные отделы при госпиталях. 

— Многое перенял в организации исследований, в отношении к работе. В Германии восхитило тщательное проведение экспериментов. Там скрупулезно отслеживают, что регистрируется и что отражено в протоколе.

Профессор регулярно приходит и проверяет на предмет фальсификаций. При этом отношения с коллегами остаются дружескими. У меня есть такая черта: на работе я увлекаюсь и теряю счет времени. Приходил к 7 утра и уходил после 10 вечера. Немцы этого решительно не понимали. У них работают от и до — ни минутой больше. Два раза в неделю, начиная с 5 часов вечера, — футбол, волейбол, баскетбол. Потом все вместе, включая директора, идут в бассейн. Словом, заботятся о здоровье. Так что пришлось и мне в конце концов изменить режим. 

Поездка в Германию помогла не только в приобретении опыта, но в оснащении института. У них принято часто полностью менять оборудование, поэтому электрофизиологическую установку, на которой я там работал, мне подарили перед отъездом. Немцы довезли ее на грузовике до границы, а дальше мы уже сами с помощью нашего Красного Креста и его сотрудников. Установка большая, занимает весь кабинет. До сих пор работает. И остается пока единственной в стране для работы на срезах гиппокампа. 

Заглядывая в космос, думаем о земном

Уровень физиологических исследований в нашей стране может считаться предметом гордости. В области космической медицины уже многие годы страны Евросоюза ведут с нами совместные проекты. В частности, продолжается сотрудничество с медфакультетом Университета Анже и Институтом космической медицины и физиологии (Франция), в ходе которого выяснилось, что длительное пребывание в космосе гораздо опаснее, чем предполагали. И дело не только в солнечной радиации, потере кальция, нарушении водно-солевого обмена, деградации мышц и других очевидных проблемах. Причина еще и в неразгаданных изменениях функций клеток организма космонавтов, что было установлено именно научной группой Владимира Кульчицкого.

Разумеется, в космос ученые не летали и даже не отправляли на орбиту культуры клеток. Эксперименты проводились на уникальной установке — клиностате (передан в Институт физиологии НАН Беларуси безвозмездно Комитетом ООН по использованию космического пространства в мирных целях). Отслеживалось влияние микрогравитации на клетки соединительной ткани — фибробласты. Выяснилось, что если специальный пористый носитель с клетками время от времени вращается клиностатом, чтобы у фибробластов терялся вектор гравитации (что и происходит в невесомости), то они дезориентируются и их развитие замедляется почти в два раза. 

Понятно, что организм космонавта в условиях длительного полета будет функционировать как-то иначе, по крайней мере на клеточном уровне. Сейчас ученые НАН Беларуси пробуют использовать данный феномен в онкологии: если микрогравитация резко тормозит развитие клеток, то почему с ее помощью хотя бы на время не замедлить развитие клеток раковых? Идея необычная, но попытаться можно.

— Способность генерировать подобные идеи — нужное для ученого качество, — считает Владимир Кульчицкий. — К сожалению, сотрудники часто заняты плановой работой, и им не до фантазий. Поэтому я с удовольствием общаюсь со студентами БГМУ, которые приходят в нашу лабораторию, чтобы набраться опыта и воплотить какую-то свою научную задумку. Их у нас трое: Александра Замаро (4-й курс), Альберт Войшевич (3-й курс) и Тимур Сушко (2-й курс). У каждого из них масса интересных идей. За такой молодежью — будущее. Надеюсь, что кто-нибудь из этой троицы свяжет свою судьбу с нашим институтом.

Не могу не выразить слова благодарности своим учителям — члену-корреспонденту РАН Владимиру Самойлову, академикам Валерию Гурину, Платону Костюку, Борису Ткаченко, профессорам Сергею Поленову, Джану Дворецкому, Роману Григорьяну, Фридриху фон Карлу Пьерау, Хольгеру Санн.



Комментировать


comments powered by HyperComments