Подписка 2019

Терапия в стиле классицизма

10 апреля 2008


Поставская ЦРБ — единственная в Европе, куда туристов водят на экскурсии, а ее гид официально числится в штате медиков
 
Зачем же люди стремятся в эти стены и не мешают ли они процессу врачевания, не добавляют ли лишних бацилл в сезон острых респираторных заболеваний?
Больница находится во дворце Тизенгаузенов, который по своей исторической значимости стоит в одном ряду с Мирским замком. Это сегодня мы видим великолепие, а когда Владимира Чекавого назначили главврачом, дворец выглядел скорее сараем, и, чтобы избавить руководителя от головной боли, знающие люди советовали обнести строение забором и заказать бульдозер.
Но Чекавый родился с генетической страстью к старине. Юным школьником познакомился с архео-логами, которые «копали» на неманских террасах IX век — неподалеку от его дома. Судьба подарила ему встречу с ныне известным ученым — историком и археологом Л. Поболем. Как завороженный, Володя слушал его рассказ о жизни далеких предков. Собирался поступать на исторический, но так сложилось, что оказался в мединституте.
Братья Тизенгаузены не имели отношения к медицине, но были образованны, знамениты и, хотя их корни немецкие, боготворили Беларусь. Рудольф обладал поместьем в Желудке (Щучинский район), Константин — дворцом и парком в Поставах. Здесь были не только свои балетная школа и театр, северная часть дворца отводилась для занятий наукой. В огромном зале размещались орнитологический музей, кабинеты зоологии и минералогии. Покои с мраморными каминами украшали лепнина и полотна Дюрера, Лео-нардо, Рубенса, Веронезе, Тинторетто. Как профессиональный орнитолог Константин совершил экспедиции во все уголки Великого Княжества Литовского. Фотоаппаратов тогда не было. Но глаз запоминал, как выглядели дрофа, орел, ястреб, разная певчая мелюзга, а рука точно рисовала. Он издал три тома «Основ орнитологии». В последний вошли птицы, которых он открыл людям, будучи в Карпатах, Бессарабии, во Франции, Италии, в других частях света. Этим уникальным изданием и сегодня пользуются ученые.
За годы бурной истории коллекцию Константина Тизенгаузена (в нее входило 3 тысячи птиц и столько же яиц) разграбили. Но от нее осталось 400 фотографий...
Главврач шел на работу и знал, в какой архив пошлет сегодня запрос. Помимо неотложных медицинских дел, успевал пообщаться с архитекторами, строителями, учеными. Его всячески разубеждали связываться с реставрацией дворца — не царское это дело. Персональной казны нет. По самым скромным подсчетам, надо более 2 миллиардов рублей. Но он уже видел дворец красивым, как с иголочки, и знал, что в нем будут и больница с операционной, и музей истории медицины (все ясновельможные имели своих докторов, а это интереснейшая страница), и кафе со старинной кухней. И местный маслосырзавод выпустит сыр по рецепту Тизенгаузенов и даст ему такое же имя.
От союза фантазии с желанием рождается нечто большее, чем позволяет жизнь. Чекавый так горячо убеждал банкиров, предпринимателей, Министерство культуры, деятелей искусства, что деньги потихоньку пошли. И начались работы. Узнав об энтузиазме поставских медиков, даже ЮНЕСКО выделило грант на реставрацию дворца. Он строился в стиле классицизма, для которого образец только античное наследие. Где взять сегодня античную скульптуру, чтобы она украшала территорию, как это было в XVIII веке? Создать копию.
Зная, что проектные мастерские — приличные «грабители», решил обойтись без них. Экономя на всем, Владимир Николаевич сам планировал каждый метр на 7 гектарах, соблюдая четкость и геометризм, логичность полянок, лужаек и фонтанов, уравновешенность композиции.
Тогда были в моде древнегреческие дворики, фламандские лужайки и арабески. И Чекавый объявил среди своих медиков конкурс на лучшую арабеску. Кто победит, тому и создавать. Поначалу многие даже не знали, что это такое, а сегодня у всех азарт: защищая свою композицию клумбы, люди демонстрируют знания орнамента арабской архитектуры. Раскрашенные камешки, цветы (их высаживается 20 тысяч, рассаду выращивают сами), зелень, мох создают узоры, которые могут удлиняться до любой точки на ровной или выпуклой поверхности. Это и есть арабеска — «вечно продолжающаяся ткань Вселенной».
Из камней соорудили грот. Журчит, струится вода из-под искусственной мельницы. Внизу строит хатку семейство «бобров». Они — хранители бассейна, в котором плавают золотые рыбки. Неудивительно, что дети, лежащие в отделении, все время просятся поиграть у мельницы, их как магнит притягивает это место.
Есть здесь долина «Мать и дитя», каплица и скульптура дочерей бога целителя и прорицателя Аполлона Гигеи и Панацеи, давших название направлениям в медицине, красивый памятник Константину Тизенгаузену и мемориал медикам, погибшим в войне. Больница получила памятник два года назад. А когда сделали вечернюю подсветку дворца и изумленные поставчане увидели, какой ценностью обладают, Владимир Николаевич взялся за подвалы. Пороховой и винный склады, кочегарка Тизенгаузенов превратились в кафе.
На счастье, французы заказали Воропаевской фабрике мебель в стиле XIX века. Образцы понравились не только французам, но и Владимиру Николаевичу. Он понял, что попросит у своих комоды под старину, рамы для картин, столы и стулья.
Официанток для кафе прислало бюро занятости населения. Его начальник Елена Таразевич часто выручает больницу. В кафе не курят и не распивают спиртные напитки. Но изысканная, вкусная еда сделала такую рекламу, что от желающих поужинать в погребках дворца нет отбоя. Само собой разумеется, что многочисленных экскурсантов кормят тоже здесь. Толстые, как в монастырях средневековья, стены берегут уши от звуков цивилизации. Слышен клавесин, исполняются музыкальные произведения того времени. Желаете ужин при свечах — пожалуйста. Работники больницы пользуются преимущественным правом при оформлении заказа на семейное торжество. И обед для них — по карману врачу и санитарке.
 
