Рак в стрессе

15 мая 2019


Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Основной причиной смертности пациентов, страдающих раком любой локализации, остается метастазирование новообразования. Если бы существовала возможность исключить или хотя бы минимизировать это биологическое явление, показатели смертности в онкологии были бы совсем другими. Метастазирование опухоли, равно как ее образование и прогрессирование, процесс многостадийный и тоже, как оказывается, на разных этапах подверженный стрессорным воздействиям.  



НА ПУТИ МЕТАСТАЗИРОВАНИЯ

Факторы ангиогенеза: элемент непредсказуемости

Все начинается с ангиогенеза, поскольку если рядом нет кровеносного сосуда, интравазация опухолевой клетки невозможна. Знаменитый американский онколог Джуда Фолкман, разрабатывая терапевтические стратегии ограничения ангиогенеза в зоне новообразования, установил, что дальнейший рост опухоли, превышающей в диаметре 1 мм, невозможен без дополнительного роста кровеносных сосудов в этой зоне. Затем должно произойти проникновение раковых клеток, уже успевших прорваться через базальную мембрану, в просвет сосуда. В кровотоке эти клетки, будучи генетически чужеродными, не должны погибнуть от действия иммунитета. Затем им надо выбраться из сосуда и не быть уничтоженными местными макрофагами или клетками-киллерами, гораздо более агрессивными по сравнению с теми, что окружали в первичном очаге. Чтобы произошло метастазирование, весь организм в целом должен быть перенастроен на обеспечение такого результата. И в этой перенастройке стресс играет далеко не последнюю роль.

Процесс ангиогенеза контролируется рядом факторов, часть из которых известна, но блокада любого из них, увы, не дает особого эффекта в деле его ингибирования. Эти факторы производятся как самими раковыми клетками, так и нормальными клетками из их микроокружения. Наиболее известные из них: VEGF, интерлейкины 6 и 8, а также TNF. 

VEGF — сосудистый эндотелиальный фактор роста, который, равно как и его рецепторы, давно используется в качестве мишени для лекарственных средств. Хорошо известны бевацизумаб и ранибизумаб — моноклональные антитела против VEGF, созданные Наполеоном Феррарой в Калифорнийском университете (Сан-Франциско) в середине 1980-х годов. Они широко используются в онкологии и офтальмологии. Применяются и блокаторы его рецепторов: лапатиниб, сунитиниб и другие. Но в контексте обсуждаемой темы важно не это. Вот доказанный факт: чем более высокий уровень социальной поддержки имеет женщина, страдающая раком яичников, — тем меньше уровень VEGF у нее в крови и в ткани, окружающей новообразование (Lutgendorf S. et al., 2002). Это означает, что тем самым обеспечивается меньший ангиогенез в зоне опухолевого роста и ниже вероятность метастазирования. В равной степени это означает и обратное: чем больше уровень переживаемых стрессорных нагрузок — тем больше ангиогенез и риск метастазирования. Другой подтверждающий эту мысль пример получен при исследовании содержания VEGF в крови и окружении опухоли у пациентов, страдающих раком толстой кишки. Оказалось, что одиночество, депрессия, низкий уровень жизни ведут к достоверной активизации ангиогенеза у пациентов с колоректальным раком как до операции, так и в послеоперационном периоде (Sharma A. et al., 2008). Авторы отмечают, что соблюли требования доказательности, а исследуемые группы были сопоставимы по всем возможным клиническим и лабораторным характеристикам. 

Александр Бизунков, ассистент  кафедры  оториноларингологии ВГМУ,  кандидат  мед. наук.

Более подробно читайте в газете ""Медицинский вестник  №19


Комментировать


comments powered by HyperComments