Глюкокортикоиды: эффект против COVID-19

29 июня 2020


Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Британские ученые сделали заявление, что дексаметазон эффективен в лечении тяжелобольных коронавирусной инфекцией.  Почти одновременно испанские медики опубликовали в электронной научной библиотеке medRxiv результаты  исследования, показавшего, что глюкокортикоиды, в частности метилпреднизолон, примерно на 45 % понижают вероятность гибели людей  с самыми тяжелыми формами COVID-19. Первенство Британии сразу же оспорили в Египте. ВОЗ назвала использование дексаметазона  научным прорывом, а сам препарат едва ли не первым лекарственным средством, эффективным в борьбе с COVID-19.  Профессор Оксфордского университета Питер Хорби, руководитель британского клинического исследования RECOVERY,  считает, что данный препарат должен быть незамедлительно включен в используемые в мире протоколы по коронавирусной  инфекции. Коснется ли это Беларуси? Нет, ведь наши медики уже успешно применяют глюкокортикоиды в лечении  пациентов с тяжелой формой этой болезни.

Что в Беларуси?

Назначение метилпреднизолона при сохраняющейся гипоксии (SpO2 < 90 %) на фоне проведения ИВЛ и применения прон-позиции закреплено в Приложении 1 к Рекомендациям (временным) об организации медицинской помощи пациентам с инфекцией COVID-19, утвержденным приказом Минздрава от 24.04.2020 № 488. Дополнения об использовании антикоагулянтов и глюкокортикоидов у пациентов общесоматических отделений и отделений анестезиологии и реанимации, внесенные в приказ № 488 приказом Минздрава от 21.05.2020 № 557, обсуждались белорусскими специалистами на страницах «Медвестника» (№ 22 от 28 мая). 

Было отмечено, что своевременная системная противовоспалительная терапия может погасить чрезмерный воспалительный ответ еще до развития критической гиперкоагуляции и фатальных тромбозов. При разработке данного подхода белорусские эксперты исходили из мнения, что в отсутствие доказанной этиотропной противовирусной терапии принципиально важным становится патогенетическое лечение пациентов с COVID-19. Разумеется, решение об использовании данного метода принимает врачебный консилиум с учетом имеющихся у конкретного пациента противопоказаний. 

Теперь к аналогичным выводам приходят и зарубежные коллеги.

Опыт Испании

Группа исследователей из Университета Кантабрии под руководством Хосе Рианчо изучала влияние курса метилпреднизолона, заручившись согласием 85 добровольцев с тяжелыми формами инфекции. Часть из них получала большие дозы глюкокортикоида на протяжении короткого времени, остальные — плацебо. Если здоровье участников контрольной группы резко ухудшалось, ученые переводили их на другое лечение. Собрав некоторое количество данных, Хосе Рианчо и его команда подвели промежуточные итоги испытаний.

Их наблюдения показывают, что метилпреднизолон снизил вероятность гибели пациентов на 45 %, причем среди относительно молодых участников эксперимента этот показатель равнялся 90 %. Серьезных побочных эффектов на фоне применения препарата они не зафиксировали, за исключением повышенного уровня сахара в крови у 20 % испытуемых.

Все это, считают Рианчо и его команда, говорит о том, что метилпреднизолон и другие глюко- кортикоиды можно использовать для борьбы с тяжелыми формами коронавирусной инфекции и спасения жизней пациентов, и рассчитывают подтвердить свои выводы в ходе последующих более масштабных клинических испытаний.

Исследования в Великобритании 

В проводимом с конца марта исследовании Оксфордского университета принимали участие 11,5 тысячи пациентов из 175 британских больниц. 2,1 тысячи участников получали дексаметазон (справедливости ради следует отметить, что одновременно изучалась также эффективность комбинации лопинавир/ритонавир, азитромицина, тоцилизумаба, гидроксихлорохина, а также переливания больным плазмы крови пациентов, перенесших COVID-19). 

Использование дексаметазона в дозировке 6 мг в сутки позволило на треть (35 %) снизить смертность среди пациентов на ИВЛ, а также на одну пятую (20 %) среди пациентов, получавших кислород. Среди больных, которым не требовалась респираторная поддержка, какого-либо эффекта выявлено не было.

— Исходя из полученных результатов, можно было бы  предотвратить одну смерть среди восьми пациентов на ИВЛ или 25 пациентов, получающих только кислород. Учитывая важность этих результатов для общественного здравоохранения, мы работаем над тем, чтобы как можно скорее опубликовать полную и максимально подробную информацию», — отмечается в заявлении. 

— Если бы дексаметазон использовался с начала эпидемии, только в нашей стране погибло бы на 5000 человек меньше, — заявил Мартин Лэндрей, профессор медицины и эпидемиологии из Оксфорда.

Власти Великобритании 16 июня одобрили противовоспалительный препарат дексаметазон для лечения тяжелых случаев COVID-19. Данные, опубликованные оксфордскими учеными, стали научной сенсацией. «Это отличная новость, и я поздравляю правительство Великобритании, Оксфордский университет и многие больницы и пациентов в Великобритании, внесших вклад в достижение этого научного прорыва. Это первый препарат, продемонстрировавший снижение уровня смертности среди пациентов с COVID-19, нуждающихся в кислородной поддержке или искусственной вентиляции легких», — прокомментировал гендиректор ВОЗ Тедрос Адханом Гебрейесус. 

Итак, Великобритания преуспела в том, что сумела через СМИ растиражировать метод применения дексаметазона, хотя другие страны начали использовать глюкокортикоиды в борьбе с COVID-19 одновременно с ней или даже раньше, как, например, Беларусь.

Оксана Григорьева, Минск.