В оккупации больных не бросили

19 августа 2010



Старшая медсестра Могилевской психиатрической больницы Елизавета Лакцютко-Богатова была одной из тех, кто в годы Великой Отечественной лечил пациентов и помогал приближать Победу. Горжусь, что эта женщина — моя двоюродная бабушка, страницы военной биографии которой я собрала из ее воспоминаний и архивных документов.

Елизавета Лакцютко-Богатова, 1939 г.

Елизавета Николаевна любила свою профессию, родной город и людей; передала это душевное богатство и дочери Клаве.

Когда началась война, дочь заканчивала первый курс Минского мединститута. Столицу стали бомбить, и студентка добиралась домой, в Могилев, пешком.
Жили втроем — Елизавета Николаевна и Клава с мужем Валентином. Родной город оккупировали гитлеровцы. Много зданий разрушили и сожгли. На улицах — удручающая тишина, люди разговаривали шепотом. Почти все магазины — только для немцев. Начался голод, но крестьянам запретили продавать продовольствие городским жителям. Пришлось ходить по деревням и выменивать вещи на еду. Но добытые с таким трудом продукты не всегда удавалось донести до дома: немцы устраивали на дорогах засады, отбирали съестное. Страх смерти витал повсюду. Интеллигенцию — врачей, учителей, судей — фашисты расстреливали, не предъявляя никаких обвинений.
Квартира, в которой они жили на улице Первомайской, 27, стала явочной. Валентин установил связь с подпольной группой Арсения Рослова. Вместе со знакомой учительницей Клавдия распространяла листовки, предупреждала подпольщиков и население об арестах и облавах, выявляла предателей и составляла их списки.
Елизавета Николаевна — в числе немногих, кто в это тяжкое время продолжал помогать несчастным пациентам психиатрической больницы. Часть врачей ушла на фронт, многие эвакуировались. Остались главврач М. М. Клипцан и несколько медсестер. С началом оккупации фашисты угнали руководителя в гетто. В конце сентября 1941-го в кабинете санаторного отделения немцы устроили душегубку и стали методично уничтожать больных, потерявших рассудок. Более тысячи пациентов не вышли оттуда.
В октябре больницу возглавил Макар Кувшинов — врач-невропатолог, кандидат медицинских наук. Раньше он преподавал в Минском мединституте. В оккупации доктор создал платную палату для неврологических больных. Заработанные 11 тыс. рублей врач через подпольщиков передал в фонд обороны страны. Принимал пациентов, а истории болезни хранил у себя дома, чтобы они не попали в руки захватчиков. Уберегая молодежь от угона в Германию, выдавал парням и девушкам заключения о тяжелых заболеваниях.
Елизавета Лакцютко-Богатова была его верной помощницей.
В группу Кувшинова, кроме нее, входили врачи Мармулевский, Кисель, Голубцов, Тищенко, слесарь Ткачев, санитар Киселев.
Из воспоминаний Елизаветы Николаевны:
«Первая половина января 1942 года. Во время дежурства в отделение пришли немцы. Измерив толщину стен корпуса, сказали, что скоро его займут. Когда появился доктор Кувшинов, я подробно рассказала ему о визите. Руководитель тут же умчался в город. Ему удалось договориться о переводе части больных в Первосоветскую больницу, остальных выписали домой.
20 января — снова были фашисты. Они сообщили, что пациентов эвакуируют. Все знали, что это означало смерть. Макар Павлович срочно приказал мне: тех, кто находится в палатах нервнобольных, а также всех выздоравливающих, — выводить в город небольшими группами, как будто на прогулку. А сам встречал их в условленном месте и переправлял туда, где им ничего не угрожало».
Таким образом медики спасли 40 человек. Увы, всех не успели. После жестокой расправы с оставшимися больными корпуса психиатрической клиники заняли под госпиталь для немецких солдат. Елизавета Николаевна по указанию Кувшинова устроилась работать там санитаркой, чтобы иметь доступ к медикаментам, тайком собирала бывший в употреблении перевязочный материал. Дома Клава стирала его, гладила и прятала до прихода связных. Взамен получала от подпольщиков листовки и сводки Информбюро.
В 1943 году гитлеровцы арестовали нескольких врачей-патриотов, среди них и Макара Павловича. 24 июля их отравили газом в душегубке. (Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 мая 1967 года Макар Кувшинов посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени.)
В ноябре 1943-го Елизавету Николаевну, Клавдию и Валентина предупредили, чтобы они переехали на другую квартиру, но остались в городе. Спустя два дня в их доме гестаповцы устроили засаду.
На новом месте установили связь с подпольщиками. До самого момента освобождения Могилева Елизавета Николаевна передавала сведения о расположении и численности немецких войск в городе и районе Минского шоссе, выполняла другие ответственные задания.
Когда Могилев освободили, Клавдия уехала в мединститут, Елизавета Николаевна вернулась в психиатрическую больницу. Там и трудилась всю оставшуюся жизнь старшей медсестрой. Получив диплом врача, возвратилась в Могилев Клавдия, стала работать врачом-эпидемиологом городской санэпидстанции, которую ей пришлось восстанавливать.
 
Могилев, дом по улице Первомайской, где была явочная квартира; 2009 г.

Ирина БОНДАРЕВА, Могилев.


Комментировать


comments powered by HyperComments