подписка ерип

Олег Руммо: «Мы входим в топ-20 трансплантационных держав мира, но это надо было заслужить»

15 июня 2017

Автор(ы):
Евгений Креч (фото),   Светлана Стаховская


Каждый рабочий день трансплантолога требует полной концентрации внимания и сил. Вот и во время нашей беседы Олег Олегович в режиме онлайн наблюдает на мониторе за операцией по трансплантации печени.

Сегодня можно говорить о том, что сформирована белорусская научная школа трансплантологии. Имена наших ученых и врачей обрели мировую известность. Не остались незамеченными успехи и в родной стране. 28 апреля Президент Беларуси Александр Лукашенко вручил трансплантологам нагрудные знаки лауреатов Государственной премии.

О развитии отечественной трансплантологии, ее достижениях и проблемах корреспонденту «МВ» рассказал Олег Руммо.

Олег Руммо — руководитель РНПЦ трансплантации органов
и тканей, заместитель главврача по хирургической работе 
9-й ГКБ Минска, главный внештатный трансплантолог 
Минздрава, заслуженный врач Беларуси, доктор мед. наук, 
профессор, член Постоянной комиссии Совета Республики 
Национального собрания Республики Беларусь 
по международным делам и национальной безопасности.

— Получение Госпремии стало почетным и втройне ответственным событием для нас, — отмечает руководитель РНПЦ. — Во-первых, Президент лично ознакомился со всеми проектами, которые были номинированы. Во-вторых, в этом году мы были удостоены нагрудных знаков лауреатов Госпремии нового образца. Они символизируют следующий этап в развитии технологий и белорусской науки. В-третьих, особенно ценно было получить награду именно в Год науки…
 
Вместо подарков на праздники — расходники для операций
 
У белорусской трансплантологии особый путь развития. Например, в России сначала была проведена трансплантация сердца, а история наших побед началась со сложнейшей пересадки печени. Причем выполнять ее белорусам пришлось полностью самостоятельно. Российские коллеги, которые должны были подстраховать и наблюдать за ходом операции, застряли в пробке. Но все прошло успешно. Новость о дебютной трансплантации печени взбудоражила всю страну.

Сегодня, спустя 9 лет, тот самый пациент жив. 

Команда держалась на энтузиазме. Первопроходцы начинали работу не на базе РНПЦ, не было ни научных лабораторий, ни серьезных научных школ, ни опыта предыдущих поколений. Новое направление высокотехнологичной трансплантологии пришлось открывать с нуля. Базой стало отделение портальной гипертензии 9-й ГКБ Минска. Его возглавляла дочь Леонида Авдея, мечтавшего о трансплантации печени еще в 1970-е годы. Елена смогла поучаствовать в осуществлении цели отца. Тогда команда включала всего 6–7 хирургов, 6–7 анестезиологов-реаниматологов, медсестер. Внесли свой вклад все сотрудники 9-й ГКБ — специалисты лабораторной, лучевой диагностики…

На тот момент в стране еще не было ни инфраструктуры, необходимой для проведения таких операций, ни достаточного количества оборудования. Врачи вспоминают, что выходили из положения как могли. Просили гостей из-за границы привозить на праздники не стандартные подарки, а расходные материалы для хирургических вмешательств, которые было очень сложно достать. Доктора буквально жили в больнице. Интенсивность их работы впечатляет.

За все время существования программы трансплантации выполнено 7 трансплантаций легких, 472 — печени, 255 — сердца, 17 — комплекса «поджелудочная железа — почка», около 3 100 — почки, одна операция по пересадке комплекса «сердце — легкое».

Маленькая когда-то команда разрослась в коллектив более чем из 200 человек, которые трудятся на базе 9-й ГКБ Минска. Сейчас механизм хорошо отлажен. Система работает не только в РНПЦ трансплантации органов и тканей. В каждой области (за исключением Могилевской) открыты трансплантационные центры. 

Наших ученых заметил весь мир

С самого начала трансплантологи трудились по целому ряду направлений.

Первое направление — освоение современных медицинских технологий, начиная от трансплантации печени и заканчивая пересадкой комплекса органов. Ставка была сделана на уникальные операции по трансплантации органов детям. Врачи научились искусству уменьшать и без того маленькие участки для трансплантации печени от родителей детям и успешно их трансплантировать (крошечные 150–200-граммовые фрагменты печени с особой филигранностью доводили до 100 г). Белорусы ставили цель приблизиться к мировым тенденциям — и это блестяще удалось. 

— Наши результаты не просто сопоставимы с результатами лучших мировых центров, по некоторым параметрам они опережают, — отмечает Олег Руммо. — Например, в целом по Европе однолетняя выживаемость пациентов после трансплантации печени составляет 84 %, в США — 85 %. Статистика по нашей стране, предоставленная Европейским регистром трансплантации печени, — 90 %. Расчетный показатель пятилетней выживаемости наших пациентов — 78 %.

Эта цифра складывается из многих факторов. Однако анализируя итоги работы за первые 4 года функционирования программы трансплантации печени, мы видим, что 84 % пациентов живы по сей день.

