Будни в режиме нон-стоп

20 ноября 2018

Автор(ы):
Елена Гордей


Максим Казмирук за полтора года работы на скорой приобрел «многовекторный» опыт. Фото автора.
Максим Казмирук за полтора года работы на скорой приобрел «многовекторный» опыт. Фото автора.
Когда в дом постучалась  беда, на них смотрят как  на последнюю надежду.
Корреспондент «МВ» провела один день с работниками  Боровлянского отделения  скорой помощи Минской ЦРБ, для которых спасение людей стало не просто профессией,  а смыслом жизни.


Один за другим

Сегодня дежурят 8 бригад, из которых 6 фельдшерских. Меня определяют во врачебную выездную бригаду к врачу Максиму Казмируку и фельдшеру Дарье Никитиной. Не успели толком познакомиться, как из динамика слышится голос диспетчера: 111-я на выезд!


Фельдшер Дарья Никитина снова в пути.

Максим и Дарья, взяв необходимое, спешат к машине. С включенными маячками едем в ближайшую деревню. Автомобили на трассе перед нами расступаются.

— В последние годы люди стали воспитанные — уступают дорогу, — комментирует водитель Алексей Ермоленко. 

На подъезде к деревне нас встречает сын пациентки, запрыгивает в салон скорой.

— Вон у того здания налево, — указывает путь.

Мы на месте. У домика за синим забором припаркована еще одна машина скорой помощи. Как оказалось, первой сюда приехала фельдшерская бригада, но решила вызвать «подкрепление». Затруднялись с решением: везти пациентку в больницу или нет? У 89-летней женщины низкое давление, в анамнезе — инсульт. Боялись, что не перенесет дорогу. Нашей бригаде удалось стабилизировать состояние пациентки. Назад возвращаемся «пустыми», потому что родственники отказались везти ее в больницу, взяв ответственность на себя.

Только успели заполнить нужные документы, как новый вызов: у 16-летнего парня судороги.

Спустя 12 минут мы уже на месте, вбегаем в подъезд. Дверь квартиры открыта, на пороге — взволнованная мама пациента. Зовет в комнату. Парень лежит на кровати в полубессознательном состоянии. На вопросы медиков реагирует вяло. Рядом, переминаясь с ноги  на ногу, стоят его друзья-одно-группники.

— Сегодня утром у него в колледже случился первый приступ, приехала скорая, сделала укол, и все вроде бы прошло, — рассказывает женщина. — Забрала его домой, а через несколько часов случился новый приступ — упал, судороги, пошла пена изо рта.

— Он употреблял курительные смеси? Психотропы? — спрашивает Максим Петрович.

— Курил обычные сигареты, но после первого приступа при мне пачку смял и выкинул. У сына в детстве была операция на головном мозге. Из-за этого может быть эпилепсия?

— Возможно, пока могу поставить предварительный диагноз «судорожный синдром». Нужны дополнительные обследования.

Дарья делает ЭКГ, проводит глюкометрию, ставит капельницу. Решают везти парня в больницу. Отнести в машину скорой помощи помогают его друзья. Бывают ситуации, когда это сделать некому, тогда на помощь зовут водителя Алексея.

В диспетчерской

Передав пациента на руки врачам приемного покоя, возвращаемся «на базу». Наступило временное затишье. Звонки в диспетчерскую поступают каждую минуту, но нет ничего такого, с чем не справились бы фельдшерские бригады. Врачебной доверяют самые тяжелые случаи.

Диспетчеры Надежда Заяц и Ольга Стецко с ходу определяют, кого на какой вызов отправить. И дело не в интуиции, а в огромном опыте. На этих должностях трудятся обычно бывшие фельдшеры выездных бригад, которые полжизни отдали любимой работе. К нам присоединяются фельдшеры Галина Андрушкевич и Алла Зборовская. Разговор заходит о прошлых временах.


В диспетчерской. Полжизни отдали любимой работе фельдшеры Надежда Заяц и Ольга Стецко (справа).

— Сейчас в бригаде работают по два человека, друг друга дополняем, а раньше ты был один на один с проблемой, — вспоминает Надежда Заяц. — Помню, маршрутка перевернулась, и меня одну отправили. Пострадавшие вповалку лежат. Делай что хочешь, не знаешь даже, кому первому помогать.

— Ой, сколько всего за жизнь было! — вступает в беседу Галина Андрушкевич. — Как-то во время уборочной у одного парня нога угодила в молотилку — была раздроблена полностью. Он в шоке, кричит. Мы его успокаиваем: «Есть нога, есть!» Когда завезли в больницу, он еще был в сознании, но на операционном столе его не стало — несвертываемость крови. Плакали. Жалко паренька, только из армии пришел, решил помочь на уборке — и такая судьба. Чужую боль пропускаем через себя. А без этой работы не можем. Одни из нас пытались искать счастья на новом месте, но все равно возвращались на скорую помощь. А другие, как Алла Зборовская, никогда не уходили. Однажды она попала в аварию, первое время ее перевели на более легкую работу — принимала вызовы, но хватило ее на два месяца. Пила таблетки и ехала помогать другим людям.

А сколько раз роды приходилось принимать прямо в машине! Слава Богу, обходилось без трагедий. Нашим крестникам уже за 30.

