В Минске учат работать с особенными детьми

14 марта 2018

Автор(ы):
Мария Дубровская


Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.
Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ) совместно с представительством Дортмундского международного образовательного центра и Программой поддержки Беларуси Федерального правительства Германии провели первый модуль образовательного курса для педагогов-психологов, учителей-дефектологов и родителей детей с аутизмом по программе TEACCH (содействие и помощь людям с аутизмом).

В Минский международный образовательный центр им. Йоханнеса Рау пришло больше ста участников. Среди них немало мам, испытывающих сложности с адаптацией детей-аутистов.

Программа состоит из трех модулей по 4 рабочих дня и призвана объединить родителей, университеты и государственные учреждения для помощи людям с расстройством аутистического спектра.

Первый модуль был вводным — знакомство с программой TEACCH и примерами сопровождения особенных детей в семье и обществе в Германии.

Во втором модуле (19–22 марта) участники проработают проблемы, которые обозначили в ходе первого модуля.

Третий модуль (28–31 мая) — отработка результатов. Участвовать в нем будут только специалисты, которые получат сертификаты и документацию. Материалы помогут родителям и педагогам понять, куда двигаться дальше.

Приглашенным экспертом по программе TEACCH стал социальный педагог Кристоф Вебер-Шлаус. Он руководит мастерскими для людей с инвалидностью ProWerk учреждения «Бетель» (фонды им. фон Бодельшвинга). Более 150 лет фонды занимаются проблемами людей с особенностями. Эксперт отметил, что аутистам трудно планировать деятельность. Им нужно структурировать день, в конце которого проводить рефлексию событий: что понравилось, что нет. Семинар ориентирован на работу в малых группах и подразумевает не лекцию, а дискуссию.

Родители детей с аутизмом могут не только узнать, с какими проблемами сталкиваются другие и как они их решают, но и встретиться с социальными педагогами, психологами. Именно со знакомства начинается попытка построить взаимодействие, чтобы не остаться наедине со своими вопросами.

По словам директора представительства Дортмундского международного образовательного центра в Беларуси Ольги Ренш-Ветцель, главная задача — охватить два направления. Первое — ранняя диагностика: здесь необходимо сотрудничество с Минздравом. Второе — совместное обучение (подразумевает взаимодействие с Министерством образования). Зарубежные специалисты готовы поделиться опытом раннего выявления аутизма у детей. С белорусской стороны необходимо взаимодействие с врачами, которые в кооперации с коллегами познакомятся с результатами работы, новыми направлениями и разработками. Подходы к диагностике в Беларуси и Германии отличаются. В Германии с особенными детьми работают и педиатры, и узкие специалисты. Это дает больше шансов для полноценной социализации и развития.

Чтобы успешно преодолевать сложности, связанные с аутизмом, нехваткой информации и опыта, нужно объединить усилия родителей, врачей и педагогов.

Ольга  Ренш-Ветцель, директор  представительства Дортмундского международного образовательного центра  в Беларуси:

— Центру по аутизму в Дорт-мунде 40 лет. На 670 тысяч человек он единственный. В нем работает более 40 специалистов. То, что сейчас выявлено больше детей с расстройствами, говорит не об ухудшении ситуации, а об улучшении диагностики. На создание такого центра, формирование подхода к людям с расстройством аутистического спектра понадобилось более 20 лет. В Беларуси процесс развивается пошагово, быстрее, чем у нас. Нужно объединить усилия родителей и специалистов. Наша задача — помочь всем понять, что совместная работа сотрудников коррекционных центров и родителей дает хорошие результаты. А постоянная смена центров и педагогов — лишний стресс и дополнительная нагрузка. Для достижения результата требуется не только поставить диагноз, но и подготовить родителей.

Илья Богутский, медицинский  психолог Центра  раннего вмешательства Московского района Минска:

— Я два года работаю с особенными детьми. Ранняя диагностика очень важна. Есть маркеры, по которым можно заподозрить аутизм. Например, такие дети не замечают других людей, им тяжело вступать в контакт. До трех лет проще что-то скорректировать и предупредить аутистическую симптоматику. Сейчас мы используем московские, питерские методики. Но есть и новые зарубежные разработки. Их необходимо адаптировать к нашим реалиям. В идеале нужен глубокий диалог между родителями и специалистами.


Елена Стриевич, мама 10-летней Алисы:

— Когда дочке поставили диагноз, ей было около  5 лет. Алиса ходит в школу. Родитель не лучший доктор для своего ребенка, но он самый верный помощник, поэтому приходится повышать «квалификацию». Раньше найти информацию об аутизме можно было только в интернете, да и то она была на английском языке. Сейчас материала гораздо больше, но он не систематизирован. Мы действовали, так сказать, методом тыка. Возлагаем надежды на сайт «Особые дети», где родителям предложат алгоритм действий после постановки ребенку диагноза. Там же планируют размещать информацию о центрах, в которых занимаются с особенными детьми.

Ребенку-аутисту нужны спортивные кружки. Сначала с ним отдельно должен заниматься тренер, а потом постепенно можно работать в группе. В сфере образования не хватает индивидуальных профессиональных тьюторов, которые могут обеспечить сопровождение. Без всего этого тяжело социализироваться. 

Для меня главное, чтобы дочка была счастлива, занималась тем, что приносит ей удовольствие. На курсы я прихожу, чтобы услышать о новых подходах и направлениях. Даже та тема, о которой читала раньше, может быть подана специалистами совершенно под иным углом. Другой взгляд на проблемы помогает с ними справиться.