Вместо градусника и тонометра

26 марта 2020

Автор(ы):
Анна Крючкова


Фото из архива В. Ростовцева.
Фото из архива В. Ростовцева.
Какие технологии могут помочь для эффективной ранней диагностики заболеваний? На эту тему мы поговорили с доктором мед. наук, профессором, главным научным сотрудником РНПЦ медицинских технологий, информатизации, управления и экономики здравоохранения Владимиром Ростовцевым.


«Доктор Элеонора Капитонова, посвятившая много времени профилактической медицине, в интервью «Медвестнику» сказала, что для решения накопившихся проблем здравоохранения важно перенаправить финансирование с лечения на профилактику. Вы с этим согласны?» 

«Я не уверен, что профилактическую и лечебную медицину можно четко разграничить. Но я уверен в том, что в каждой области медицины должна быть своя диагностическая база, в том числе в профилактической. Но ее де-факто нет. Так же как нет, к сожалению, понимания, что профилактическая диагностика — это диагностика рисков, а не первых симптомов. Необходимо выделять хотя бы три периода: рискогенез (период нарастания риска), латентный патогенез и проявленный патогенез. У нас пока ранней диагностикой называют уровень первых симптомов, хотя если они есть, это уже проявленный патогенез. Ранняя диагностика — это латентный патогенез. 

Диагностическая база в медицине сегодня в основном морфологическая: УЗИ, рентген, КТ, МРТ, гистология. То есть, по сути, мы регистрируем морфологические последствия далеко зашедших заболеваний. А в поликлинике врач встречает с градусником и тонометром…»

Как тогда должна быть устроена система ранней диагностики? 

«Нужно развивать и активно внедрять системы телемедицинской диагностики. В 2017 году совместно с 35-й поликлиникой Минска и частным медцентром мы проводили пилотный проект по оценке телемедицинской системы диагностического скрининга в системе диспансеризации на основе функциональной спектрально-динамической
диагностики (ФСД-диагностики). Эта технология обеспечивает не только раннее выявление заболеваний, но и рисков их развития.

Суть этого метода в пассивной записи электромагнитных колебаний с поверхности кожи пациента в диапазоне частот от 20 Гц до 11 КГц с последующим анализом сигнала. Для этого нужны электронный блок, планшет (компьютер) и программное обеспечение. Диагностика занимает 35 секунд. Впервые метод разработал и запатентовал врач Салават Закиров. Методика появилась как побочный продукт научного направления шумоподобной связи, которое развивалось в СССР в рамках военно-промышленного комплекса. Мы получили свои патенты и разработали ряд технологий. По результатам клинических испытаний и апробаций в более чем 20 учреждениях здравоохранения России и Беларуси достоверность результатов ФСД-диагностики составила 93–95 %. Это подтверждалось путем сравнения данных экспресс-диагностики с историями болезней пациентов. 

Пилотный проект в 35-й поликлинике, в котором приняли участие 57 пациентов, выявил невыставленные диагнозы у 19 из них (в основном ранние стадии развития артериальной гипертензии, ИБС, анемии, мочекаменной болезни, бронхиальной астмы). Впоследствии они также подтвердились в 100 % случаев.

Медсестра в поликлинике записывала «сигнал» от пациента, отправляла его врачу медцентра, который «расшифровывал» данные и возвращал заключение обратно в поликлинику. Диагностику можно проводить удаленно, эти данные легко интегрируются в медицинские информационные системы.

Таким образом, ФСД-диагностика эффективно может использоваться в диспансеризации в качестве скрининга, что значительно ускорит процесс, сократит затраты на лабораторные и иные исследования, повысит охват населения. Она бы пригодилась и в приемном покое больниц. Как-то я показывал технологию в военном госпитале Ставрополя и предложил протестировать ее на пациентах приемного отделения. Туда как раз поступил мужчина с жалобами на боли внизу живота, уже была заказана операционная для удаления аппендицита. ФСД-диагностика показала, что у пациента почечная колика. Этот диагноз подтвердился.

