Как развивать клеточную терапию?

22 января 2020

Автор(ы):
Анна Крючкова


Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.

Масштабировать за счет госзаказа

Михаил Потапнев, заведующий отделом клеточных биотехнологий РНПЦ трансфузиологии и медицинских биотехнологий, главный внештатный специалист Минздрава по клеточным биотехнологиям, доктор мед. наук, профессор.

В Беларуси исследования в области клеточных биотехнологий начались с 2006 года, а в 2010-м стали формироваться основные направления применения новых методов лечения. В 2014-м оказание медицинской помощи с использованием биомедицинских клеточных продуктов (БМКП) было закреплено законодательно. 

На данный момент клеточные технологии в нашей стране развиваются в двух направлениях — использование мезенхимальных стволовых клеток (МСК) и иммунотерапия онкологических заболеваний. 

В ходе исследований и клинического применения мы выяснили, что аутологичные (собственные) и аллогенные (донорские) МСК действительно безопасны, способны гасить воспалительные процессы и мобилизовывать потенциал собственных стволовых клеток пациента. Но пока мы не рассматриваем клеточные технологии как самостоятельный метод лечения, это дополнение к базовой терапии.

В настоящее время Минздравом утверждены инструкции по применению около 45 методов, продемонстрировавших эффективность и безопасность. По ориентировочным подсчетам, около 750 пациентов получили клеточную терапию, около 50 % из них имели долгосрочный (более года) положительный клинический эффект. 

Среди медицинских учреждений сегодня три РНПЦ производят БМКП и имеют лицензию на их применение в клинической практике. 

Проблемы и решения. Надо понимать, что пока мы в начале пути развития клеточной терапии — на 1–2-й стадии клинических испытаний. В широкую практику, как правило, наработки идут после 10 лет исследований. Мы только подходим к этому рубежу. Тем не менее уже необходимо ставить вопросы масштабирования и расширения применения новых методов, поскольку оценочная потребность в них велика. РНПЦ трансфузиологии и медицинских биотехнологий как производитель БМКП согласовывает с Минздравом на 2020 год заготовку клеточных продуктов для некоторых категорий пациентов в рамках госзаказа. К примеру, определенный РНПЦ сообщает нам, что планирует применить клеточную терапию для 20 пациентов, мы закладываем сумму на производство нужного количества БМКП в план своей продукции и согласовываем эту заявку с Минздравом.

Широкое применение клеточных технологий сдерживает их стоимость (производство БМКП обходится в 1–4 тысячи рублей) и ограниченные мощности клеточных лабораторий. 

Поэтому на данном этапе мы очень тщательно отбираем пациентов, которым эта технология точно поможет.

По классификации FDA (Управление по надзору за пищевыми продуктами и медикаментами США) определены показания для применения МСК: после трансплантации костного мозга для профилактики реакции «трансплантат против хозяина»; боковой амиотрофический склероз; рассеянный склероз; патологии недоношенных детей. В Беларуси во всех этих сферах осваивается лечение клетками.

Четко определить нуждающихся и открывать спецотделения

Юрий Шанько, заместитель директора по научной работе РНПЦ неврологии и нейрохирургии, член-корреспондент НАН Беларуси, доктор мед. наук, профессор

Пока по каждой патологии у нас всего 10–30 наблюдений, то есть идет первая фаза исследований. Что значит переход к следующим фазам? Приведу пример: для разработки метода клеточной терапии в гематологии понадобилось 60 лет, чтобы доказать эффективность и безопасность. Поэтому клеточные технологии на сегодняшний день не панацея.

Наш РНПЦ работает в этой теме около 7 лет, мы серьезно изучили вопрос и обнаружили, что пока нет адекватных методов доставки МСК в головной мозг. При внутривенном введении в него попадает 0,2 % клеток. Такой же ничтожный эффект при внутриартериальной инъекции, а эндолюмбальное введение вообще фикция. Непосредственное введение клеток в головной мозг вызовет его незначительную травму — и весь потенциал МСК уйдет на устранение повреждения. 

