«Медсестра Катя спасает Героя Советского Союза….»

31 марта 2019


На протяжении долгого времени Екатерина Андреевна была почетным гостем на всех мероприятиях, приуроченных к празднованию Дня Победы, в горполиклинике № 3 Бобруйска. Фото предоставлены Н. Кизимовой.
На протяжении долгого времени Екатерина Андреевна была почетным гостем на всех мероприятиях, приуроченных к празднованию Дня Победы, в горполиклинике № 3 Бобруйска. Фото предоставлены Н. Кизимовой.
Cвыше 200 тысяч врачей, полмиллиона фельдшеров, санитарок, санинструкторов cамоотверженно спасали, возвращали в строй воинов в годы Великой Отечественной войны.

Тысячи женщин и девушек уходили на фронт, чтобы сражаться с врагом наравне с мужчинами.


Беречь память

Все меньше остается участников и свидетелей той трагедии, и тем ценнее каждое воспоминание этих сильных духом людей. 

Мы должны сберечь память о тех днях, каждое мгновение которых герои помнят, будто это происходило вчера.

Я хочу рассказать о замечательном человеке, орденоносце, ветеране Великой Отечественной войны и ветеране труда, фронтовой медсестре Екатерине Андреевне Сапрыкиной, которая проработала в нашей поликлинике много лет.  В прошлом году ее не стало. 


В рамках акции «Цветы Великой Победы» Екатерина Андреевна участвовала в закладке яблоневой аллеи и установлении памятного знака в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне на территории поликлиники, посадила именную яблоньку. 

Помню, как коллектив поздравлял ее с 90-летним юбилеем. На пороге  уютной квартиры в Бобруйске на улице Тухачевского нас встретила стройная улыбчивая женщина. Взгляд ясных голубых глаз выдавал доброго и открытого человека, и лишь морщинки на лице говорили о том, что жизнь была нелегкой. Мы волновались, ведь нам была оказана честь поздравить свидетеля тех страшных лет.

Екатерина Андреевна общалась спокойно и доброжелательно.

— Хотите, прочту стихотворение? — неожиданно спросила она. — Очень люблю поэтессу Юлию Друнину, ведь она, как и я, была на фронте медицинской сестрой.

Качается рожь несжатая,
Шагают бойцы по ней.
Шагаем и мы — девчата,
Похожие на парней.
Нет, это горят не хаты —
То юность моя в огне…
Идут по войне девчата,
Похожие на парней.

На какое-то мгновение она задумалась, притихли и мы, ясно представив хрупких девчонок в военной форме, идущих по пыльным военным дорогам.

— Эти стихи Юлия Друнина словно обо мне написала, — тихо сказала  Екатерина Андреевна.  —  В этом году мне исполнилось 90 лет. Я родилась 7 декабря 1924 года в деревне Николаевка Можайского района Московской области. Когда началась война, мне было всего 16 с половиной лет. 30 июня 1941 года окончила Московскую школу медицинских сестер. 1 июля весь выпуск был направлен на фронт. Попала сразу на передовую. Выносила раненых, оказывала медицинскую помощь прямо на поле боя. Страха не было, о себе не думала, потому что видела вокруг столько крови, горя, страданий, понимала, что во мне нуждаются люди. Приходилось с поля боя за день выносить десятки окровавленных солдат, слышать стоны раненых, не спать по двое суток.

Помню, как тащила на плащ-палатке одного бойца, которому осколком снаряда распороло живот. В госпитале выяснилось: он потерял много крови, нужно переливание. Дала свою. Затем в газете увидела снимок — «Медсестра Катя спасает Героя Советского Союза». Этот герой, уроженец Казахстана, разыскал меня уже после войны, мы переписывались какое-то время. 

Письма, к сожалению, не сохранились, и фамилия стерлась из памяти, потому что имен и званий мы не спрашивали — просто спасали людей.

Учиться милосердию

Запомнился еще один случай. Это было под Берлином. Шел страшный бой, на поле, под обстрелом со всех сторон, я увидела человека с оторванной ногой. Подползла, оказалось, что это немец. Смотрит на меня, рукой показывает — пить. Жара стояла страшная, от крови и пороха воздух был  тошнотворный. Забыла о том, что передо мной враг, так мне его жалко стало! 

Оказала первую помощь, схватила его пустую фляжку и рванула по минному полю к реке за водой. Бог, видно, пожалел в тот момент и его, и меня. Добежала, принесла воды. Немец, сделав всего один глоток, заплакал. На всю жизнь запомнила его благодарный взгляд.

Через некоторое время нас, медиков, отправили в деревню, якобы освобожденную от немцев. Приехали, а там полно гитлеровцев. Шофера и санитара расстреляли сразу, а нас, девчат — врача, медсестер, санитарок, — закрыли в сарае. 

Спаслись чудом. Немец, что нас охранял, напился шнапса и уснул. Мы оторвали несколько досок сарая, потихоньку выбрались и вернулись к своим. 

Наталия Кизимова, главврач Бобруйской горполиклиники № 3. 

Более подробно читайте в газете "Медицинский вестник" № 13




Комментировать


comments powered by HyperComments