Анкета

Наркомздрав объявляет ликвидацию... инфекций

06 июля 2018


Оперативная группа Народного комиссариата здравоохранения БССР. Слева направо: М.И. Иваненко; Ф.Я. Шульц - главный врач эвакуационного госпиталя (директор Минского медицинского института (1937-1941)); М.И. Коваленок - начальник санитарного отдела Центрального штаба партизанского движения; К.Д. Павлюков. Москва, 1943 г.

3 июля — памятная дата в истории нашей страны. В этот день 1944 года был освобожден Минск. День независимости Республики Беларусь напоминает нам о том, что белорусский народ ценой неимоверных потерь отвоевал свободу и право на существование своей государственности.


Еще до освобождения Белорусской ССР партийными организациями и органами государственного управления были разработаны мероприятия по восстановлению белорусского здравоохранения. Тогда же была сформирована оперативная группа Наркомздрава БССР, возглавляемая Михаилом Ивановичем Коваленком, народным комиссаром (с 1946 года министр) здравоохранения БССР.

В первые месяцы Великой Отечественной войны Михаил Иванович руководил эвакуацией медицинских учреждений. Проявил способности толкового администратора и организатора здравоохранения. В первую очередь решался вопрос скорейшего восстановления минимума медицинских учреждений для незамедлительного оказания помощи мирному населению и раненым, ликвидации инфекционных заболеваний и устройства детей-сирот, а также быстрого ввоза в освобожденные города и районы необходимого медико-санитарного имущества.

В 1942-м были разработаны инструкции по инвентаризации санитарного имущества и медицинских учреждений, в которых Народный комиссариат предписывал своим структурным подразделениям на местах в ходе освобождения Беларуси провести учет имеющихся фондов. Был составлен план завоза в освобожденные районы медикаментов, перевязочных материалов, медицинского хозяйственного имущества. Велась работа по поиску и уточнению местонахождения эвакуированных медицинских работников, имущества и учреждений. Составлялись списки врачей и среднего медицинского персонала; определялись кандидатуры на должности руководящих работников органов здравоохранения республики.

Санитарный отдел Белорусского штаба партизанского движения располагал данными о численном составе медработников в партизанских отрядах Белоруссии и работающих в уцелевших больницах на оккупированной территории; уровне распространения эпидемических заболеваний среди населения. 

Тогда же были назначены заведующие областными отделами здравоохранения: Витебским — Мария Николаевна Семенова, Могилевским — Короткевич, Гомельским — Евгений Евдокимович Радовский, находившиеся в эвакуации, Барановичским — Георгий Васильевич Тарасов, Полесским — Василий Парфенович Лаптейко, Минским — Николай Павлович Книга.

Впоследствии Михаил Коваленок писал: «Когда появилась реальная перспектива скорого освобождения Белоруссии, указанный метод комплектования кадров полностью себя оправдал. Минздрав союза быстро смог вызвать и назначить намеченных лиц. Отозваны были Красовский [Николай Иванович, заведующий Полесским облздравотделом (1944-1954)]; Воднев [Ефим Афанасьевич, заместитель наркома (министра) здравоохранения БССР (1939–1941; 1943–1950)]; проф. Морзон [Владимир Осипович, начальник отдела медицинских учебных заведений Наркомздрава БССР (1943–1947)]; Инсаров [Иван Анисимович; начальник медико-санитарного отдела БШПД (1943–1944), заместитель председателя Минского облисполкома (1944–1945)]; доц. Евстафьев [Николай Тимофеевич, заместитель наркома (министра) здравоохранения БССР (1943–1949)]; Беляцкий [Дмитрий Павлович, заместитель наркома здравоохранения БССР — главный государственный санитарный инспектор (1943–1959)]; Сержанин [Петр Николаевич, начальник управления эвакогоспиталей Наркомздрава БССР (1944–1947)]; Ковальчук [В. Ю., заведующий Брестским облздравотделом (1944)]; Буевич [Александр Францевич]; Адашкевич [Иосиф Иванович, старший помощник руководителя ЦШПД и БШПД (1941–1943), заведующий Оршанским горздравотделом (1944–1948)]; Кацнельсон [Абрам Борисович, сотрудник Витебской группы на освобожденных территориях Беларуси (1943–1944), заместитель заведующего Полоцким облздравотделом (1944–1950)]; Кардаш [Иван Брониславович, старший государственный санитарный инспектор, заместитель заведующего Витебским облздравотделом (1943–1949)] и другие. Все вызванные были инструктированы о предстоящей работе на освобожденной территории».

Впоследствии все вызванные работники направлялись в прифронтовую зону или в партизанские отряды для ознакомления с местными условиями.