Мы сутками трудились, нам даже запрещали. Теперь тяжелее стало работать, потому что народ грамотный, пока приедешь — в интернете информацию перечитают, диагноз поставят и с тебя требуют: «Ты должна — и все тут!»

— Люди сегодня чаще скорую вызывают, чем участковую службу, — подхватывает Ольга Стецко. — Потому что мы можем сразу основные виды диагностики провести — снять ЭКГ, измерить АД, сделать глюкометрию, только больничных не даем и рецепты на лексредства не выписываем. Так бы были на разрыв. Сегодня даже в будние дни может быть до 250 вызовов в сутки, а звонков тысячи. Летом часто звонят по поводу укусов клещей. Мы советуем, что делать и куда обратиться. Сейчас гололедные травмы пойдут и случаи высокой температуры.

Наряду с опытными специалистами в Боровлянском отделении ССМП в штате есть и молодые кадры — хрупкие девушки, которые выглядят как школьницы. Иногда, видя их, пациенты требуют прислать кого-нибудь посолиднее.

— Мы называем их нашими девочками-малышками. Ну и что, что они молоденькие, зато умные! — говорят диспетчеры.

Максим Петрович тоже работает здесь всего полтора года, но опыт приобрел «многовекторный». Не раз уже людей с того света вытягивал.

— Недавно поступил вызов — у мужчины пульс за 200, низкое давление, — вспоминает Максим Казмирук. — Сразу заподозрил желудочковую тахикардию. Уже на месте диагноз подтвердился. В какой-то момент пациенту стало совсем плохо — пришлось применять дефибриллятор. Удалось вывести сердце на правильный ритм. Но не обошлось без осложнений, ведь мужчина скорую вызвал не сразу, три часа терпел. В результате, когда уже подъезжали к больнице, у него произошла тромбоэмболия легочной артерии. Но все закончилось хорошо, пациента удалось спасти.

Как это часто бывает, те, кому медицинская помощь нужна в первую очередь, тянут до последнего.

К слову, в 70 % поступающих вызовов можно обойтись без помощи скорой. Диспетчеры отфильтровывают такую информацию, объясняют по телефону, что нужно делать. Особая категория — вызовы к пьяным. Часто бывают звонки от водителей, которые едут по своим делам, видят лежащего на обочине человека и сообщают в службу 103. Медики приезжают на место, а там никого уже нет — «пациент» проснулся и ушел. Один раз бабушка проявила бдительность — увидела из окон, что во дворе лежит человек. Врачи приехали, оказалось, что пожилая женщина сослепу приняла за пострадавшего… мусорный пакет. Сегодня одна такая сердобольная старушка вызвала медиков, потому что ей стало жалко бездомного, который уже третий час спал на лавочке. Бригада доставила его в милицию — хоть отогреется.
 

Работа как образ жизни
 

Беседа прерывается — новый вызов! У женщины головная боль. Через несколько минут наша машина останавливается у подъезда. Звоним по домофону и поднимаемся на пятый этаж.

— С утра боль не проходит, чего только ни принимала — не помогает! А в поликлинику попасть сегодня можно лишь по скорой, но сколько я в очереди просижу? — объясняет причину вызова женщина, пока медики делают кардиограмму, измеряют артериальное давление — все показатели как у космонавта.

Максим Петрович уточняет, тошнит ли, кружится ли голова? Женщина утверждает, что эти симптомы есть. Тогда врач проводит серию тестов на диагностику инсульта. 

— Это просто спазм сосудов головного мозга, — пациентка с диагнозом уже определилась.

Дарья выполняет женщине две инъекции, которые должны снять приступ мигрени. При нас муж записал супругу на прием к терапевту.

Едем обратно. Под шум мотора Дарья Никитина рассказывает, откуда у нее берутся силы и терпение работать на скорой помощи.

— Это уже образ жизни. Привыкаешь к такому ритму. Когда была в отпуске, по привычке вставала в семь утра, все не знала, куда себя деть. А еще нравится чувствовать, что ты нужен людям. Хоть слова благодарности слышим не так часто. Однажды отвезли в больницу малыша в бессознательном состоянии с температурой и высоким уровнем сахара в крови. Его родители потом нас нашли, чтобы лично сказать спасибо.


 

Комментарий


 
Александр Евко,  и. о. заведующего ССМП Минской ЦРБ.

ССМП состоит из трех отделений, которые находятся в Боровлянах, Заславле и Сенице. Конкретно на нашей станции работают 157 человек, из них 17 врачей, 133 фельдшера. Все ставки заняты, кроме врачебных. Еще пару специалистов с высшим образованием мы бы взяли.

Что касается оснащения, то здесь все в порядке — имеется необходимое оборудование, машинный парк обновлен полностью, есть три реанимационных автомобиля.

Обслуживаем Минский район с двухсоттысячным населением, хотя по факту больше. Многие минские пенсионеры предпочитают проводить время с весны до осени на дачах. 

Пополняют статистику по инфарктам, инсультам, травмам. Иногда за 12-часовую смену только один вызов приходится на жителя Минщины. Всего за 9 месяцев этого года выполнили 43 тысячи выездов.



Комментировать


comments powered by HyperComments