Успех трудом дается
 
У читателей может сложиться впечатление, что, творя Версаль на территории вверенной ЦРБ, раздобывая жесть для крыши, мраморную крошку, старинную мебель, изучая секреты ландшафтного дизайна, главврач слегка увлекся и упустил другие дела. Но Чекавый не такой человек. Он в любой ситуации сохраняет равновесие, распределяет по своим местам сильное и мягкое, кроткое и суровое и советует всем исполнять свой долг, чтобы познать себя. Превосходство в делах высоких подымает его до ранга людей недюжинных, внушает изумление и привлекает сердца. Поэтому ему нетрудно создать хорошую команду, членам которой не надо напоминать о своих обязанностях.
Начмед Людмила Семенова, заместители Сергей Доценко, Доминика Ярош, главврачи участковых больниц, заведующие отделениями работают рука об руку, отлично понимая, что их район самый отдаленный в области (до Витебска — 270 км), и в трудной ситуации выручают только собственная материальная база, знания и высокий профессионализм.
Из этой глубинки никто не хочет уезжать в Витебск, где квартиры стоят столько же, как и в Поставах. Людей держат хорошие условия труда, высокая зарплата, демократичные отношения в коллективе, где все крепится на совести и доверии друг к другу, особая аура города и природа вокруг.
4 года назад здесь провели первый сеанс телемедицины, а на сегодня их более 200. Из районной больницы могут в любую минуту связаться с Витебском, продемонстрировать «непонятное» ЭКГ, данные анализов и уточнить диагноз. Землячка, программист Галина Косаревская разработала для ЦРБ 40 уникальных программ, и теперь Владимиру Николаевичу достаточно включить компьютер, в котором он найдет ответ на «острый» вопрос. Персонифицированный учет медикаментов позволяет сделать любую раскладку.
Программа «Здоровье поставчан» содержит данные на каждого человека. Она подтолкнула усилить патронажную и стационарную помощь на дому, серьезно заняться профилактикой суицидов, создать службу доверия, в которой психиатр и священник работают в одной связке. В районе действуют 110 пунктов первичной отдаленной помощи — учителя, библиотекари, специалисты сельского хозяйства, пожарные, милиционеры (за доброту и человечность их выбрали сами сельчане) каждый год проходят медицинскую переподготовку и получают сумки-укладки.
Из 92 врачей ЦРБ 45 имеют высшую и 1-ю категории.
По вторникам и четвергам доктора ведут прием на фапах и отмечают, что в глазах сельского населения здоровье никогда не теряет цены, перевешивая все блага жизни. По приезде — обязательные отчеты. Именно в них главный врач находит пищу для размышлений. Так рождаются новые идеи, полные жизненного сияния, настолько заразительные, что каждый, работающий в больнице — дворце Тизенгаузенов готов влить для их осуществления собственную кровь.
 
 
Во 2-м полугодии Поставская ЦРБ запланировала заработать огромные деньги — 600 млн рублей. 17 тысяч туристов посетили дворец Тизенгаузенов за 2 года. Этим летом их будет не меньше 10 тысяч. Открывается магазин сувениров, каждый захочет купить что-нибудь на память.
 
Вот так, соединив красоту с удобствами для жизни, больница стала зарабатывать, при этом не вводя своих пациентов ни в какие расходы, связанные со здоровьем.
 
По просьбе главного врача Поставской ЦРБ Владимира Чекавого (на снимке) ученые ВГМУ разработали концепцию укрепления здоровья населения Поставского района до 2010 года. На сессии райсовета ее приняли, и теперь от документа ни на шаг. Кадры распределены равномерно, недостатка в них нет. Вакансий тоже.
Людей держат хорошие условия труда, высокая зарплата, демократичные отношения в коллективе, где все крепится на совести и доверии друг к другу, особая аура города и природа вокруг.

Анна БОГДАНОВА, «МВ». Фото Аркадия НИКОЛАЕВА, «МВ».


Комментировать


comments powered by HyperComments