В первой половине 1942 года для создания необходимого запаса медикаментов, дезинфекционных средств, перевязочных материалов и инструментов в Москве были созданы базы медицинского имущества, через которые первое время шло снабжение партизанских формирований.

Учитывая трудности доставки медицинской продукции вслед за передовыми частями Красной Армии для опергрупп, направляемых в освобожденные районы, были сформированы типовые портативные наборы медицинского имущества, включавшие аптечки первой помощи с хирургическим инструментарием и запасом всего необходимого для работы амбулаторий, санитарно-эпидемиологических станций, домов ребенка и больниц в течение первых 2–3 месяцев.

В целях быстрейшего укомплектования кадрами медицинских учреждений республики в первой половине 1942-го Михаил Коваленок поднял вопрос о восстановлении одного из двух существовавших до войны высших медицинских учебных заведений. В итоге 27 мая 1943 года Совнарком СССР принял решение о восстановлении в Ярославле Белорусского медицинского института, директором которого был назначен профессор Захар Кузьмич Могилевчик. 

Учебный год начался осенью 1943-го на всех пяти курсах, а в июне следующего года Белорусский медицинский институт в Ярославле выпустил 47 врачей. Большинство из них (33 человека) отправились по распределению в освобожденные районы республики.

Однако еще в январе 1944 года народным комиссаром здравоохранения СССР Георгием Андреевичем Митеревым было предписано организовать 8 противоэпидемических отрядов в составе 10 студентов и одного преподавателя (инфекциониста или терапевта) из числа студентов 4-го и 3-го курсов Белорусского медицинского института и направить их в распоряжение Наркомздрава БССР.

Вскоре после освобождения территории Беларуси был поднят вопрос о возвращении мединститута в Минск. Уже 24 августа 1944 года Совет народных комиссаров СССР принял постановление «О первоочередных мероприятиях по восстановлению лечебно-профилактических и санитарных учреждений Белорусской ССР», на основании которого Наркомздрав БССР приказом от 5 сентября 1944 года предложил дирекции Белорусского (Минского) медицинского института реэвакуировать вуз в Минск и разработал план мероприятий по оказанию всемерного содействия.

В 1942–1943 годах был разработан план восстановления школ для подготовки среднего и младшего (дезинфекторы и дезинструкторы, хинизаторы) медицинского персонала. Сразу после освобождения восточных районов республики были восстановлены медицинские школы в Климовичах, Гомеле, Речице, заново открыты фельдшерско-акушерская школа в Мозыре и школа медсестер в Добруше.

При освобождении Белоруссии перед органами здравоохранения и медицинской службой Красной Армии встала задача ликвидации санитарных последствий войны и оккупации. Наибольшую опасность представляли инфекционные заболевания, получившие широкое распространение на оккупированной территории. Социал-гигиенист, заслуженный врач БССР, професор Дмитрий Павлович Беляцкий отмечал: «На фоне громадных разрушений городов и сел, материальных лишений, испытываемых населением, при отсутствии организованного и санитарного обслуживания вскоре после начала оккупации Белоруссии появились массовые инфекционные заболевания, распространились алиментарная дистрофия, авитаминозы. Появились заболевания, которых до войны вообще не было: туляремия, возвратный тиф, лептоспирозы и др. Эпидемия сыпного тифа охватила почти все сельское население и по своим размерам может быть приравненной к пандемии 1919–1920 гг. В 10 раз увеличилась заболеваемость малярией, охватившей новые области и районы. В несколько десятков раз увеличилась заболеваемость туберкулезом, сифилисом, гонореей, чесоткой и другими болезнями».

Только за 1945 год в республике было зарегистрировано более 5 тысяч больных брюшным тифом и паратифами, 41 тысяча — сыпным тифом, более 220 тысяч — малярией.

При этом стоит учесть тот факт, что немецкое командование преднамеренно с целью распространения сыпного тифа среди населения размещало сыпнотифозных больных в местах скопления здорового населения и на путях наступления частей Красной Армии.

Так, весной 1944 года наступающими частями 65-й армии в районе местечка Озаричи Полесской области Белорусской ССР были обнаружены три концентрационных лагеря. В них находились 33 475 детей, женщин и стариков. Среди заключенных выявлено 1 885 больных сыпным тифом, 3 798 человек с тяжелой степенью дистрофии.

Начальник медицинской службы 65-й армии (2-й Белорусский фронт) генерал-майор медицинской службы Владимир Александрович Колодкин отмечал: «Условия проведения оздоровительных мероприятий были чрезвычайно трудными. В течение всего периода оккупации среди населения Белоруссии были широко распространены заразные заболевания. Этому способствовали большая скученность населения, постоянная миграция неблагополучного в отношении сыпного тифа населения, связанная с перемещением края боевых действий. В феврале месяце не было ни одного населенного пункта в полосе действия армии, не имевшего очаг сыпного тифа, а многие населенные пункты имели по 15 и более очагов».

