Необычные подопечные педиатра Трояновской

28 июля 2020

Автор(ы):
Ирина Янушкевич


Фото автора.
Фото автора.
Врач-педиатр 15-й городской детской поликлиники Минска Ирина Трояновская уже несколько лет руководит центром помощи диким животным «Сирин». За это время ей вместе с единомышленниками удалось спасти более 1 000 братьев наших меньших. 



Иппотерапия? поликлиника!

Все начиналось с любви к лошадям. Этими животными Ирина Трояновская восхищалась с детства, занималась верховой ездой. В старших классах увлечение привело ее в инструкторы по иппотерапии. И вот когда пришла пора выбирать свой путь в жизни, перед Ириной встал вопрос: остаться в профессиональном спорте или стать врачом. По словам собеседницы, тогда она надеялась, что лечебная верховая езда получит большое развитие в нашей стране. Девушка поступила в БГМУ. Причем целенаправленно шла на педиатрический факультет. Признается, что ей нравилось работать именно с детьми.  

— Очень хотела быть неврологом или психотерапевтом. Такое желание во многом связано с занятиями иппотерапией. И я всерьез к этому готовилась, писала тематические научные работы, — рассказывает Ирина. — Но на распределении, когда подошла моя очередь, оказалось, что варианта только два: скорая медпомощь или поликлиника. Первый для меня был однозначно неприемлем, т. к. я не готова была работать сутки напролет, не спать по ночам. Поэтому выбрала второй. 

Так Ирина Трояновская пришла в 15-ю городскую детскую поликлинику Минска. Сначала в качестве интерна, затем молодого специалиста. Свой первый рабочий день уже в качестве врача-педиатра помнит до сих пор. И добавляет, что начинать было страшно. 

— В интернатуре все же чувствуешь себя более расслабленно. Знаешь, что рядом есть опытный врач, ходишь за ним, делаешь назначения, выполняешь манипуляции. Тогда казалось, что и в дальнейшем меня ждет что-то подобное. Но реальность оказалась совсем иной, — поясняет собеседница. — И вот первый рабочий день, я еще дома собираюсь, а мне звонят из поликлиники и говорят, что вообще-то уже идет прием. У меня было 27 пациентов. Честно, я даже растерялась. Постепенно при помощи коллег втянулась.

Начинала Ирина в 1-м педиатрическом отделении на 5-м участке. За 2 года у нее сложились хорошие отношения и с детьми, и с их родителями. После отпуска по уходу за ребенком в силу обстоятельств вернулась уже во 2-е педиатрическое, на 20-й участок. Но такие перемены нисколько не разочаровали. Специалист признается, что к любому ребенку можно найти подход.

Старт… с аистят

До рождения дочки Ирина Трояновская продолжала заниматься иппотерапией с детьми с ДЦП и психоневрологическими проблемами, но уже на подворье Свято-Елисаветинского монастыря. А во время отпуска по уходу за ребенком вспомнила об идее, которую вынашивала давно, — анималотерапии. 

— Там же, на подворье, в 2015 году организовала своеобразный зоопарк. Первыми его обитателями были козочки, кролики, курочки, вороны, северный олень, лиса, енот. К нам приезжали дети на экскурсии, смотрели, кормили животных, некоторых брали на руки и гладили. Но это не была та самая анималотерапия, — рассказывает Ирина. — А потом я забрала аистят из Бреста, упавших вместе с гнездом. Позвонили небезразличные люди и попросили помочь птицам. Аистят удалось выходить и выпустить на волю. Однако после этого спасения к нам стало поступать все больше и больше животных и птиц, которым требовалась помощь. Так началась история центра помощи диким животным «Сирин».

Спустя 2 года все мохнатые и пернатые обитатели, численность которых продолжала расти, переехали с монастырского подворья на территорию фермерского хозяйства в Дзержинском районе. Центр постепенно развивался, появились первые сотрудники. А для самой Ирины возросла мера ответственности. 

— В 2018-м мы стали участниками конкурса социальных проектов Social weekend. Это было серьезным стимулом, чтобы зарегистрировать «Сирин» как природоохранное учреждение и официально оформить наших животных, — вспоминает специалист. — Кроме того, начали строить вольеры для всех обитателей, поскольку раньше у нас их было всего несколько. Остальное —  какие-то самодельные конструкции, клетки. А такого для полноценной жизни наших питомцев было недостаточно.