Второе направление — формирование команды, которая способна работать в любых условиях и оказывать медпомощь самого высокого уровня (не только трансплантационную, но и хирургическую). Эта задача выполнена успешно.

Третье направление — научное. Оно легло в основу работ, которые были представлены на суд научной общественности и руководства страны. Тот факт, что трансплантации стали проводить десятками и сотнями, позволил начать полномасштабные исследования, посвященные самым актуальным вопросам в этой области. Можно говорить о том, что сформирована школа белорусских трансплантологов. 

Так, в прошлом году защищена докторская диссертация, посвященная трансплантации почки, сейчас проходит апробацию докторская диссертация по современным направлениям в области трансплантации печени. Эти темы интересны молодым ученым, которые пишут кандидатские по проблемам органной трансплантации.

Белорусские трансплантологи сегодня обладают авторитетом благодаря публикациям и научным степеням. Достижения наших соотечественников замечают во всем мире. Целая плеяда молодых талантливых ученых представляет нашу страну далеко за ее пределами.

Так, например, в прошлом году врач-хирург, научный сотрудник РНПЦ трансплантации органов и тканей Денис Ефимов вошел в число 15 лучших молодых исследователей на мировом конгрессе Всемирного трансплантологического общества, который проходил в Гонконге. Жюри представляли самые авторитетные специалисты мира. Совсем недавно Денис совместно с заведующим отделением трансплантации 9-й ГКБ Минска Сергеем Коротковым представил свой доклад на международном конгрессе в Турции по молекулярным маркерам в трансплантологии. Суть исследований заключается в том, чтобы научиться дифференцировать реакции отторжения и ишемического повреждения органов, подбирать каждому человеку идеальный орган для пересадки. Отрадно, что в этом передовом научном направлении работа наших ученых завоевала первую награду.

В последнее время ни одно знаковое событие в сфере трансплантологии на территории постсоветских стран не проходит без участия белорусов. Пример этому — прошедший в 2016 году в Минске конгресс гепатопанкреатобилиарных хирургов стран СНГ. И здесь награды получены по праву. Молодому хирургу и трансплантологу Дмитрию Федоруку вручили первый приз в конкурсе молодых ученых за лучшую работу, посвященную пересадке печени.

Так что Беларусь стала узнаваема во всем мире. Наши врачи поддерживают тесную связь с Европейским комитетом по трансплантации органов. Есть опыт выполнения пересадки печени пациентам, живущим за многие тысячи километров, например, из Японии. Белорусские врачи провели первые трансплантации печени и почки в истории Казахстана и Кыргызстана.

Секрет успеха — командный стиль

В чем секрет такого успеха? Ведь многие страны, начинавшие развивать трансплантологию намного раньше, в 1980–1990-е годы, значительно отстают от Беларуси.

— Я задавался этим вопросом, — признается Олег Олегович. — На ум приходит фраза американца Томаса Старзла — самого великого хирурга 20-го столетия, по моему мнению. Он выполнял первую в истории трансплантацию печени.
Операция была неудачной, спустя 4 года Старзл нарушил мораторий на нее. И на этот раз провел вмешательство успешно. Он всегда говорил, что никогда не строил планов «на большую игру». Просто приходил на работу каждый день и делал все, что мог. Думаю, в этом и заключается залог успеха. Нам удалось собрать команду людей, которые любят свое дело и не зацикливаются на собственной значимости. Каждый делает все, чтобы спасти жизни пациентов. И результат не заставляет себя ждать. Еще один важный момент — ставка на молодых. Нам требуются специалисты, способные физически выполнять длительные тяжелые операции. Под руководством опытных наставников молодежь способна горы свернуть.

Рублем не заманишь. Нужны перспективы

Как и в любом деле, подводных камней у нас хватает.

1. Вопрос о статусе 9-й ГКБ и о том, как будет проходить ее реконструкция, остается открытым. РНПЦ уже тесно на имеющихся площадях, объем помощи требуется увеличивать и расширять. И речь не только об операциях по трансплантации. Попутно хирурги освоили целый спектр высокотехнологичных вмешательств. 

2. Нехватка материальных средств. Финансовые проблемы не обошли стороной трансплантологов. 

— Минздрав рационально подходит к распределению финансов. И это, безусловно, верно, ведь деньги требуются и на онкологию, и на борьбу с сердечно-сосудистыми заболеваниями, диабетом, — отмечает Олег Руммо. — К счастью, у нас есть возможность заниматься самостоятельной коммерческой деятельностью и инвестировать те средства, которые имеются, в том числе в научные проекты и укрепление материально-технической базы.

3. Недостаток молодых кадров. Похоже, с годами эта тема будет становиться все актуальнее. Труд в трансплантологии очень тяжелый как эмоционально (приходится общаться с людьми, стоящими на пороге смерти), так и физически. Сотрудники обязаны быть на связи 7 дней в неделю. Это серьезная и напряженная работа, и деньги, которые за нее платят, молодой врач может заработать в более легких условиях.

