Залимхан Дундаров

04 сентября 2013



зав.кафедрой хирургических болезней № 2 ГГМУ

В Гомеле с именем ЗалимханаДундарова связывают создание гепатологической хирургической школы. Он организатор, руководитель областного Центра хирургической гепатологии. Первым в городе стал выполнять высокотехнологичные реконструктивные операции на поджелудочной железе, печени и желчных протоках. Научные изыскания Залимхана Анварбеговича позволили продвинуться вперед в диагностике, лечении ангиогенного сепсиса и снижении летальности от него. Докторская диссертация Дундарова — без преувеличения — открытие: ученый впервые доказал роль базальной мембраны в развитии сложнейшей патологии.
В числе первых медиков 1 мая 1986 года выехал в пострадавшие от аварии на ЧАЭС районы и помогал эвакуировать население. Участвовал в основании и становлении Гомельского медуниверситета. В общем, в работе всегда среди первопроходцев. 
Сегодня ЗалимханАнварбегович заведует кафедрой хирургических болезней № 2 с курсом детской хирургии ГГМУ, преподает общую хирургию, возглавляет ассоциацию хирургов области. Отличник здравоохранения Республики Беларусь, удостоен специальной премии Президента РБ за научные достижения, награжден Почетной грамотой Народного Собрания Дагестана.
Сам ЗалимханДундаров, несмотря на дагестанские корни, считает себя белорусским хирургом и ученым.


В город над Сожем привела любовь

— Залимхан Анварбегович, какими ветрами дагестанца забросило в Гомель?

— Окончив школу в родном Буйнакске, я поступил во 2-й Московский государственный медицинский институт им. Н. И. Пирогова (сегодня Российский медуниверситет). Там познакомился с Галиной — будущей супругой, которая училась курсом младше и была родом из Гомеля. Когда я получал диплом, мы с Галиной уже решили связать свои судьбы, поэтому постарался распределиться в город над Сожем. Через год сюда приехала и Галя. 

— И у вас не было мыслей вернуться в Дагестан?

— Отработав три года в Гомеле, я думал об этом. Но, взвесив все за и против, остался. Понравился коллектив областной больницы, по душе пришелся город. Хотя на родину тянет. Всегда с нетерпением жду лета, чтобы побывать в Дагестане. Не знаю лучшего места для отдыха.

— А почему выбрали медицину и захотели получить высшее образование именно в Москве? Чем запомнились студенческие годы?

— Я из медицинской семьи. Отец был кардиологом. Мама — терапевтом. Дед по отцу, которого я не застал в живых, слыл народным целителем. Хотел продолжить династию. И хотя в Дагестане есть свой медицинский вуз (раньше — институт, теперь академия), мечтал учиться именно в Москве, у известных на весь Советский Союз светил медицины. Поступить в престижный столичный институт было очень непросто. Окончил обычную провинциальную школу, зато с золотой медалью. О репетиторах тогда не слышали. Много самостоятельно занимался, чтобы хорошо сдать вступительные экзамены. Когда увидел, что попал в список зачисленных, был счастлив. В 17 лет впервые приехав в Первопрестольную, смотрел на все широко раскрытыми глазами и восхищался. Москва — город особой, мощной энергетики. Тепло вспоминаю студенческие годы.
Жизнь не ограничивалась учебой. Ходили в театры и музеи. Летом в студенческих стройотрядах трудились в Казахстане и России (в Уренгое, Сургуте, Лабытнанги). Почти сразу же определился со специальностью: только хирургия. С 3-го курса дежурил в больнице, занимался в научном студенческом кружке на кафедре хирургии. Позже подрабатывал медбратом в отделении реанимации Института сердечно-сосудистой хирургии им. А. И. Бакулева, где общался с корифеями медицины — профессорами В. И. Бураковским, Л. А. Бокерией, В. С. Работниковым. После 4-го курса на практике в райбольнице родного Буйнакска выполнил первую самостоятельную аппендэктомию.