По мере освобождения территории республики и восстановления органов государственной власти были организованы чрезвычайные противоэпидемические комиссии, наделенные большими правами, для предупреждения эпидемических заболеваний. При сельсоветах создавались специальные тройки, а в каждом населенном пункте были санитарные уполномоченные.

Принимались меры по скорейшему выявлению очагов заболевания, быстрейшему восстановлению бань, дезинфекционных камер, создавались временные больницы-изоляторы, проводилась обширная санитарно-просветительская работа. Начали проводиться мероприятия по борьбе с чесоткой, малярией, трахомой, острыми желудочно-кишечными заболеваниями.

Были открыты 78 малярийных станций и пунктов, проводились гидротехнические противомалярийные работы, осушение водоемов, иммунизация против брюшного тифа, дизентерии, массовая проверка санитарного состояния объектов общественного питания и рынков. 

Данные мероприятия позволили снизить уровень распространения этих заболеваний, а с течением времени ликвидировать их (заболеваемость малярией в БССР была ликвидирована в 1958 году,  трахомой — в 1961-м).

В помощь местным медицинским работникам был направлен 21 противочесоточный отряд с 30 автомашинами; для борьбы с холерой поставлялись бактериологические препараты и сыворотка. 

Особое значение придавалось восстановлению сети медицинских учреждений. В первые 3 месяца после освобождения республики были открыты 60 яслей на 2 644 места; в 1944–1946 годах начали функционировать 24 дома ребенка на 2 260 мест (до войны было 1 100 мест), сотни детских домов. К концу 1948-госеть лечебно-профилактических и санитарно-противоэпидемических учреждений в основном была восстановлена, число больниц на селе превысило довоенный уровень в 1,5 раза. Кроме того, начало работу большое число противотуберкулезных, кожно-венерологических санаториев, санитарных станций. 

Однако лечебные учреждения открывались в зданиях, не приспособленных под больницы и амбулатории. Так, районные больницы в Бегомльском и Краснослободском районах Минской области начали работу в крестьянских избах (в одной половине находилась семья хозяина, в другой — пациенты). Не лучшим было положение и в других районах, недоставало медицинского и хозяйственного оборудования, не было автомобильного транспорта.

Война и оккупация нанесли здравоохранению Беларуси огромный ущерб. Сеть лечебно-профилактических, санитарно-противоэпидемиологических, научно-исследовательских и учебных заведений была разрушена на 80 %. Министр здравоохранения БССР Иван Анисимович Инсаров отмечал: «Захватчики уничтожили 446 городских и сельских больниц на 18,6 тысячи коек, детских больниц на 435 коек, 509 фельдшерско-акушерских пунктов, 60 женско-детских консультаций, 64 санитарно-эпидемиологические станции, 8 научно-исследовательских институтов, 9 средних медицинских школ. За годы оккупации на территории республики от рук фашистов погибли 633 врача, 252 зубных врача, 241 фельдшер, 69 фельдшериц-акушерок, 3 330 медсестер, 46 лаборантов, 272 фармацевта». 

Погибли заслуженные деятели науки БССР профессора Евгений Владимирович Клумов, Лазарь Яковлевич Ситерман, Максим Александрович Дворжец и др. В общей сложности около двух тысяч медработников.

Однако принятые меры позволили к концу 1950 года снизить распространение инфекционных заболеваний и восстановить сеть медицинских учреждений, разрушенных в годы войны и оккупации.

Справка. Михаил Коваленок родился 27 октября (9 ноября)1900 года в местечкеБогушевичи Игуменского уезда Минской губернии. В 1928-м окончил медицинский факультет БГУ. Работал ординатором (1928–1930), ассистентом (1931–1937), доцентом (1937–1941), заведующим (1944–1948) кафедрой пропедевтики внутренних болезней Минского мединститута. В 1934 году назначен директором 1-го клинического городка Минска, в 1940-м — народным комиссаром здравоохранения БССР. 

С ноября 1941 года по февраль 1942-го — доцент факультетской терапевтической клиники Свердловского мединститута. Призван в ряды Красной Армии, работал в Центральном штабе партизанского движения по медико-санитарному обеспечению партизанских отрядов, возглавлял оперативную группу Наркомздрава БССР. 

В конце 1943 – начале 1944 года Наркомздрав БССР начал работу на освобожденной территории республики, имея в своем распоряжении 482 врача и 2 500 средних медицинских работников. В процессе восстановления органов здравоохранения были привлечены к работе 835 врачей, находившихся в эвакуации и освобожденных из плена.

Николай Шумин, заведующий Музеем истории медицины Беларуси Республиканской научной медицинской библиотеки.


Комментировать


comments powered by HyperComments