подписка ерип

Эрготерапия. Особый путь особенного ребенка

06 декабря 2017

Автор(ы):
Виктория Лебедева


Розмари Митчелс (слева) — эрготерапевт с 30-летним стажем, работает с разными диагнозами — от когнитивных нарушений до врожденных аномалий. Фото автора.
Розмари Митчелс (слева) — эрготерапевт с 30-летним стажем, работает с разными диагнозами — от когнитивных нарушений до врожденных аномалий. Фото автора.
Уже год Белорусский детский хоспис при поддержке Евросоюза и британской общественной организации HealthProm реализует проект по защите прав детей с тяжелыми формами инвалидности и ограниченными возможностями. 

В рамках программы прошли семинары по эрготерапии для врачей, медсестер, соцработников, родителей 
и волонтеров.

Спикерами выступили британские эксперты. Сара Ньюмен знает о потребностях особых детей не понаслышке: у ее сына диагноз «аутизм». Свой опыт женщина изложила в книге «Игры и занятия с особенным ребенком. Руководство для родителей». Розмари Митчелс — эрготерапевт с 30-летним стажем, работает с разными диагнозами — от когнитивных нарушений до врожденных аномалий.

ТЕРМИН «ЭРГОТЕРАПИЯ» (occupational therapy) трактуют по-разному. Приглашенные эксперты разделяют мнение Британского колледжа эрготерапевтов: главная задача — помочь людям стать максимально независимыми. Эрготерапия не ограничивается только медициной, специалисты работают в социальных институтах, в области трудоустройства, образования.

Эрготерапевт ищет решение рутинных проблем, вызванных ограниченными возможностями из-за болезни, возраста, инвалидности. Обязательно ставится цель улучшить координацию, научить самостоятельно есть, спускаться по лестнице... 

— Я окончила колледж в 1978 году и начала помогать взрослым с ментальными проблемами, — рассказывает Розмари. — Специализировалась в геронтологии, травматологии, работала в многопрофильной реабилитационной клинике. Параллельно занималась организационными вопросами: эрготерапевт не только общается с пациентом и его семьей. Для жизни человеку с особенностями или с тяжелым диагнозом нужны средства ухода, медоборудование — ходунки, аспираторы, переносная ИВЛ.

В Соединенном Королевстве эрготерапевтов относят к парамедикам, их деятельность регламентирует Совет медицинских и социальных работников. В Беларуси эта специальность не считается медицинской, выпускникам присваивается квалификация «Физическая реабилитация и эрготерапия (физическая реабилитация)» или «Физическая реабилитация и эрготерапия (эрготерапия)».

Четырехлетняя британская подготовка включает общемедицинскую. Эрготерапевт имеет серьезную реабилитационную, психологическую (даже психиатрическую) базу, выступает консультантом и координатором для заинтересованных сторон — семьи, медиков, соцработников, волонтеров, учителей, работодателей и др.

СРЕДИ ПАЦИЕНТОВ английских эрготерапевтов больше всего детей с особыми потребностями, имеющих расстройства аутистического спектра, синдром Дауна, другие ментальные нарушения. Первый диагноз 
в последнее время встречается все чаще. Из соматических патологий — врожденные неврологические нарушения, наследственные болезни и синдромы. Также эрготерапевты помогают пациентам хосписов.

— Если рождается особенный ребенок (физически или ментально), педиатр дает знать службе по уходу, — объясняет Розмари Митчелс. — Специальные консультанты определяют его особенности и вместе с врачом и эрготерапевтом составляют программу лечения и развития. В зависимости от диагноза может понадобиться междисциплинарный консилиум. По мере взросления ребенка к программе подключаются воспитатели, учителя, тьюторы, психологи, дефектологи, логопеды. Координирует всех эрготерапевт; комиссия разбирает каждый случай раз в квартал.

Когда я знакомлюсь с подопечным, то оцениваю не только его личную, но и семейную ситуацию. Родные заполняют анкету, описывают проблемы, указывают пожелания. Болезнь ребенка для близких всегда горе, и нужно быть очень деликатным при выяснении состояния его здоровья. Все это наряду с врачом делает эрготерапевт.

Далее оцениваем бытовые условия и решаем, как адаптировать дом под нужды ребенка. Могут понадобиться нестандартное инвалидное кресло, чтобы проезжать в узкие двери, или поручни. Часто комнаты маленькие, и надо продумать, как организовать хранение личных вещей, не говоря уже о медоборудовании. У многих пациентов неврологического профиля дома настоящая реанимация: дыхательная аппаратура, аспираторы. У детей стоят гастро- и трахеостомы… Эрготерапевт советует маме, как с наименьшими усилиями поддерживать все в надлежащем состоянии. Объясняет, как проводить ежедневный туалет, как кормить. Учим ребенка обслуживать себя самостоятельно, насколько это возможно.

Если пациент идет в садик/школу — учим его передвигаться по территории, разбираемся со школьным туалетом, гардеробом, классными комнатами и др. Помогаем взаимодействовать с учителями, налаживать жизнь вне стен дома. Чем самостоятельнее ребенок, тем более полноценным он себя чувствует.

ЭРГОТЕРАПЕВТЫ РАБОТАЮТ И В БОЛЬНИЦАХ: посещают клиники развития ребенка, помогают с азами самообслуживания, занимаются координацией специалистов разного профиля. Бытовые навыки — одно из направлений деятельности эрготерапевта.

— Еще одна часть работы — развитие личности ребенка,— говорит Сара Ньюмен. — Все чаще эрготерапевты сталкиваются с ментальными нарушениями. А это всегда расстройства сенсорной интеграции. Ребенок не знает, что делать с информацией, поступающей от органов чувств. Эта растерянность поддается коррекции.

Я узнала об эрготерапии, когда мой сын начал отставать в развитии. К годику он не проявлял интереса ни к чему, кроме связки ключей... Буквально через неделю после сдачи тестов и анализов нас стали наблюдать логопед, иппотерапевт. Мы с мужем не успели погрузиться в отчаяние...

Как любая мама, я начала активно помогать сыну. Поиски истины вылились в книгу для таких же растерянных, но не опустивших руки родителей. Малыши познают мир в игре, особенным детям делать это очень сложно. Но как подтолкнуть ребенка в нужном направлении? Подскажет эрготерапевт: выстроит тактику общения, покажет приемы, пригодные в ежедневных ситуациях и в период кризиса.

Сегодня я работаю в этой сфере, рассказываю, как заниматься с особенным ребенком. Кроме игр и развивающих методик нужен позитивный психологический настрой. В книге я описываю, как боролась с унынием. Чтобы действительно помочь такому малышу, потребуются сила воли и упорный труд. И желание идти вперед.

Мы взаимодействуем с хосписами и заметили, насколько часто возникает проблема сиблингов. Когда в семье с тяжелобольным ребенком есть здоровые дети, они страдают: родители бессознательно уделяют им меньше внимания... 

Ольга Дмитрачкова
заведующая отделением стационарной 
паллиативной помощи Республиканского 
клинического центра паллиативной 
медпомощи детям: 

Для нас семинары были очень полезными, ведь понимание эрготерапии в Британии гораздо шире. Многое из описанного применяется и у нас, просто работает не специальная служба, а все, кто имеет дело с детками. Понравилась задумка, что пациентом занимается большое количество людей, которые думают о том, как приспособить окружающий мир к потребностям одного человека.


Комментировать


comments powered by HyperComments