— Мы можем привлечь специалистов зарубежными стажировками, участием в международных конгрессах, перспективой написания и защиты кандидатских и докторских, — объясняет руководитель РНПЦ. — Ну и, в конце концов, приглашаем к себе лишь лучших. Я не боюсь, что после стажировок за рубежом наши специалисты останутся работать за границей. 

Считаю, что белорусская земля богата талантливыми людьми. И здесь при желании можно полностью реализоваться. Ну а если кто-то поставил себе цель сделать карьеру в другой стране, остановить его не получится. Радует, что те сотрудники, которые остаются трудиться за границей (чаще всего в Германии), поддерживают связь с нами. И кто знает, быть может, через 10–15 лет, набравшись опыта, они смогут применить свои знания на благо белорусского здравоохранения.

Шаг к перекрестному донорству

Врачи — народ осторожный. Распространяться о своих планах не любят. Предпочитают демонстрировать результаты работы. Однако «Медвестнику» удалось приоткрыть завесу тайны. 

В перспективе планируется открытие регионального центра трансплантации в Могилевской области. Создается банк тканей, ведутся серьезные научные исследования, чтобы как можно дольше сохранять качество донорского органа при его заборе и чтобы перевести экстренные ночные операции по трансплантации в плановые. Немало задумок и насчет международного сотрудничества.

— Есть идеи по совершенствованию Закона «О трансплантации органов и тканей человека». С соответствующими предложениями мы обратились в Совет Министров, — поделился Олег Руммо. — Возможно, в 2018 году будут рассмотрены. Касаются они создания нормативной базы для развития международного сотрудничества в области трансплантации органов и тканей, расширения возможностей использования живых донорских органов, например при перекрестном донорстве. Допустим, близкий родственник пациента хочет отдать ему свой орган, но он не подходит. И есть другая семья с такой же ситуацией. При этом органы этих двух незнакомых людей можно пересадить больным. Вот и почва для бескорыстного обмена. Возможно, подобная стратегия могла бы прижиться в Беларуси. Для этого нужна законодательная база.

Родители не торопятся делиться почкой

Максиму Борейко было чуть больше года. В 9-ю ГКБ Минска мальчика из Львова привезли практически в состоянии комы, на высоте кровотечения в просвет желудочно-кишечного тракта. После трансплантации печени врачам потребовалось выполнить еще 23 разнообразные корригирующие операции. Мальчик провел в больнице 5 месяцев. Сегодня ему 7 лет, и он ходит в обычную школу. Мама Максима строит планы на будущее и безмерно благодарна белорусским докторам.
Несмотря на то что у женщины была возможность отвезти сына в трансплантационные центры в Бельгии и Польше, она настаивала, чтобы ребенком занимались белорусские врачи. Высокое доверие наши медики с честью оправдали.

Вся страна с волнением следила за первым подростком, которому пересадили печень. Жене Смирнову потребовалась экстренная трансплантация органа после отравления грибами. Сегодня Женя бегает полумарафон и готовится к участию в Олимпийских играх для людей с трансплантированными органами.

В Беларуси выполнено 55 трансплантаций печени детям (от 4 месяцев), около 120 — почки, 2 трансплантации сердца.
Интересно, что в 50 % случаев донорами части печени для своих детей становятся родители. В мире статистика примерно такая же. А вот отдать ребенку свою почку готовы лишь 10 % (в Европе этот показатель — до 40 %, в странах Юго-Восточной Азии — 50 %). С чем связана такая позиция родителей у нас в стране, врачи могут лишь догадываться.
Программа по трансплантации почки в Беларуси весьма успешна: в течение года при отсутствии противопоказаний ребенок получает орган от трупного донора.

К маленьким пациентам отношение особое. В фойе РНПЦ трансплантации органов и тканей — стенд с их фотографиями. Олег Руммо помнит историю каждого.

— Вмешательства у детей — особая часть нашей работы. маленькие пациенты со взглядом взрослого человека. Работать сложно эмоционально: спокойно реагировать на слезы ребенка невозможно. Все в миниатюре: чтобы сшить крошечные сосуды, требуется филигранная техника. Сегодня мы берем на операции малышей весом 4–4,5 килограмма. Отрадно, что большинство детишек поправляются. В прошлом году мы впервые организовали новогоднюю елку, выпустили календарь с их снимками. Все случаи для нас особые, ведь за каждым человеческая жизнь. Видеть счастливые глаза спасенного — это стоит всех наград и денег мира.
 
Хронология побед белорусских трансплантологов 

2008 год — трансплантация печени; 
2009 год — трансплантация сердца (РНПЦ «Кардиология»), комплекса «почка — поджелудочная железа»;
2010 год — трансплантация фрагмента печени от живого родственного донора;
2012 год — трансплантация комплексов «печень — почка», «сердце — почка» (совместно с РНПЦ 
«Кардиология»);
2014 год — трансплантация легких;
2016 год — трансплантация комплекса «сердце — легкое» (на базе РНПЦ «Кардиология»);
2017 год — трансплантация легких при патологии легочных артерий (РНПЦ «Кардиология»).


Комментировать


comments powered by HyperComments