«Поддержка неравнодушных людей придавала нам сил»

23 июля 2020

Автор(ы):
Анжелика Савченко


Заведующая отделением новорожденных Елена Барболина.
Заведующая отделением новорожденных Елена Барболина.
О работе в условиях пандемии рассказали главный врач Могилевской больницы № 1  Виктор Клочков и его коллеги.  

Готовились  заранее 

2 апреля больница реорганизована в многопрофильный инфекционный стационар, куда поступают пациенты со всей области. Учреждение принимает среднетяжелых и тяжелых больных с COVID-19, в т. ч. с сопутствующими патологиями сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, тех, кто нуждается в хирургической либо травматологической помощи. Кроме того, сюда направляют беременных с подозрением на COVID-19, с ОРИ или подтвержденной коронавирусной инфекцией.  

Первого пациента приняли 5 апреля — студентка из Витебска приехала в Могилев к родителям, на фоне COVID-19 ей понадобилась экстренная хирургическая помощь. Девушка выписалась спустя две недели. Самому возрастному пациенту было 96 лет, его вылечили. 

— Мы готовились заранее, понимали, что пандемия стороной не обойдет. В течение нескольких дней сумели разграничить потоки пациентов, организовать «чистые» и «грязные» зоны, — рассказывает Виктор Клочков. —  Руководствовались опытом коллег из Витебска и Минска, куда инфекция пришла несколько раньше. Обучались по методическим рекомендациям Минздрава, онлайн-лекциям и семинарам главных специалистов и ученых-практиков, интересовались зарубежной информацией, контактировали с коллегами-соотечественниками из Израиля и Германии. 

В оказании помощи задействованы около 500 медработников. Также, отмечает главврач, не стоит забывать об инженерах, сантехниках, сестрах-хозяйках и др. 

В период пандемии, по словам собеседника, сплотилась вся страна. Больнице помогали предприятия и организации, общественные объединения, волонтеры и даже дети. 

Виктор Клочков: 

«Выражаю огромную благодарность коллективу за то, что в короткий срок смогли мобилизоваться и освоить новую специальность, поставили работу на первое место, порой в ущерб своему здоровью. Спасибо, что трудились единой дружной командой, выручали и поддерживали друг друга в трудные минуты».

— Поддержка неравнодушных людей стимулировала и придавала нам сил. Мы видели, что не одиноки. Приобретали для нас оборудование, СИЗ, обеспечивали горячими обедами, питьевой водой, — говорит главврач. —  Очень ценен высокий уровень консультативно-методической помощи со стороны Минздрава, ведущих специалистов, а также ГУЗО облисполкома. Начиная с марта вопросам COVID-19 были посвящены все номера «Медицинского вестника». 
 
Нагрузка  увеличилась 
 
В больнице 18 реанимационных коек, обеспеченных аппаратами ИВЛ. Кроме того, создан резерв аппаратов ИВЛ, на время полученных из других медучреждений. К счастью, они практически не понадобились. Однако в пик заболеваемости пришлось увеличить мощность кислородных точек таким образом, чтобы одной могли пользоваться 2–3 пациента. 

Изначально развернуты 300 инфекционных коек. Затем в течение месяца, когда облисполком выделил средства и завершился ремонт трех отделений, коечный фонд увеличился до 475, и этого количества оказалось достаточно. 

— У нас есть возможность выполнять практически все исследования, — отмечает Виктор Клочков. — Сейчас самые востребованные — лабораторные, рентгенологические и КТ. Нагрузка на оборудование увеличилась в три раза. В самые напряженные сутки выполняли до 100 компьютерных томографий. Специалисты работают днем и ночью. 

Пациентов поступает уже меньше. Поэтому больница готовится к возвращению к обычному режиму работы. Однако, считает главврач, одномоментно это не произойдет. К тому же придется оставить отделение для больных с COVID-19, которым необходимо лечение сопутствующих патологий.  

— Скоро предстоит взяться за плановую работу. Другие пациенты терпеливо ждут окончания пандемии, — говорит Виктор Клочков. — Хочется пожелать, чтобы медработники успели насладиться оставшимся летом, хорошей погодой, уделили внимание родным и близким, укрепили свое здоровье. 

Принципы  руководителя 

Виктор Клочков возглавляет больницу 8 лет. Всего проработал здесь 32 года (ортопедом-травматологом), из которых 16 заведовал ортопедическим отделением. Оперирует и сейчас. Врач высшей квалификационной категории, отличник здравоохранения, «Человек года Могилевщины», внесен в областную Книгу славы. 

— Любой доктор должен честно выполнять профессиональный долг и постоянно учиться, — уверен Виктор Сергеевич. — Курсы повышения квалификации, самообразование, обучение за рубежом... Сотрудничаем с российскими клиниками, более тесно — с немецкими. На базе больницы состоялись четыре семинара с мастер-классами коллег из Кельна. Наши специалисты, а также я сам стажировались в Германии. 

