Правила жизни легендарного хирурга

22 января 2020


Фото предоставлены Т. Тесленко.
Фото предоставлены Т. Тесленко.
Ксенофонт Зубович в середине 20-го века при слабой медицинской оснащенности проводил сложные вмешательства на мозге, сердце, сшивал нервы. За сорок лет выполнил десятки тысяч операций.

Ксенофонт Зубович родился в 1896 году. Медицинскую деятельность начал в 1915-м под Могилевом фельдшером земской больницы, к которой было приписано 50 сел. Заболевшие крестьяне буквально круглыми сутками обращались в небольшую лечебницу на 20 коек. 

В 1932 году без отрыва от работы Ксенофонт Михайлович окончил Северо-Кавказский институт. В 1934-м переехал в поселок Двигательстрой (сейчас город Каспийск) и начал хирургическую деятельность. 

Ежедневно Ксенофонт Михайлович выполнял 5–10 операций. О хирурге отзывались как о волшебнике. К нему приезжали пациенты из разных городов Советского Союза. 

В газете «Двигатель» (1939) была опубликована статья «Хирург Ксенофонт Михайлович Зубович», в которой говорилось: «Спросите любого жителя нашего поселка — кто такой Зубович? И вам ответят: «А такой высокий с седеющими висками, знаем, знаем, хороший хирург. Он в совершенстве знает свое дело и исключительно работоспособный, неутомимый человек. Да где ему утомляться или жаловаться на усталость, когда уже вошло в систему, не ожидая умоляющих просьб, прерывать сон, бросать обед или ужин, не дотронувшись к ложке, или уходить из театра, не досмотрев первого действия пьесы или картины». 

Знать профессию в совершенстве
 

Во время Великой Отечественной войны в декабре 1941 года в поселке Двигательстрой открылся эвакогоспиталь № 4654. Ксенофонта Михайловича назначили ведущим хирургом. Под его руководством был организован и оборудован хирургический блок.

В госпитале в начале войны восстанавливался после ранения писатель Николай Старжинский. В книге «Живая вода: очерки истории одного из госпиталей Дагестана» он пишет о Ксенофонте Зубовиче: «Если кто-нибудь из молодых врачей спрашивал у ведущего хирурга Ксенофонта Михайловича Зубовича, что нужно, чтобы быть уверенным в удачном исходе сложной операции, он отвечал: «О, очень немного: в совершенстве знать свою профессию». Сам он был замечательным мастером своего дела. Когда он вскрывал полость желудка, или отсекал зараженную гангреной конечность, или извлекал раздробленную кость, казалось, что пальцы его, длинные, тонкие и подвижные, едва касаются тела больного и все делается как-то само собой, легко, просто, безболезненно и удивительно быстро и ловко. 

Легкое движение бровей — и в руках у него появляется скальпель, поданный подручной медсестрой. Кивок головы — и ассистирующий врач накладывает на лицо оперируемого маску с наркозом. Взмах бровей — и скальпель в его руках заменяется ножницами, пилочкой, долотом. И все это мгновенно, стремительно. Сестры едва успевают поворачиваться, подавая требуемое, и что нужно сделать, что подать — они угадывают по выражению его лица или движению пальцев. 

Это, впрочем, не означает, что Ксенофонт Михайлович молчит и операции протекают в обстановке тишины и сурового безмолвия. Он говорит, но говорит не о том, что другие должны подать ему или сделать, а о том, что сам сделал, или делает, или намерен сделать, и какие от этого будут последствия, и какое направление примет теперь течение болезни. 

Его операция являлась увлекательной демонстрацией тех чудес, которые в состоянии совершить хирургия, наглядным практическим университетом, раскрывавшим перед врачами, сестрами и санитарками тайны медицины, ее безграничные богатства и сокровища. Не случайно обе его дочери поступили в медицинский институт и теперь уже кончили его. Туда же собирается поступать и сын-школьник».

В середине 1942 года в госпиталь стали привозить раненых с тяжелыми травмами из госпиталей фронтового тыла. Медики работали на износ. 

Неизменно верить в успех 

После войны Ксенофонт Зубович работал в медучреждениях Дагестана. 

В газете «Каспийский рабочий» (1952) в статье «На страже трудящихся» помещено письмо 18-летнего Шафи Гаджиева. В двухлетнем возрасте у мальчика отказали ноги. Он передвигался на коляске. «…К кому я только не обращался, — пишет Шафи Гаджиев, — везде я получал ответ, что ничего сделать нельзя». В 1950 году Шафи приехал к родственникам в Каспийск. Здесь он узнал о смелых операциях Ксенофонта Зубовича и решил к нему обратиться. Доктор пообещал парню, что тот будет ходить. Ксенофонт Михайлович оперировал его 6 раз. Каждое утро навещал, верил в успех. Вскоре Шафи встал на ноги. 

В статье «Редкая операция» описан случай: «В мае прошлого года А. Белозерцева постигло большое несчастье — он тяжело заболел. Врачи установили диагноз — спондилит позвоночника. Спасти его могла только сложная операция, за которую берется не каждый даже опытный хирург. На помощь пришел врач К. М. Зубович, прослывший мастером. Жизнь больного была спасена».



Более подробно читайте в газете "Медицинский вестник" № 3

Татьяна Тесленко, главный хранитель фондов Чаусского районного историко-краеведческого музея.



Комментировать


comments powered by HyperComments