Взять след… по генотипу

15 июля 2019


Фото автора.
Фото автора.
Судебно-медицинские эксперты  имеют дело со всеми видами  преступлений, начиная с краж  и заканчивая убийствами.  Большая роль отводится генетической экспертизе. Причем с развитием технологий ее возможности значительно расширились. 

ДНК на учете
 
Ключевые вопросы, которые помогает решить генетическая экспертиза, — остался ли на месте биологический материал и кому он принадлежит. Чаще всего исследуют кровь.

— Можно сказать, что в середине 1980-х в мире произошла революция — появились генетические методы. В нашей стране они стали внедряться с начала 1990-х. В 2001 году Государственная служба медицинских судебных экспертиз приобрела первый генетический анализатор, который значительно расширил возможности исследований, — рассказал заместитель начальника главного управления судебно-медицинских экспертиз Государственного комитета судебных экспертиз Сергей Боровко. — Скажем, если до этого, чтобы выделить ДНК, требовались большие образцы крови, то сейчас достаточно 4–10 клеток. Примерно 0,0001 капли. Хотя теоретически узнать генотип можно и по одной клетке.

Вместе с тем сегодня основной рабочий материал для генетической экспертизы — тактильные следы. Их преступники оставляют, скажем, на пакетах при закладке наркотиков или на украденных вещах. Вообще подходит все, к чему прикасалась рука человека. В этих следах также содержатся клетки, по которым можно определить генотип. 

Ежегодно в Беларуси проводится около 14 тысяч генетических экспертиз. На основе их результатов формируется учет данных ДНК. Там есть данные по следам, людям, неопознанным трупам, родственникам пропавших без вести — в целом более 300 тысяч генотипов. И с каждым годом их число растет. Соответственно, повышается и эффективность.


Эксперт Мария Лапская готовит объекты к исследованию с помощью метода полимеразной цепной реакции.

— Полученные следы мы сверяем с данными этой базы. К примеру, с другими следами или лицами. В год получается около двух тысяч совпадений, что позволяет раскрыть в том числе преступления, совершенные 10–20 лет назад, — пояснил Сергей Боровко. 

В 2007–2008 годах по решению Министерства внутренних дел в стране были эксгумированы все неопознанные трупы и поставлены на учет данных ДНК. За несколько лет судмедэксперты исследовали около 500 костных останков, в том числе относящихся к периоду Великой Отечественной войны.

Не только «кто»,  но и «откуда»
 
По словам Сергея Боровко, современная генетическая экспертиза в Беларуси проводится на среднем европейском уровне. Золотой стандарт — использование метода капиллярного электрофореза. Однако с развитием технологий в начале 2000-х стали применять методы полногеномного секвенирования.

Белорусские эксперты-генетики участвуют в программе Союзного государства «ДНК-идентификация», рассчитанной до 2021 года. Созданные в ее рамках технологии должны помочь определять по генотипу этногеографическое происхождение человека, его популяционную принадлежность, возраст, некоторые признаки внешности.

— Дело в том, что локусы, которые мы исследуем, расположены в некодирующей части хромосом. Они содержат только идентификационную информацию и ничего не говорят о человеке. Секвенирование, в частности, позволяет не только соотнести след с конкретным человеком, но и предположить, из какого региона его семья, — уточнил эксперт. — Кстати, уже существуют коммерческие реагенты, которые позволяют определять цвет глаз, волос. Идет работа над тем, чтобы научиться устанавливать, к примеру, возраст или тип облысения. Все это в ближайшие годы надеемся внедрить в практику.

Ирина Янушкевич, "МВ"

Более подробно читайте в газете "Медицинский вестник" №28



Комментировать


comments powered by HyperComments