Виктор Клочков пользуется заслуженным авторитетом в коллективе. Кроме высокого профессионализма этому способствуют уважительное отношение к вопросам и мнению коллег, совместное решение сложных задач, поддержка талантливой молодежи.

COVID-19 у детей

Заместитель главврача по акушерству  и гинекологии Сергей Корнев отмечает:

«Спасло то, что не один на один столкнулись с инфекцией, а боролись всем миром. С 25 апреля по 14 июля в больнице родились 86 детей. Все обследованы на COVID-19. Инфекция выявлена у 22».

— У большинства детей заболевание протекало бессимптомно. Они находились под круглосуточным наблюдением наших специалистов, — продолжает заведующая отделением новорожденных Елена Барболина. —  У малышей с легкой формой инфекция протекала с симптомами ринита, конъюнктивита, субфебрильной температурой. Четверо перенесли среднетяжелую форму — высокую температуру, неврологические расстройства, один из них — пневмонию. Детки хорошо откликались на терапию. При легкой форме малыши получали только местное лечение, при среднетяжелой,  с изменениями в общем и биохимическом анализах крови — антибактериальную терапию внутривенно или перорально. Некоторые лечились в реанимации новорожденных. 

В противочумных костюмах сотрудники отделения работают 8 часов с перерывом  на обед, на дежурстве — практически сутки. Тем не менее сохраняют бодрость и оптимизм. Как удается? 

— Мы получаем огромное удовлетворение, когда видим положительный результат своей работы. У нас хороший коллектив: когда одному тяжело, второй всегда подставит плечо. Делимся друг с другом новой медицинской информацией, интересуемся искусством, музыкой. Пандемия еще больше сплотила и дисциплинировала нас, — объясняет собеседница. — Наши семьи понимают, в какой обстановке мы трудимся, и поддерживают нас. После работы при возможности выезжаем на природу, на дачу. Мы благодарны администрации за поддержку, за то, что вовремя и в полном объеме обеспечивали средствами защиты. Огромное спасибо всем неравнодушным людям, которые шили нам маски, готовили обеды. Желаю всем здоровья, мира и семейного счастья. 

В отделении новорожденных 63 койки: 40 физиологических и 23 обсервационные. До пандемии в месяц здесь появлялись на свет 260–280 малышей. Помощь оказывают 4 врача. Всего здесь трудятся 46 человек. Елена Барболина в профессии 25 лет, из них 16 возглавляет отделение.

О страхах и рисках

Большая нагрузка легла на анестезиологов-реаниматологов. 

— Началась совершенно другая жизнь. Сразу казалось, что мы как будто на войне. Очень тяжело психологически — испытывали страх смерти, — признается врач-анестезиолог-реаниматолог отделения анестезиологии и реанимации Олег Гришанов. — Когда идешь в операционную, радуешься: это кусочек твоей привычной работы. Сейчас мы занимаемся сложным рутинным трудом. К сожалению, по данным мировой статистики, 70 % больных, подключенных к аппаратам ИВЛ, если не больше, умирают. Морально нелегко от того, что пациент, которого лечишь месяц-два, не справляется…  

По 12 часов в сутки приходится находиться в защитных «недышащих» костюмах. 

— В 30 градусов, когда выходил из «грязной» зоны, кружилась голова и все плыло  перед глазами. Ощущения как при пониженном артериальном давлении — настоящий гиповолемический шок. Из-за обезвоживания терял 4–5 кг в сутки. Но главная проблема — ты ничего не видишь в защитных очках. Порой на свой страх и риск просто снимаешь их, ведь нужно спасать людей, — делится собеседник. 

Отдельной проблемой стало отсутствие защитных костюмов больших размеров. Специально для сотрудников больницы их шили волонтеры.   

В пик заболеваемости в реанимации находились 16–18 человек, из них 10 на ИВЛ. В такие дни, отмечает собеседник, с ужасом думали: вдруг позвонят из приемного отделения. В последнее время не больше 12 человек, ИВЛ требуется 3–4. Однако сюда начинают переводить пациентов из других больниц. 

Об особенностях инфекции… 

Олег Гришанов рисует портрет своего типичного пациента с COVID-19:

— Женщина 55–58 лет или пожилой мужчина, всегда с повышенной массой тела, порой  140–160 кг. А мы же несколько раз в день их переворачиваем! Запоминаются такие больные, потому что лечим их месяцами. Пожилые часто быстро «сгорают». У большинства сопутствующие заболевания, в первую очередь сахарный диабет. Наверное, 2/3 больным титруем инсулин. Много пациентов с инсультами, инфарктами. 