Кафедра — как семья. Семья — как медицинский консилиум

Своим учителем ЗалимханАнварбегович считает заслуженного деятеля науки Беларуси профессора Александра Шотта. Тот предложил ему, работающему над кандидатской диссертацией (она была посвящена механической желтухе), задуматься уже над докторской — по ангиогенному (кардиоваскулярному) сепсису.Шотт и стал научным консультантом.
Подготовка докторской была крайне напряженным периодом. Восемь месяцев ЗалимханДундаров каждую неделю отправлялся ночным поездом в Минск, чтобы утром в ЦНИЛе БГМУ выполнять эксперименты на животных. Вечером возвращался в Гомель и с утра приступал к работе: руководил, оперировал, преподавал.
Клинический материал собирал в больницах Гомеля и Минска. Выдержать такие физические и интеллектуальные нагрузки смог благодаря крепкому здоровью, которым отличается большинство горцев, и полученной в детстве закалке: долгие годы занимался греко-римской борьбой (кандидат в мастера спорта).
Все 12 сотрудников кафедры хирургических болезней № 2 с курсом детской хирургии ГГМУ, которую ЗалимханДундаров возглавляет с 1995 года, — его ученики, выпестованные с 3-го курса медуниверситета. Трое уже кандидаты наук.
— Я люблю работать с молодыми, — делится ЗалимханДундаров. — Рядом с ними не пристало стареть, они заряжают энергией. Всегда стремился создать на кафедре теплую, доброжелательную атмосферу. Я убежден, что счастливыми или несчастными нас делают отношения с другими людьми. На работе мы проводим большую часть жизни, и очень важно чувствовать себя среди коллег как в любящей семье...
— Легче или сложнее сегодня стать высококлассным хирургом?
— Отчасти — легче. Медицина стремительно шагнула вперед, клиники технически оснащены, располагают новейшими лекарственными препаратами, шовным материалом. Значительно расширился доступ к информации, мировым достижениям, появилась возможность устанавливать контакты с коллегами из других стран, обучаться за границей. Как член Европейского панкреатологического клуба стараюсь участвовать в международных конференциях. Недавно был на форуме в Цюрихе. Как председатель ассоциации хирургов Гомельщины стремлюсь ежегодно организовывать 3–4 областные конференции, чтобы коллеги могли встретиться, обменяться мнениями, идеями, узнать о достижениях отечественной и зарубежной хирургии. То есть для профессионального роста есть условия. Вместе с тем стать хорошим хирургом всегда было и будет непросто. Уже потому, что это требует от человека жертвенности.
— Какие операции запоминаются?
— Еще не забыл первую «студенческую» аппендэктомию, первую лапароскопическуюхолецистэктомию. Никогда не забуду и пациентов с тяжелейшими патологиями поджелудочной железы, внепеченочных желчных протоков, печени, с опухолями Клацкина. Операции при последних считаются в мире одними из сложнейших, а у нас уже есть успехи в лечении.
— Чему вы стремитесь научить, помимо сугубо медицинских навыков?
— Самоотдаче и любви к людям научить, увы, нельзя. Но в тех студентах, кто наделен этим даром, стараюсь его развить.
Вот часто молодые врачи говорят: «Поступил аппендицит». Да ведь не аппендицит поступил,
а человек! Когда осознаешь разницу, то и отношение к пациентам меняется.
Конечно, время сейчас такое, что многие люди меркантильные, взгляды у них прагматичные, профессиональное признание и успех зачастую измеряют в денежном выражении. Но я считал и считаю: единственная и самая большая награда для хирурга — выздоровевший больной, высокое качество его жизни. Не приемлю, когда медицину рассматривают как источник дохода.
Если говорить об отношении к науке, то часто цитирую студентам Александра Владимировича Шотта, который любил повторять: «Чтобы решить научную проблему, ею надо жить»; «Наука не отрезанный ломоть, а непрерывный процесс — оставлять ее нельзя».
— Сегодня в Гомельской ОКБ работают трое Дундаровых: Галина Георгиевна заведует ревматологическим отделением, сын Эльдар — реаниматолог. Вас не упрекают в семейственности?
— Если быть точным, супруга и сын трудятся в областной больнице, а я сотрудник ГГМУ. Но моя профессиональная деятельность неразрывно связана с ОКБ. Сюда пришел начинающим хирургом, здесь учился делать сложные операции. Эльдар появился на свет в роддоме областной больницы, часто бывал в ОКБ, любил рассматривать атласы по хирургии, в 8 лет впервые переступил порог операционной. И с выбором профессии сын определился рано. Окончил университет с красным дипломом. Но в хирургию, к моему сожалению, не пошел. Решил стать реаниматологом, желая доказать, что добиться успехов в профессии может и без папиной поддержки. После распределения два года отработал в Добрушской ЦРБ. Сейчас имеет первую врачебную категорию, занимается наукой.
