Элеонора Капитонова: «Можно сделать, чтобы люди болели меньше. Если захотеть»

02 декабря 2019

Автор(ы):
Анна Крючкова


Фото из архива Э. Капитоновой.
Фото из архива Э. Капитоновой.
Для решения накопившихся в нашей стране проблем здравоохранения нужно переосмыслить три ключевых момента.
Первый: в центре системы охраны здоровья должен быть не врач или чиновник от медицины, а человек. Второй: невозможно вылечить всех больных, но можно сделать так, чтобы люди болели значительно меньше, поэтому финансирование нужно перенаправить с лечения на профилактику. Третий: врач не должен думать, где жить и как прокормить семью.
Так считает специалист с 40-летним стажем практической работы Элеонора Капитонова. Предлагаем взгляд опытного врача о «болезнях» современного здравоохранения и способах лечения.


Досье

Капитонова Элеонора Кузьминична с отличием окончила лечебный факультет Гродненского государственного мединститута, врач высшей категории, доктор мед. наук.

Прошла путь от участкового педиатра до директора РНПЦ радиационной медицины и экологии человека (2002–2007). Пять лет была экспертом ВОЗ. Имеет четвертьвековой педагогический опыт. За разработки в области питания награждена именной премией Академии медицинских наук СССР (1982). Имеет почетное звание «Международный ученый года» Международного биографического центра (2001, Кембридж). В рамках научно-образовательных программ ознакомилась с системой здравоохранения и медицинского образования Великобритании, Швеции, Италии, Франции, США.

О Национальном центре здоровья

— Примерно через 10 лет после начала практической работы пришло осознание, что невозможно вылечить всех больных. Более достижимая задача — сделать так, чтобы дети рождались более здоровыми, а став взрослыми, болели меньше. С 1997 года я целенаправленно занимаюсь проблемой предупреждения заболеваний. На базе одной из детских поликлиник Гомеля был организован центр здорового ребенка и на практике показано, что целенаправленная информационная работа с медицинским персоналом, беременными и молодыми родителями ведет к существенному снижению патологии беременности и уменьшению заболеваемости детей раннего возраста почти в 3 раза.

Неоднократно говорила о целесообразности организации центров здоровья и профилактики в масштабах страны, но… Всегда возникал один вопрос: «Где взять деньги?» Хотя ответ напрашивается сам собой (именно так эта проблема решается в других странах): продаешь алкоголь, сигареты, сахар — обязан делать отчисления в специальный фонд Национального центра здоровья и профилактики заболеваний. Такое учреждение могло бы стать методическим центром разработки и внедрения профилактических программ для населения, «обучения обучающих» (работа с медперсоналом). Также сюда мог бы прийти любой человек, пройти всестороннюю проверку состояния здоровья и получить квалифицированные рекомендации по питанию, образу жизни, физической активности, психологическую поддержку и т. п. Дело за малым: кто-то должен инициировать обсуждение этой темы на высоком уровне.

О подготовке врачей

Профотбор. Врач — это не только и не столько профессия, сколько образ жизни, мышления, это служение, особая миссия: облегчать страдания, нести надежду. Нужны психологическое тестирование (стрессоустойчивость, способность к эмпатии), определение способности человека к анализу и синтезу информации. Физические данные тоже необходимо учитывать.

Платное обучение. Введение платного обучения сыграло злую шутку: теперь получить диплом может любой, пусть и не с первого раза. Возможно, с этим отчасти связано падение уровня образования студентов медвузов. Студент-платник может заявить преподавателю: «Я на платном, меня ваш предмет не интересует, учу то, что считаю нужным» (этой зарисовкой «с натуры» поделился мой коллега-доцент). У преподавателя исчезли рычаги управления, пересдача зачетов и экзаменов никого не пугает, отчисление из вуза не грозит. 

Этика и деонтология. Важная составляющая обучения, без которой немыслима работа врача. Это в первую очередь воспитание ответственности за пациента, каждое свое действие и слово. Еще одна зарисовка «с натуры»: у ребенка долго держится температура, на очередном приеме участковый педиатр разводит руками: «Я не знаю, что с ребенком, проконсультируйтесь еще у кого-нибудь». И мама идет искать «консультантов»: биорезонансную диагностику, гомеопатию, экстрасенсов и т. п. А врач, оказывается, даже не понимает, что это не проблема родителей — ставить диагноз ребенку. Если доктор не знает, что с пациентом, это его задача — посоветоваться со старшими коллегами, найти консультантов, созвать консилиум, если нужно, госпитализировать в стационар. 

Качество преподавания. У хорошего учителя ученики имеют высокий уровень знаний. Но хороший, даже выдающийся врач совсем необязательно отличный педагог. 

Преподаванию нужно учиться. Недаром раньше ассистенты клинических кафедр должны были в течение двух месяцев пройти обучение по педагогике высшей школы. Доценты обучались месяц, и даже заведующие кафедрами, доктора наук, проходили двухнедельный курс обучения. Сейчас к преподаванию обычно привлекают практических врачей, преподавательскую работу каждый осваивает как может, чаще всего по образу и подобию: как его учили, так и он учит. В итоге уровень преподавания год от года снижается. 

Распределение не ниже районных больниц

— Обычно студентов-отличников распределяют в областные, городские больницы. «Медвежьи углы» остаются троечникам, лентяям, недоучкам. Отличники будут набираться опыта у асов медицины, а «слабаки» — учиться на жителях глубинки, на своих ошибках, порой весьма драматичных. Поэтому считаю, что ниже районной больницы распределять молодых врачей нерационально.

В глубинку, на мой взгляд, нужно посылать не молодых специалистов, а приглашать врачей с большим стажем работы. Но для этого их нужно заинтересовать: предложить большую зарплату, возможность построить жилье в любом городе по сниженным расценкам, другие льготы. И я уверена: поток желающих поработать на селе 5–10 лет перед пенсией не иссякал бы. 

Обеспечивать  молодых врачей 

— Врач не должен думать о том, где жить и как прокормить семью. Эти вопросы следует решать местным властям. Приезжая по распределению, специалист должен быть уверен, что ему не придется искать съемное жилье и беспокоиться о том, хватит ли зарплаты на жизнь. И тогда от врача можно требовать максимальной отдачи.

«Любые  очереди — показатель  неправильной организации работы, и никто  не убедит меня в обратном. Может не хватать нужных специалистов, внезапно заболеть сотрудник, случиться потоп — руководитель должен заранее предусмотреть все нештатные ситуации, чтобы пациентов не коснулись организационные проблемы.  Для этого нужно не бояться,  а формировать собственный стиль работы учреждения». 

Больше материалов доктора  на https://
kapitonova.info.


Комментировать


comments powered by HyperComments