Сегодня в «Сирине» находятся около 100 животных и птиц. Из них 40 постоянных, которые уже не вернутся в дикую природу из-за высокого уровня социализации или различных травм. В центре 4 постоянных сотрудника, помогают еще 15 волонтеров. Самой Ирине приходится совмещать визиты сюда с работой на 1,5 ставки в поликлинике.

— Приезжаю обычно 2–3 раза в неделю. Или когда срочно требуется моя помощь. Кстати, медицинское образование в этом плане мне очень помогает. По сути медикаментозное лечение животных отличается только дозировками, — поясняет Ирина Трояновская. — Скажем, при пневмонии даем им те же препараты, которые назначают детям. К ветеринарам обращаемся только по поводу травм. Хотя если повреждение не сложное, то можем справиться самостоятельно. 

Сторожевой Леха и домашняя елка

Обитатели «Сирина» уже привыкли к Ирине, а она к ним. Это не распространяется лишь на тех, кто готовится к выпуску на волю. Такие животные и птицы должны минимально контактировать с людьми. Даже те, кто приезжает на экскурсии в центр, видят их мимолетом. 

Среди всех собеседница особо отмечает лису Пудру. Говорит, наверное, потому что она была самой первой представительницей своего вида в центре. Прежние владельцы намеривались пустить эту рыжую красотку на шубу, а Ирина ее выкупила. К слову, у каждого обитателя центра есть имя. Кроме тех, кто отправится в дикую природу. 

— Уже 3 года у нас живет аист Леха, которого передала Логойская ветстанция. Мы его называем «сторожевой птицей»: гоняет детей, животных.  Не любит мужчин, а женщин почитает, если они его кормят. Неоднократно Леха от нас улетал, но возвращался, — рассказывает Ирина. — Дважды я пыталась его увезти, потому что он обижал наших чаек. Причем второй раз заехала очень далеко. В течение трех месяцев его не было, а потом приезжает пожилая пара вместе с аистом — а это наш Леха! Узнали его, потому что он окольцованный.

Еще одна птица из центра переехала к Ирине домой. Одного из птенцов сипухи, которые вывелись в этом году, специалист забрала совсем маленьким, 12-дневным, чтобы выкормить. Признается, давно хотела именно такую сову — эти птицы хорошо обучаются и адаптируются. Елке уже 2 месяца, обитает на балконе и очень довольна жизнью среди людей.

— Между прочим, это редкий вид для Беларуси: точно известна одна гнездящаяся пара на территории страны.

Ненужная экзотика

Часть животных попадает в центр от людей, которые решились завести себе необычного питомца. Яркий пример — еноты. По словам Ирины Трояновской, их невозможно держать в квартире, но владельцы начинают понимать это спустя какое-то время. Как результат, енотов или привозят в «Сирин», или просто выбрасывают на улицу. Так, оказавшись ненужными, в центр попали и два ворона. Причем если первого передала хозяйка, то второй сам забрел на территорию школы. Но, к счастью, отмечает Ирина, сейчас пик моды на домашнюю экзотику проходит.

— Немало у нас животных из контактных зоопарков, которые с прошлого года начали закрываться. Кого-то удалось пристроить, кто-то остался. Вообще к контактным зоопаркам в том виде, в каком они есть, отношусь негативно. Одно дело — «Парк животных» под Барановичами, где обитатели свободно перемещаются и по желанию могут не сталкиваться с людьми. Основная же масса контактных зоопарков у нас, во-первых, располагалась в закрытых помещениях. Во-вторых, животные всегда доступны для посетителей — неважно, хотят они того или нет, — рассуждает Ирина. — По своему опыту могу сказать, что, к примеру, из контактного зоопарка в Витебске животные приехали в досмотренном состоянии. А вот из Бреста — в ужасном. Лиса первое время просто лежала и выла круглые сутки. 

Сегодня основная проблема «Сирина» заключается в том, что места катастрофически не хватает: свободных вольеров нет, а животные продолжают поступать. Чтобы нормально разместить всех, нужно расширяться. Вместе с командой Ирина Трояновская организовала сбор средств на покупку участка для центра. Если все удастся, то работа продолжится. В противном случае животных и птиц за полгода придется пристроить и закрыться.

— Очень люблю приезжать в «Сирин». Я там отдыхаю. При этом медицину я тоже люблю, мне нравится моя работа. Не исключаю, что когда-нибудь мне, возможно, придется выбирать что-то одно, но, если честно, не хотелось бы, — признается собеседница.






Фото предоставлены проектом "Рождённые свободными"