Дочь Эльвира с детства «лечила» кукол, но стала экономистом. Однако замечаю, что «врачебные гены» дают о себе знать: в банке, где работает, она главный «консультант» по медицинским вопросам. Иногда сожалеет, что не пошла по родительским стопам.
Разговоров о семейственности я не слышал. Наша династия не единственная в областной больнице. Вообще медицинская семья — это здорово! Мы врачи разных специальностей, постоянно обсуждаем сложные случаи, советуемся друг с другом. Можно сказать, у нас на дому курсы повышения квалификации и врачебный консилиум одновременно.
Пациенты просят: «Позовите «нерусского доктора»
— Считается, что культурологические и религиозные различия — самая трудноразрешимая проблема в смешанных семьях. Вам с женой было сложно их преодолеть?
— Дагестан — многонациональная страна, в которой живут десятки народностей, и они уважают традиции и обычаи друг друга. За время учебы в Москве я глубже понял славянскую культуру.
С некоторыми особенностями моего национального воспитания супруге пришлось считаться. К счастью, она понимала меня и шла навстречу. Например, у дагестанцев не принято, чтобы молодые жили вместе с родителями
жены. Первые годы в Гомеле мы теснились в общежитии в одной комнате. Отдельную квартиру получили, когда у нас было двое детей.
На Кавказе мужчина — глава семьи, его долг — сделать все, чтобы она ни в чем не нуждалась. Приходилось много работать, дежурить в больнице, преподавать в медучилище. Основная нагрузка по дому, забота о детях легла
на плечи супруги. Она отличная хозяйка, прекрасно готовит, в том числе национальные дагестанские блюда. Удивительно, но Галина смогла совместить роль жены, матери и врача (супруга — ревматолог высшей категории). Конечно, я старался помогать ей. Сам делал ремонт в квартире, могу починить сломавшуюся сантехнику. Когда выпадало время, читал сыну и дочери книги, научил их играть в шахматы. Думаю, что без семьи я ничего в жизни не достиг бы.
— Поддерживаете ли вы отношения с соотечественниками в Беларуси?
— Я вхожу в состав правления Дагестанского землячества. Соотечественники на редкость сплоченные. Как говорится, вместе и в радости, и в горе. Это главный принцип выживаемости малых народов. Большинство дагестанцев в Беларуси — успешные, состоявшиеся люди: среди них есть крупные руководители, бизнесмены, спортсмены, художники.
— Сталкивались ли вы в Беларуси с проявлениями национализма?
— С открытыми — нет. Но в моей жизни был эпизод, о котором сегодня вспоминаю без обиды, скорее, с юмором. В 1986 году я решил вступить в компартию. Получил рекомендации. И вот на собрании одна доктор, член парткома, родственница известного в Беларуси организатора партизанского движения в годы Великой Отечественной войны, берет слово и начинает возмущаться: «I што ж гэта такое робiцца? Панаехалiнярусскiя, а нашым хлопцам ужо i месца ў КПБ няма?». Некоторых это рассмешило, но парторг дал решительный отпор националистическим выпадам. Я стал членом партии. Иногда приходилось преодолеватьчью-то неприязнь, но вообще считаю, что в Беларуси человек любой национальности может добиться успеха.
— Что означает ваше имя? Случаются ли из-за него казусы?
— В переводе с лакского языка это «здоровый», «хороший», «правильный». Меня часто спрашивают: «Как будут ваши имя-отчествопо-русски?». На что отвечаю: «Зовите меня просто — ЗалимханАнварбегович». С улыбкой вспоминаю, как в первые годы работы в ординаторских под стеклом лежал лист бумаги, на котором были написаны мои имя и отчество: коллеги с ходу их не могли запомнить. А с пациентами проблем не возникает: обычно они обращаются ко мне просто «доктор», а когда приходят на консультацию, то просят: «Позовите «нерусского» доктора».

Владимир Батюк, доцент кафедры хирургических болезней № 2 ГГМУ:

« ЗалимханАнварбегович — человек редкой энергии: сам с удивительным упорством добивается поставленных целей
и непрестанно стимулирует профессиональный рост и развитие других. Благодаря его усилиям на кафедре подобрался
дружный, сплоченный коллектив. Принципиальность и строгость сочетаются в нем с душевностью, он всегда готов помочь.
Бывали случаи, когда во время вызовов санавиации приходилось звонить ЗалимхануАнварбеговичу ночью — и его советы,
без преувеличения, спасали человека. Если нужно, приедет в больницу и в праздник, и в выходной, и будучи в отпуске.
Профессионал высочайшего класса, он умеет увлечь хирургией — студенты стараются не пропускать его лекций.  »
Ольга Поклонская.
Фото автора
и из архива З. Дундарова.