Система считывает необходимую информацию, даже если пациент без сознания. Я это подтвердил на личном опыте, когда аппарат зафиксировал птичий грипп у жены моего товарища, которая два дня лежала на ИВЛ в реанимации. Сейчас мы с российскими коллегами планируем сделать волновую запись коронавируса и внести его в нашу базу маркеров.

Эта методика могла бы использоваться в скорой помощи, когда врачам нужно принимать быстрые решения, в мобильных диагностических комплексах и при выездах в отдаленные районы. 

Пока стоимость комплекса высока, и это сдерживает возможности его массового внедрения. Поэтому сейчас мы сконцентрировались на создании сетевой версии ФСД-
диагностики, когда все будет на сервере, а учреждениям здравоохранения потребуется только приобрести планшет с электронным блоком. Это будет в разы дешевле. Внедрение в широкую практику предполагает определенные стадии, в том числе проектную. Мы не просим финансирования. Мы можем написать проект и найти средства в инновационных фондах и программах.»

Другие перспективные технологии

«За какими еще медицинскими технологиями видите перспективу? Назовите пару примеров». 

«Для профилактической медицины вижу перспективу в генетических исследованиях, в том числе ДНК-диагностике. Людям они помогут в осознании того, насколько важна генетика для здоровья, а врачам — в ранней диагностике и профилактике заболеваний. Развитие ДНК-диагностики приведет к определению не только мутационных угроз в виде редких моногенных заболеваний, но и сегрегационных, с которыми связаны распространенные болезни. Врачам будет понятно, с какими патогенетическими формами предрасположенности они имеют дело. 

Моя первая докторантка, ныне профессор Людмила Беляева, в своей докторской диссертации «Основы прогнозирования эссенциальной артериальной гипертензии у детей и подростков» четко выделила три патогенетические формы предрасположенности к артериальной гипертензии. Спустя 10 лет после исследований она вызвала обследуемых детей — диагноз генетической предрасположенности подтвердился: с возрастом у них развилась ранняя АГ. Если бы мы еще в детстве взяли их на профилактическую диспансеризацию — не по болезни, а по предрасположенности, это бы позволило разработать эффективные методы профилактики именно этих патогенетических форм. Пока же у нас действует лечебная диспансеризация, то есть, по сути, инвентаризация болезней. 

Для лечебной медицины перспективными я бы назвал методы натуропатии. На мой взгляд, это позволит достигать лучших результатов лечения. Кто-то назвал аллопатическое лечение суетой вокруг симптомов. Зачастую это так и есть. У нас лечение направлено против болезни, но не принято добавлять к этому что-то для поддержки и оздоровления всего организма. Известный вертебролог доктор мед. наук Игорь Бойцов в своей кандидатской «Электропунктурные измерения: интерпретация, программное обеспечение и практическое использование» доказал, что оздоровление в комплексном лечении вносит до 80 % вклада в успешный результат. И таких доказательств можно привести немало.»

Гигиена здравого смысла

«Вы лично как заботитесь о своем здоровье?» 

«Во-первых, у меня хорошие гигиенические навыки: меня не нужно заставлять мыть руки. Во-вторых, я не переедаю, что очень важно в старшем возрасте для поддержки иммунной системы. В-третьих, я знаю, как себя вести в случае подозрения на инфекцию». 

«А как поддерживать ментальное состояние в период пандемии, чтобы не паниковать?»

«Опираться на здравый смысл. Он зависит от воспитания и нравственной традиции. Все нравственные традиции направлены на укрепление здоровья человека, семьи и рода. Они и есть гарантии здравого смысла».

КСТАТИ

В планах Владимира Ростовцева и его партнеров развивать СМАРТ-диагностику для пациентов на основе ФСД-метода. Предполагается, что с помощью маленькой гарнитуры (датчика) для гаджета человек сможет самостоятельно записать электромагнитные колебания, затем переслать запись на сервер и получить результаты автоматической диагностики. При желании можно будет сделать запрос на врачебное заключение. Для масштабирования идеи необходимы разработки систем автоматической диагностики и создание мобильного приложения.