Помнят ли белорусы про болезнь Альцгеймера?

03 октября 2018


Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Всемирная организация здравоохранения  признала деменцию «эпидемией» века,  на устранение последствий которой уже затрачивается более 1 % мирового валового продукта. Прогнозируется, что этот показатель будет расти в геометрической прогрессии,  если не принимать меры. 

Считается, что в 50–70 % случаев к деменции приводит болезнь Альцгеймера. Поэтому в мире создаются научные центры по изучению данного заболевания, ведутся дорогостоящие разработки новых лекарственных средств, создается разнообразная социальная инфраструктура для пациентов и их семей. Теряющие память старики стали частыми героями фильмов и книг, гостями крупных медиапроектов, что говорит об актуальности проблемы. В белорусских СМИ эта тема не обсуждается. Почему? 

Мнение невролога: врачи недостаточно знают о заболевании 

— В диагностике болезни Альцгеймера есть две ошибочные крайности, — говорит заведующий кафедрой неврологии и нейрохирургии БелМАПО, доктор мед. наук, профессор Владимир Пономарев. — Всем пациентам с когнитивными нарушениями ставится либо деменция по альцгеймеровскому типу, как, например, в США, либо сосудистая деменция. Истина, как обычно, посередине. 

В нашей стране болезнь Альцгеймера диагностируется недостаточно широко и не всегда правильно: большей части пациентов выставляется диагноз дисциркуляторная энцефалопатия (сосудистая патология). Причин тому несколько. Во-первых, недостаточная осведомленность врачей. Большинство неврологов и психиатров не ставят этот диагноз, потому что специфические клинические проявления при болезни Альцгеймера отсутствуют (снижение памяти, внимания характерны для многих заболеваний). Врачи не всегда в курсе о современных методах подтверждения диагноза, хотя они доступны в нашей стране. Болезнь Альцгеймера подтверждает обнаружение в ликворе аномального количества тау-протеина и фосфорилированного тау-протеина, которые появляются только у пациентов с БА и никогда не обнаруживаются у лиц с физиологическим старением. 

Второй способ подтверждения диагноза — специальная программа МРТ головного мозга с измерением объема гиппокампа, так как его уменьшение — первый объективный признак развития болезни Альцгеймера. 

Отсутствие специализированного научно-практического центра для изучения и лечения болезни Альцгеймера также можно назвать среди причин, затрудняющих раннее выявление заболевания. Среди сдерживающих факторов — отсутствие структуры, отвечающей за социальную помощь таким больным. 

Ранняя диагностика принципиально важна, потому что позволит отсрочить деменцию с тяжелыми последствиями. При болезни Альцгеймера применяются препараты, которые способствуют улучшению функций холинергических нейронов. На стадии развития деменции их уже нет, и препараты ничем не помогут. Лекарства не гарантируют, что болезнь не будет прогрессировать, но их своевременное применение приведет к тяжелой деменции, условно, не в 60, а в 90 лет. Препараты этой группы есть в нашей стране, врачам известны, но не включены в протокол оказания помощи, и стоимость их велика. Применение ограничено финансовыми возможностями пациентов и настороженностью врачей. 
Немаловажно, что лечение БА принципиально отличается от лечения расстройств когнитивных функций другого происхождения, в том числе сосудистого, и неправильная терапия может ускорить прогрессирование заболевания. 

По официальной статистике, в Беларуси в 2017 году было зарегистрировано 2 692 случая деменции при болезни Альцгеймера (или 28 на 100 тысяч населения). Но эти цифры абсолютно не отражают реальности, таких больных — десятки тысяч, считает профессор Пономарев. 

По его мнению, для решения проблемы нужно усиливать образовательный компонент в подготовке врачей, создавать специализированный центр по изучению болезни Альцгеймера, включать препараты для ее лечения в перечень бесплатных лекарственных средств. 

— Это затратные мероприятия, но, учитывая, что наше население активно стареет, можно предположить, что вложения на раннем этапе значительно снизят расходы на негативные последствия развития деменции.

