Есть правда в ногах! Термин «хирургия зоны роста» еще недавно казался абсурдным...

01 февраля 2016

Автор(ы):
Дмитрий Патыко


Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Термин «хирургия зоны роста» еще недавно казался абсурдным. Какое вмешательство в чувствительную область, где у ребенка зарождаются клетки костной ткани, если итог — прекращение роста кости и инвалидность?! 
Проблему отстающих в развитии конечностей благодаря остеотомии врачи все же решали. Корректировали осевые деформации, когда последствия, например, рахита или перелома были слишком тяжелыми. Но «священную корову» — зону роста — не трогали. И только в середине прошлого века за рубежом были предприняты первые попытки.

На постсоветском пространстве пионерами в хирургии зоны роста два десятка лет назад стали белорусские ученые-медики. В этой области они по-прежнему лидируют, провели несколько сотен успешных операций — именно в Минск едут специалисты из других стран, чтобы познакомиться с достижениями коллег.

Заслуги наших ортопедов в 2015 году отметил конкурс Национальной академии наук Беларуси, одним из победителей которого назвали коллектив авторов революционных хирургических технологий. За вклад в решение крупной научной и научно-практической проблемы премии НАНБ удостоены сотрудники РНПЦ травматологии и ортопедии — директор доктор мед. наук, профессор Александр Белецкий, заведующий лабораторией доктор мед. наук, профессор Олег Соколовский и ведущий научный сотрудник кандидат мед. наук Сергей Сердюченко. Они представили цикл работ «Современные технологии малоинвазивного хирургического лечения деформаций нижних конечностей с помощью управления функцией зон роста у детей». 

— Созданные методики вмешательств и металлоконструкции для их осуществления, выпускаемые минским предприятием «Медбиотех», позволяют уравнивать длину конечностей. В первую очередь нижних, если эта разница у ребенка составляет 2–4 см, — поясняет Олег Соколовский. — Причем мы воздействуем не на отстающую в росте кость, а на нормальную, заставляя ее развиваться медленнее — до тех пор, пока более короткая не сравняется со здоровой. Как только достигнут паритет, блокада снимается и кость снова начинает расти. В этом принципиальное отличие от похожей зарубежной технологии, предусматривающей необратимое разрушение зоны роста на оперируемой ноге хирургическими методами. 

Такое вмешательство предполагает полное прекращение синтеза костной ткани, однако достоверно рассчитать будущий рост пациента к моменту остановки процесса образования клеток кости удается далеко не всегда. В 27% случаев оказывается, что разница в длине конечностей не устраняется или отстававшая в росте кость становится даже длиннее здоровой. У нас же «попадание» всегда стопроцентное, т. к. ситуацию отслеживаем рентгенологически и фиксаторы снимаем точно в срок.

Чтобы заблокировать зону роста, на ее границе хирурги закрепляют винтами небольшие титановые пластины, лишающие фабрику костной ткани «оперативного простора». В стесненных условиях в хрящевой прослойке снижается скорость деления клеток, рост кости затормаживается. Но полностью останавливать этот процесс нельзя, иначе зона роста закроется навсегда. 

Это особенно касается дошкольников, кости которых удлиняются более интенсивно. Для таких пациентов разработали динамические пластины временного блокирования, способные растягиваться при возрастающей нагрузке. Работа зоны роста обеспечивается, но через усилие. 

Прежде чем запустить пластины в производство, совместно с учеными Объединенного института машиностроения НАНБ провели компьютерное моделирование и рассчитали технические параметры конструкции. В точном соблюдении этой и других тонкостей и состоит искусство подготовки и проведения хирургической операции, механизмы которой до утверждения в клинической практике годами оттачивались на животных. 

Для опытного специалиста подобная манипуляция считается довольно простой, а для пациента — и вовсе прогулкой в операционную. В отличие от случаев, когда используются конструкции, «растягивающие» ногу, что на долгие месяцы привязывает к больнице. Здесь же человек к вечеру может свободно ходить, через пару суток выписывается из клиники и очень скоро возвращается к обычной жизни. 

Ребенок посещает школу, занимается спортом, играет со сверстниками, а титановые фиксаторы незаметно делают свое: длина ног выравнивается. Проходит год или два, иногда даже пять лет — пластины убирают, и о знакомстве с хирургами будут напоминать почти незаметные шрамы. Единственная издержка операции — чуть более короткие ноги, но, впрочем, в пределах анатомических норм. 

Профессор Соколовский неслучайно говорил о том, что новая технология исправления дефектов используется тогда, когда разница в длине конечностей составляет 2–4 см. Считается, что диспропорция до 1,5 см практически не усложняет жизнь человеку, при ходьбе этот мелкий недостаток компенсируется за счет работы позвоночника. Но если одна нога короче другой более чем на 4 см, то, по мнению ученых, чтобы вписаться в отпущенный природой временной период (для девочек это возраст 12 лет, а для мальчиков — 14) и не наносить психологическую травму тому, кто не готов иметь коротковатые ноги, необходим компромисс. Т. е. в особо сложных случаях одновременно можно использовать управление функцией зоны роста и более травматичные традиционные технологии — аппарат Илизарова либо другие подобные устройства. И такие совмещенные операции, когда одну ногу «вытягивают» аппаратом внешней фиксации, а другую «тормозят» блокированием зоны роста, в РНПЦ травматологии и ортопедии стали привычными.

Посредством блокирования зон роста проводятся и уникальные вмешательства по хирургической коррекции последствий тяжелой формы рахита, т. н. витамин-D-резистентного.

Сергей Сердюченко показал фотографии Валентины (имя изменено) в 6 и 12 лет. Оперировать девочку по традиционным методикам врачи не брались; чтобы исправить дефект с помощью остеотомии, потребовалось бы провести 8 тяжелых вмешательств, связанных с рассечением трубчатых костей. Это означало, что ребенок на годы был бы привязан к больнице, к аппаратам внешней фиксации, костылям, а благоприятный исход лечения не мог гарантировать никто, поскольку помимо обычных сложностей при витамин-D-резистентном рахите сращение кости протекает гораздо хуже. Но к этому времени Сергей Сердюченко уже наработал необходимый материал и был готов подкрепить клинической практикой идею, сформулированную в его кандидатской диссертации. 



Экспериментируя на животных, исследователь выяснил, что если несимметрично закрепить фиксирующие пластины, то кость все равно продолжает расти, но только с одного края хрящевой пластинки. В таком случае возникнет угловая деформация: во время роста кость начнет изгибаться — то, что нужно для исправления искривления, вызванного рахитом. При такой операции пластины в зоне роста крепятся только с внешней стороны сустава. И за несколько лет ноги ребенка благодаря угловой деформации выравниваются «сами собой».


Фото предоставлены С. Сердюченко.