Храбрая сердцем

10 июля 2019

Автор(ы):
Елена Гордей


Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
С первых дней оккупации в Борисовском районе развернулось мощное партизанское и подпольное движение. В рядах патриотов оказались и медики, чьи имена навсегда вписаны в летопись района. Одна из них — лаборантка Борисовской инфекционной больницы Мария Комар. Земляки хранят память о подвиге девушки, которая поражает своим мужеством.


После второго курса Белорусской сельскохозяйственной академии Мария Комар приехала на летние каникулы домой, в Борисов. Устроилась в инфекционную больницу фельдшером-лаборантом — нужно было помогать маме, которая часто болела, ведь отца к этому моменту уже не было в живых. Там и настигла ее война.

Город оказался во власти оккупантов. Одновременно начали возникать подпольные группы, работу которых координировал первый секретарь Борисовского райкома КП(б) Иван Ярош. Мария Комар не могла остаться в стороне — примкнула к одной из групп. Руководителем ее был Борис Качан.

Ребята слушали голос Москвы  (не стали сдавать радиоприемники по приказу немецкого командования, несмотря на возможную жестокую расправу), писали от руки листовки и распространяли в городе.

На территории Борисова фашисты разместили три лагеря для советских военнопленных. Мария часто наведывалась туда: перебрасывала через колючую проволоку брюкву. 

Разломив ее, люди находили внутри листовки с последними вестями с фронта. Это поддерживало их моральный дух. 

А разведданные, собранные для партизан бригады «Дядя Коля», передавала связному, запрятав их в хлебные лепешки.

По решению партизанского командования Мария Комар неоднократно участвовала в диверсионных вылазках. Однажды Борис Качан дал ей задание вырастить штамм брюшного тифа, который можно использовать в качестве бактериологического оружия в немецких частях. Поскольку девушка работала лаборанткой инфекционной больницы, ей это не составило большого труда. Она брала у соседей молоко (говорила, что для больной матери), а затем вместе с врачами из больницы выращивала в нем 
тифозную палочку. 

Емкость с содержимым передавала подруге Марии Гигель, которая работала в столовой летного состава Борисовского аэродрома. Напарнице оставалось незаметно подлить смертельную приправу в кастрюлю с супом. Среди немецких офицеров началась эпидемия брюшного тифа — выжили не все.

Более подробно читайте в газете "Медицинский вестник" № 27



Комментировать


comments powered by HyperComments