На данный момент в Институте физиологии НАН разработан перспективный периневральный способ доставки МСК в головной мозг. Однако неверно думать, что стволовая клетка встанет на место нейрона, вырастит полутораметровый аксон, который присоединится к мышечным волокнам или чему-то другому, и начнет работать. Да, МСК могут дифференцироваться в нейроны, но не способны создавать адекватные синапсы и вступать в связь с другими нервными клетками. К этому мы еще не скоро придем. 

Пока МСК показывают эффект только при остром очаговом поражении головного мозга (инфаркте, черепно-мозговой травме и пр.), которое приводит к повреждению клеток, накоплению токсичных продуктов в прилежащих отделах и их вторичному поражению. Для восстановления функций этих отделов мозга мы можем использовать определенные свойства МСК. 

Но здесь принципиальное значение имеет фактор времени. Наши исследования показали: если у пациента в состоянии комы взять биоматериал на третьи-пятые сутки и ввести культивированные стволовые клетки через 2 недели, то после 1–2 введений он приходит в сознание. Без этого человек мог длительно оставаться в коме и выйти в вегетативное состояние. Также при инъекции МСК у пациентов отмечается улучшение показателей восстановления и выживаемости. Как правило, после перенесенного инфаркта головного мозга примерно 20–25 % пациентов в первые 6 месяцев умирают от повторного инфаркта. В группе больных, у которых мы применяли клеточную терапию, за полтора года умер только 1 человек старше 70 лет.

Проблемы и решения. Поскольку клеточный материал недолговечен, а время его введения принципиально важно, неврологическая служба уже подошла к идее создания специализированного отделения на 20–30 коек. Организаторы здравоохранения должны подумать, где и как это сделать.

Главная задача сегодня, на мой взгляд, более жесткий отбор пациентов с заболеваниями, при которых клеточные технологии точно помогут, чтобы это не стало профанацией и выкачиванием денег из населения. В Южной Корее, к примеру, людям с острой спинальной травмой тут же пробовали вводить МСК, мол, именно они помогают через пару месяцев встать на ноги. Хотя на самом деле это спинальный шок, который через два месяца самопроизвольно проходит.

Внести клеточную терапию в перечень платных услуг
 

Олег Эйсмонт, заместитель директора по научной работе РНПЦ травматологии и ортопедии, доктор мед. наук, доцент

Наш РНПЦ использует клеточные технологии при патологиях опорно-двигательного аппарата более 10 лет. Мы провели исследования по применению аутологичных стволовых клеток для лечения молодых пациентов с небольшими дефектами суставного хряща, а также аллогенных клеток для лечения более возрастных пациентов с артрозами суставов. 

В Минздраве уже утверждены инструкции по применению этих методов. Но при тяжелых случаях артроза, когда требуется эндопротезирование сустава, эффект от использования МСК незначительный — в основном противовоспалительный.

В настоящее время завершается проект по разработке метода лечения асептического некроза головки бедренной кости, который может дать хороший эффект в комбинации клеточной и традиционной терапии. Продолжается выполнение проектов по применению МСК при замедленном срастании тел позвонков при повреждениях и заболеваниях позвоночника после хирургического лечения.

Проблемы и решения. Мы видим перспективу за клеточными технологиями в лечении различной патологии суставов. Более активно использовали бы их в клинической практике. 

У нашего РНПЦ нет собственной лаборатории для производства БМКП, мы вынуждены заказывать клетки у других учреждений. В рамках научных проектов лечение пациентов с применением БМКП финансируется за счет бюджета. Но кто оплатит его производство в клинической практике? У РНПЦ этих средств нет, пациенты сделать это также не могут, так как им положена бесплатная медицинская помощь. С иностранцами проще: в стоимость их лечения можно включить в том числе затраты на производство БМКП. 

А наши граждане пока не могут получить клеточную терапию за деньги, поскольку эта услуга не входит в Перечень платных медицинских услуг, оказываемых госучреждениями здравоохранения (Постановление Совмина от 10.02.2009 № 182). Возможно, для расширения возможностей стоит пересмотреть законодательство и включить определенные виды клеточной терапии в этот перечень.

Более подробно читайте в газете "Медицинский вестник" №3