Мнение психиатра: нет профилактики на первичном уровне

— Психиатры сталкиваются с проблемой на стадии выраженных клинических проявлений болезни, когда уже сложно замедлить ход заболевания и снизить его негативные проявления и можно оказывать только симптоматическое лечение, — говорит заместитель директора по медицинской части РНПЦ психического здоровья Любовь Карницкая. — Основная проблема — позднее обращение и выявление болезни Альцгеймера. Это происходит, на наш взгляд, по двум причинам. Во-первых, люди очень слабо информированы о болезни Альцгеймера и деменции в целом. Родственники пациентов списывают все на возрастные изменения, а когда заболевание принимает тяжелые формы, не идут к психиатрам из-за стигмы. Во-вторых, у нас еще не развита система скрининга деменции на уровне первичного звена здравоохранения — в поликлиниках. 

— Решением проблемы могло бы стать информирование населения о заболевании, навыках ухода за пациентами и главное — введение обязательной первичной диагностики лиц старше 65 лет в поликлиниках, — говорит Любовь Карницкая. — Специальные скрининговые нейропсиходиагностические тесты* не отнимают много времени и не требуют специальной подготовки. Такие тесты можно было бы сделать элементом диспансеризации пожилого населения. В Германии, к примеру, их проводит средний медицинский персонал, а врач подключается на втором этапе. 

* Тест можно пройти на 24health.by

Помощь общества

Такой подход как раз развивает сегодня Белорусское Общество Красного Креста. В рамках проекта кейс-менеджеры — медсестры тестируют человека, определяют его потребности в услугах, организуют работу различных социальных и медицинских служб, волонтеров, родственников. 

— Помощь людям с болезнью Альцгеймера, деменцией очень актуальна, — говорит заместитель председателя Гродненской областной организации БОКК Инна Ситько. — Мы учитываем особенности таких подопечных, их индивидуальные потребности, обучаем основам ухода за людьми с деменцией тех, кто вовлечен в оказание помощи. В перспективе, в рамках госзаказа наша организация могла бы оказывать такие услуги, мы накопили нужный опыт. Анализ ситуации выявил еще одно актуальное направление помощи — создание дневных отделений для людей с деменцией, например, в территориальных центрах социального обслуживания населения (ТЦСОН). Здесь с ними можно было бы проводить занятия для поддержания памяти, внимания, мышления и других когнитивных функций, учить родственников навыкам ухода и предоставлять им возможность социальной передышки. Ведь многим приходится оставлять работу, чтобы ухаживать за заболевшим членом семьи — сиделок не хватает, да и не всем они по карману. Мы вместе с ТЦСОН создаем группы профилактики этого заболевания — видим в этом перспективу. 

То, что ТЦСОН могут стать реальными центрами помощи, подтверждает опыт благотворительного общественного объединения «Хэсэд-Рахамим», которое также реализует проекты помощи людям с деменцией.

— Мы оказываем помощь как на базе нашей организации, в том числе вместе с одним из ТЦСОН, так и на дому, — рассказывает сотрудник организации Екатерина Сергеева. — В рамках своих проектов мы хотим посмотреть, чего не хватает и какие социальные услуги будут оптимальны. Безусловно, людей в тяжелом положении у нас не оставят. Но что делать с теми, у кого начальная и вторая стадия развития болезни Альцгеймера? Специальные занятия, поддержка, общение способны отсрочить тяжелые последствия и сохранить качество жизни таким людям. Поэтому дневные отделения для них при соццентрах — действительно выход. Если такие отделения будут создаваться, придется решать проблему с подвозом пациентов, ведь без сопровождения они в ТЦСОН не попадут. Также понадобится специализация сотрудников ТЦСОН для работы с этой категорией и расширение штата. Мы готовы и уже делимся опытом и разработками, активно сотрудничаем с НИИ труда Министерства труда и соцзащиты, где уже разрабатываются рекомендации и стандарты социальных услуг для людей с деменцией. 

Проблемы решаются, когда они озвучены  и просчитано их социальное бремя. Болезнь Альцгеймера — бич пожилых. В Беларуси уже около 2 млн людей старше 60 лет (21 % населения), а к 2040 году, по данным НИИ труда, доля пожилого населения достигнет 30 %. 

К тому же ВОЗ разработала Глобальный план  действий сектора общественного здравоохранения по реагированию на деменцию  на 2017–2025 годы и призвала государства — члены подготовить в кратчайшие сроки комплекс национальных мер, предусматривающих, в том числе, организацию профилактических мероприятий, проведение ранней диагностики, разработку программ ухода и поддержки семей.

Анна Крючкова
 


Комментировать


comments powered by HyperComments