Подписка 2019

Спина как струна

06 ноября 2018

Автор(ы):
Елена Гордей


Во время второго этапа операции. Фото Владимира Судникова, Минск
Во время второго этапа операции. Фото Владимира Судникова, Минск
Специалисты РНПЦ травматологии и ортопедии разработали новую  эндоскопическую технологию хирургического лечения  детей с тяжелыми врожденными деформациями и повреждениями позвоночника.  Первую операцию по этой методике провели 14-летнему пациенту из Бреста.

Женя родился с задним клиновидным  10-м грудным позвонком, что поспособствовало развитию кифотического искривления позвоночника, вызвавшего горбатость. Помимо косметического дефекта подростка периодически мучили сильные боли в спине. Он был вынужден носить корректирующий корсет. В какой-то момент состояние ухудшилось. 

После проведенного обследования стало ясно, что позвонок начал сдавливать спинной мозг, — Женя мог оказаться в инвалидном кресле. Помочь могло только хирургическое вмешательство. Сотрудники РНПЦ травматологии и ортопедии решили провести двухэтапную операцию по новой технологии.

Первое вмешательство в июне выполнили руководитель спинального центра, заведующий нейрохирургическим отделением № 1 Сергей Макаревич и ведущий научный сотрудник лаборатории заболеваний и последствий травм позвоночника и спинного мозга Дмитрий Тесаков. Хирурги из дорсального (заднего) доступа удалили клиновидный позвонок и установили титановую металлоконструкцию, стабилизирующую позвоночник. Спина пациента сразу выровнялась. До операции угол кифоза был 71 градус, а после — 25.

Деформация была исправлена, но после удаления фрагмента между 9-м и 11-м позвонками образовался промежуток, заполненный хрящевой тканью. В таких ситуациях по мере роста позвоночника металлоконструкция ломается — и забытая проблема вновь напоминает о себе. Поэтому вмешательства такого плана должны заканчиваться спондилодезом — сращением между позвонками. Для этого между сегментами устанавливают костные аутотрансплантаты. Проводить вмешательство решили эндоскопическим методом.

Второй этап стали осуществлять спустя три месяца. В операционной помимо заведующего лабораторией травматических повреждений позвоночника и спинного мозга Андрея Мазуренко трудились сотрудники РНПЦ пульмонологии и фтизиатрии — торакальный хирург торакального отделения Павел Зозуля и заведующий оперблоком Дмитрий Горенок, у которых большой опыт торакоскопических операций.

Дефект был небольшой — всего 2 сантиметра. Заполнить его решили собственной костной тканью, взятой из крыла подвздошной тазовой кости. Вмешательство проходило через три точки доступа на грудной клетке справа (4, 6 и 9-й межреберные промежутки). Бригада хирургов работала в операционной чуть более трех часов.

На следующий день подростка перевели из отделения анестезиологии и реанимации в обычную палату, и он смог оценить результат работы хирургов — от горба не осталось и следа. После двух операций парень стал на полголовы выше мамы. Теперь они оба надеются, что боли станут менее интенсивными, и строят планы на будущее — время определяться с профессией.

— Основная проблема хирургии детского позвоночника в том, что ребенок растет, деформация позвоночника начинает прогрессировать по непредсказуемому сценарию, — говорит Андрей Мазуренко. — Зафиксировали сегмент сзади — начинает расти передний отдел. Зафиксировали передний — растет  задний. Поэтому и выполняются этапные операции по мере роста пациента. Мы должны отработать такие вмешательства до совершенства, чтобы можно было ограничиваться всего двумя операциями в течение жизни ребенка.















Так Женин позвоночник выглядел изначально    А так — после всех проведенных вмешательств.
— хорошо заметен клиновидный позвонок.

Андрей Мазуренко,заведующий лабораторией травматических  повреждений позвоночника и спинного мозга  РНПЦ травматологии и ортопедии:

«К внедрению операций по врожденным деформациям мы приступили относительно недавно. Новая технология была разработана в рамках Программы Союзного государства «Спинальные системы», одна из задач которой  — снижение инвазивности таких вмешательств. Операция из вентрального (переднего) доступа, когда разрез делается по всей длине грудного отдела позвоночника, травматичная и болезненная. 

В последнее время распространение получают торакоскопические вмешательства, которые начинают использоваться и в спинальной хирургии. У нас есть небольшой опыт выполнения таких операций взрослым. Пациентов не так и много, показания к вмешательству узкие, применяется в основном при дискотомии, замещении дефектов, биопсии опухолей. К примеру, в России такие вмешательства взрослым пациентам делает только одна московская клиника, всего лишь около 50 в год. Поэтому нам придется разрабатывать и внедрять свои технологии, привлекая специалистов со стороны.»

Михаил Герасименко, директор РНПЦ травматологии и ортопедии,  научный руководитель программы Союзного  государства «Спинальные системы»:

«В рамках программы перед белорусскими специалистами стоит задача вывести помощь пациентам на качественно новый уровень. Должен быть разработан алгоритм диагностических мероприятий, направленный на выявление детей с врожденными пороками развития позвоночника в раннем возрасте (2–5 лет), чтобы вовремя их оперировать и не допускать запущенных случаев, когда такую форму деформации трудно исправить. Специально для этого разрабатываются отечественные металлоконструкции «детского» размера, которые планируется выпускать в сотрудничестве с белорусским предприятием «Медбиотех», работающим на рынке СНГ более 20 лет. Также будут созданы индивидуальные хирургические методики лечения детей с использованием технологий прототипирования. Данные меры помогут уменьшить расходы на лечение и в несколько раз снизить уровень инвалидности среди детей с врожденными деформациями и тяжелыми травмами позвоночника».




Комментировать


comments powered by HyperComments