подписка ерип

Передвижной скрининг опережает осложнения

05 декабря 2017

Автор(ы):
Виктория Лебедева


Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
20 лет назад в регионах, пострадавших от взрыва на Чернобыльской АЭС, начали курсировать передвижные лаборатории по скринингу рака щитовидной железы. В программе участвовали в т. ч. жители Брестчины. 

Сегодня в области самая высокая заболеваемость РЩЖ: 20,78 случая на 100 000 человек. Это вдвое выше среднереспубликанского уровня. 

В 2016 году выявлено 257 случаев, в т. ч. 253 на профилактических осмотрах.

Мобильные скрининговые лаборатории были организованы в 1997 году при поддержке Международной федерации Красного Креста, рассказывает главврач Брестского областного эндокринологического диспансера Артур Григорович. Закупили автомобили, аппараты УЗИ, анализаторы крови, укомплектовали штаты.

Лаборатории работали в Гомельской, Могилевской, Брестской областях, а также в Ровненской, Житомирской (Украина), Брянской (Россия). Главным было приблизить диагностику и специализированную помощь к сельским жителям, которым непросто добраться до поликлиники.

— Скрининг «ездил» по регионам три недели в месяц, — поясняет Артур Станиславович. — За год обследовали около 15 000 пациентов. При подозрении на рак направляли в Центр опухолей щитовидной железы на базе Минского городского клинического онкологического диспансера. Тогда же наша областная эндокринологическая служба начала сотрудничать с японскими коллегами: проводили скрининговые мероприятия в Столинском районе — одном из самых близких к Чернобылю. С этого начались дружба и двусторонние стажировки. Изучали патологии щитовидной железы, вопросы влияния радиации на организм, методики проведения тонкоигольной аспирационной биопсии, цитологических исследований.

Все наши врачи обучились пункционной биопсии, и с 2001 года мы стали выполнять ее по месту проживания пациентов: приезжали в районные учреждения здравоохранения, брали биоматериал, стекла смотрели в Бресте. Если обнаруженное новообразование было доброкачественным, оперировали в Брестской областной больнице, если злокачественным — направляли в столицу.

Улучшение доступности помощи дало результат: снизилось число пациентов с запущенными формами рака. Мы помогали проводить диспансеризацию пациентов с этой патологией.

Кроме диагностики РЩЖ передвижные лаборатории проводят скрининг сахарного диабета: они оснащены анализаторами глюкозы и гликированного гемоглобина; пациенты получают рекомендации по лечению и в дальнейшем становятся на диспансерный учет. Хотелось бы дооснастить лабораторию для скрининга осложнений сахарного диабета — нейропатии, офтальмологических и нефрологических нарушений.

Наша служба сотрудничает с ОАО «Экзон», и уже 3 года предприятие выпускает глюкозотолерантный тест, который продается в аптеках региона. Это готовое средство для диагностики диабета: любой человек может проконтролировать себя сам.

Заболеваемость раком щитовидной железы в Брестской области имеет тенденцию к росту.

— Тот радиоактивный изотоп йода, что выпал в Беларуси, распространялся в атмосфере на большие расстояния, — продолжает Артур Григорович. — Уже утром 26 апреля 1986 года он был зарегистрирован в Бресте.

В группе риска оказались дети до 18 лет. Тогда не было детского питания и вообще изобилия продуктов. Малышей кормили смесями и кашами на основе коровьего молока. А именно в нем отмечалась гигантская концентрация радиоактивного йода. Чем младше был ребенок на момент аварии, тем большую дозу он рисковал получить: малыши съедали больше «молочки» и имели меньший вес.

Кроме того, у всего населения в то время был значительный йододефицит — и щитовидная железа жадно поглощала радиоактивный изотоп.

Профилактику стабильным йодом не провели. В СССР ее получили только жители Припяти. Единственная страна, выполнившая тогда протокол полностью, — Польша. Там стабильный йод в первые сутки получили 98 % детского населения. В итоге заболеваемость в десятки, а то и в сотни раз меньше...

РЩЖ протекает обычно бессимптомно: жалоб нет, синтез гормонов не нарушен. Поэтому для своевременного выявления очень важен скрининг.

Диагностика проходит в несколько этапов. При первом контакте с пациентом необходима пальпация щитовидной железы (ее может провести любой доктор). Этот метод информативен. Опыт передвижной лаборатории показывает: у 50 % пациентов с узловым зобом узлы пальпировались. В ряде случаев таким образом заподозрили рак: злокачественное новообразование наощупь очень твердое.

— Сложности при пальпации могут возникнуть у мужчин с развитыми мышцами шеи или если у пациента короткая/полная шея, — отмечает Артур Григорович. — В этих случаях сразу нужно отправлять на УЗИ.

Если пальпация пройдена и все нормально (узлы не прощупываются, нет клиники гипо- и гипертиреоза), в УЗИ смысла нет. Если же УЗИ подтверждает опасения, делается биопсия. Сегодня пункционные методики нужно внедрять и на межрайонном уровне.

ОПЫТ БЕЛОРУССКИХ ЭНДОКРИНОЛОГОВ интересует японских коллег. После аварии на Фукусиме власти Японии в некотором смысле повторили ошибки советского руководства: не провели масштабную йодопрофилактику, не вовремя эвакуировали население. Работы по дезактивации пораженной зоны не завершены до сих пор.

— Сегодня всем 300 тысячам детей, находившимся на загрязненной территории, дважды сделали скрининговые УЗИ щитовидной железы, — рассказывает Артур Григорович. — Первый блок исследований провели в 2015-м и обнаружили 104 случая рака. Однако они отличаются от чернобыльских: в Японии больше пострадали подростки. Правда, достоверной связи между радиационной катастрофой и случаями РЩЖ пока не выявлено. У нас же это доказанный факт. 


Комментировать


comments powered by HyperComments