У большинства тяжелых пациентов развивались полиорганная, почечная недостаточность, сепсис, повышенное тромбообразование. 20–30 % больных нуждались в почечно-заместительной терапии. В отделении в период пандемии работали два аппарата для проведения почечно-заместительной терапии. Иногда и этого не хватало. 
…и терапии

— До того как поступил первый больной, мы успели потренироваться, обеспечить себя СИЗ. К тому же многие врачи работали в период эпидемии гриппа 2009 года. КТ-картины пневмоний при COVID-19 и H1N1 практически идентичны, однако первое заболевание имеет более сложное течение за счет поражения большинства органов и систем, — обращает внимание Олег Гришанов. — Следует внимательно подходить к назначению антибиотиков. При вирусной пневмонии они бессмысленны, даже вредны, так как формируют антибиотикорезистентность. Назначение мощной антибиотикотерапии требуется, когда к вирусной присоединяется бактериальная инфекция, которая зачастую осложняется сепсисом. Лучший критерий необходимости антибиотикотерапии — уровень прокальцитонина в крови. При легкой и среднетяжелой пневмонии главное лекарство — кислород, симптоматическое лечение, качественный уход и, конечно, препараты — хлорохин, тоцилизумаб, а также СЗП с целью пассивной иммунизации. 

В обычном режиме

В больнице функционирует мощная акушерско-гинекологическая служба. В реанимацию часто поступают беременные, роженицы. 

Обширная группа пациентов — с ожогами. Они самые тяжелые, по мнению врача. Часто взрослые люди асоциального образа жизни. Дети обычно поступают в 9–10 вечера. 

— Мама с полугодовалым ребенком на коленях садится пить чай. Малыш переворачивает на себя кружку кипятка, а это ожог более 10 % поверхности тела. Для маленького ребенка это тяжелая травма и большой шок. Пациенты с обширными ожогами лечатся у нас месяцы, переносят множество операций, — обращает внимание Олег Гришанов. — Необходимо задуматься о мерах наказания для нерадивых мамаш и отцов. 

Также в обычном режиме много больных с неврологической патологией, тяжелейшими панкреатитами. Больница специализируется на реконструктивных операциях на желчевыводящих путях. Вмешательство, отмечает собеседник, порой отнимает 4–6 часов, требуются комбинированное анестезиологическое обеспечение и особое послеоперационное наблюдение. 

В ответе за жизнь

В профессии Олег Гришанов 28 лет. Имеет высшую квалификационную категорию. То, что будет врачом, знал с 10 лет. Решил пойти по стопам родственников — хирургов. С отличием окончил Витебский мединститут. Правда, во время практики понял, что к хирургии душа не лежит. На тот момент в мединституте создавалась группа по анестезиологии и реаниматологии, и за 3 дня до начала субординатуры студент переписал заявление. 

После интернатуры в Могилевской больнице № 1 молодой специалист здесь и остался. Главными наставниками считает тогдашнего заведующего отделением анестезиологии и реанимации Валерия Печенкина и нынешнего врача-анестезиолога-реаниматолога отделения анестезиологии и реанимации МОБ, профессора Алексея Марочкова. 

— Они учили не только профессии, но и умению общаться с людьми, помогали сформироваться как личности. В интернатуру мы пришли желторотыми юнцами. Цикл по анестезиологии и реаниматологии за 6 лет обучения в институте всего 5 дней, — рассказывает собеседник. — Коллектив нашего отделения очень дружный, у каждого можно почерпнуть крупицу знаний и опыта.

Некоторое время Олег Валентинович возглавлял отделение анестезиологии и реанимации № 2 5-й ГКБ Минска, Быховскую ЦРБ. 

— Но понял, что нет во мне начальнической жилки, и вернулся к любимой специальности, — поясняет Олег Гришанов. 

Анестезиологу-реаниматологу сталкиваться приходится с разными патологиями — хирургической, неврологической, терапевтической, инфекционной…  

— Нужно постоянно расширять кругозор, быть в курсе нового. За 28 лет, что я работаю, медицина сделала огромный шаг вперед, сравнимый с путем от каменных орудий до парового двигателя, — считает Олег Гришанов. — Сегодня множество возможностей для развития, а в 1992 году был один учебник по анестезиологии и реаниматологии. 

Вне пандемии 

В отделении анестезиологии и реанимации работает 21 врач плюс 9 дежурантов. Всего 80 человек. Успех обеспечивают командная работа, коллективная ответственность и, конечно, высокий профессионализм. 

— Анестезиологам-реаниматологам необходима крепкая психика. Мы быстро выгораем, — обращает внимание Олег Валентинович. — Нужно учиться не принимать все близко к сердцу. Хотя любой доктор помнит своего первого умершего пациента. И у меня он до сих пор стоит перед глазами — мужчина с инфарктом. В то время не было интервенционных методов лечения, поэтому спасти не удалось. Помню и первого умершего ребенка, пятилетнего мальчика с ожогами 70 % поверхности тела, несовместимыми с жизнью.  

Собеседник признается: бывают моменты, когда ты как выжатая губка. 

— Испытываем не столько физическую, сколько психологическую усталость, особенно когда пациенты без причин жалуются. Меня спасает то, что я по темпераменту сангвиник. Да и с годами приходит умение отстраняться от негативных мыслей. 

После пандемии врач мечтает уйти в отпуск, встретиться с друзьями и как следует отдохнуть. А коллегам желает здоровья, психологической устойчивости и благополучия.

Фото М. Грибовской, Могилев, и из архива В. Клочкова,О. Гришанова